Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Импортозамещения в премиум-дизайне не получится. И из Китая мебель мы возить точно не будем!»

×
Разговор на Малине 19 марта 2015 в 21:31
Проблемы с видео?
В материале:

Зиганшин Артур

Артур Зиганшин (ГК Euro Mobili) и Данил Аникин (дизайн-студия Transforma) — о том, что сегодня происходит в сфере дизайна и оснащения коммерческих интерьеров.

Смотрите также:

Артур Зиганшин — о поддержке малого бизнеса: «Если будут «бесплатные деньги», потеряется философия бизнеса»

«Брат принцессы Дианы, её наследник, разрешил нам сделать копии мебели из их поместья. С каждого проданного предмета он получает роялти, что помогает поддерживать первозданный вид поместья»


Артур Зиганшин — коммерческий директор ГК Euro Mobili, собственник компании Art Mobili. Проектированием и комплексным оснащением офисов, банков и гостиниц занимается более 10 лет. С 2003 года компания Art Mobili осуществляет функции генерального подрядчика — управляет проектами на всех этапах реализации. Среди масштабных проектов, реализованных компанией, — полная комплектация Центрального стадиона; зданий Уральского государственного театра эстрады, ОАО «МРСК Урала», ОАО «Газпромнефть-Урал», ОАО «Ростелеком» и ЗАО «Группа Синара». В 2014 году компания стала членом Уральской торгово-промышленной палаты. Тогда же, в 2014 году, Art Mobili была включена в группу компаний Euro Mobili, куда также входят фабрика офисной мебели и строительная компания по производству и монтажу офисных перегородок, дверей и конструкций из стекла. 

Данил Аникин — директор дизайн-студии Transforma. Окончил Уральскую архитектурную академию. Дизайном помещений занимается 15 лет. В 2000 году вместе с Верой Семерековой, Ольгой Калмыковой и Евгением Баженовым создал дизайн-студию DVOE. За последние десять лет специалисты студии реализовали внушительное количество проектов — крупных торговых комплексов, офисных центров, ресторанов, отелей, демонстрационных залов. Сегодня каждый из дизайнеров организовал собственное дело. Данил Аникин занимается студией Transforma, которая разрабатывает дизайн общественных пространств. Среди реализованных проектов — ресторан Stern, велнес-клуб «Тихвин», ресторан японской кухни SU MO, виски-бар Churchill.


Ольга Чебыкина: Артур, Данил, здравствуйте. Для начала вопрос, который сегодня актуален для каждого предпринимателя: есть ли кризис в ваших сферах?

Артур Зиганшин: В нашей сфере, скорее, не кризис в полном понимании этого слова, а паника и неопределённость. Ряд проектов у нас встали на паузу, люди не понимают, что с ними делать дальше. Буквально вчера я общался по поводу нашего любимого Центрального стадиона — пока нет никакой конкретики, не существует никакого проекта, и в какие сроки и бюджеты всё будет реализовано, никто не знает. 

ОЧ: Данил, будете ли вы солидарны?

Данил Аникин: Да, абсолютно, если считать сигналом кризиса уменьшение количества объёма работы.

ОЧ: Вы делали совместно несколько проектов. На каком этапе должны подключаться дизайнеры?

ДА: Нужно разделять дизайн и архитектуру. Мы занимаемся дизайном — это отделка, имидж, свет. И я считаю, что чем позднее к нам обратятся, чем меньше времени на проект, тем лучше он будет. Чем ближе к моменту открытия происходит проектирование, тем меньше времени у заказчика на сомнения и метания, которые накладывают отпечаток на проектирование. А в процессе метаний, безусловно, происходит потеря качества.

ОЧ: Есть ли у вас любимый проект из уже реализованных?

ДА: Да, я люблю велнес-клуб «Тихвинъ», рестораны Stern, «Касторка». Мы вообще рестораны любим проектировать (улыбается).

ОЧ: Артур, в вашем случае — обратная ситуация: чем раньше к вам обратятся, тем лучше?

АЗ: Я всё-таки соглашусь с Данилом, потому что размазанность по времени и на нас негативно сказывается. Но конкретно нам важно как можно раньше получить информацию о проекте, точку входа в проект. Мы можем ничем не заниматься на протяжении строительства, но раз мы в него вошли, мы можем заниматься своими делами — готовить презентации, вести переговоры. По ходу строительства объекта могут меняться технические характеристики, приходится их перепроверять, перемерять. Но нам важно, чтобы точка входа была как можно раньше.

ОЧ: Вчера мы встречались с застройщиками, и они рассказали о том, что всё подорожало. Например, есть отечественная плитка «Пиастрелла», но красители для неё итальянские. Раз — и чек отличается от того, что было раньше, на 20%. Вы работаете только с европейцами? Или используете что-то местное, российское?

АЗ: В Москве и Подмосковье есть достойные производства, которые делают мебель среднего и эконом-класса. Но бизнес- и премиум-класса в России нет. 

Мы начали отлаживать в Екатеринбурге собственное коробочное производство: мы производим корпусную офисную мебель, в том числе из импортных комплектующих. 

ОЧ: Получается дешевле и доступнее?

АЗ: Мы можем сами контролировать ценообразование. Получая по импорту итальянскую мебель, мы имеем фиксированный прайс, а здесь можем сами устанавливать ценник, например, в любой момент поменять в конструкции какую-нибудь деталь.

ОЧ: Но лакшери-сегмент нельзя заменить никаким отечественным производителем?

АЗ: К сожалению, да. 

ОЧ: Данил, допустим, вы придумали классный интерьер и знаете, что для него понадобятся предметы и материалы из Европы или Америки. Возможно ли уместить полёт вашей творческой мысли в экономические реалии?

ДА: На стадии концепции мы без тормозов делаем образ. Потом на эту концепцию начинают накладываться обстоятельства, рамки и бюджеты. На неё влияет много факторов, и постепенно она меняется. В итоге мы получаем окончательный проект, который будет реализуем. 

Рамки, которые появляются в связи с обстоятельствами, более узки. К сожалению, первое время это будет сказываться на качестве. Но я думаю, что мы приспособимся и что-то придумаем. Надеюсь, это подстегнёт отечественное производство, и через какое-то время оно сможет нам предложить что-то подобное европейскому продукту. 

ОЧ: Артур, вы назвали в качестве одного из решений проблемы локализацию, привлечение местных производителей. Сейчас также существует вектор обращения на восточный рынок, взгляд в сторону Китая. Есть ли китайские аналоги, которые могли бы удовлетворить местного заказчика?

АЗ: Мы изучаем все рынки, в том числе и азиатский. Достойный продукт есть. Другое дело, какая у него цена — она порой может быть сопоставима с европейской. Кроме того, в нашей практике не было использования китайской продукции по той простой причине, что каждый проект для нас является индивидуальным. А если брать во внимание логистику, то в случае с китайским продуктом она получается дороже, чем с российским или даже европейским. 

Если бы у нас был клиент, который бы покупал тысячу стульев каждый месяц, мы бы возили их из Китая. Но так как у нас каждый проект индивидуален, то нет смысла рассматривать такой вариант.

ОЧ: А оснащение помещений — вентиляционные системы, лифты, то, что отлажено и требует массовости, — в этом смысле сотрудничаете?

АЗ: Один из проектов моей бизнес-деятельности — это поставка лифтового и эскалаторного оборудования. Мы с Китаем работаем достаточно хорошо. Они в этом плане поднаторели. Чего греха таить, все основные производства, например, OTIS, давно расположены в Китае, и эти лифты пользуются спросом.

ОЧ: В нашей студии была основательница и владелица одного из крупнейших итальянских архитектурных бюро Даниэла Росси Каттанео. Она рассказала о том, что в Италии настолько ужасная экономическая ситуация, что итальянские дизайн-бюро и архитекторы не могут найти достойных заказов, поэтому выходят на другие рынки, в том числе реализуют многие проекты в России. Данил, у вас уже три года работает офис в Милане. Мой вопрос прозвучит немного цинично: не собираетесь ли вы его закрывать? И для чего он вам — для имиджа? 

ДА: Безусловно, это имиджевый проект. Работы по проектированию в Италии нет. Там вообще мало что строится. Я не связываю это с кризисом — это просто факт: в Италии не любят строить новое. Итальянские компании в основном ориентированы на внешний рынок. 

Наша студия в Милане была создана для укрепления международных отношений. Ещё Милан — это серьёзный экспо-центр, и мы создали проект чтобы быть рядом, быть в тонусе. Мы туда ездим, общаемся, у нас там много партнёров, мы у них учимся, смотрим, как они работают. Эта студия служит интересам проекта, который находится в России.

ОЧ: Артур, ваша компания Art Mobili осенью прошлого года объединилась с компанией «Евролок Проект», и теперь у вас есть сильное совместное портфолио. С чем было связано ваше объединение?

АЗ: Это укрепление и создание мощного кулака, который может заходить на проекты и выполнять весь комплекс работ. 

И лично у меня появился один проект — вхождение в общественно-деловую организацию «Деловая Россия». 

ОЧ: Зачем это вам?

АЗ: Чтобы открыть для себя новый кругозор, новые коммуникации и более ранние точки входа в проекты. Ни для кого не секрет, что влияние властных структур на бизнес не ослабляется, а только усиливается. «Деловая Россия» — это структура, которая создана для того, чтобы выстраивать диалог бизнес-сообщества с властью. Именно с этой целью я возглавил комитет по территориальному развитию, который отвечает за то, чтобы власть делилась информацией о планах развития муниципалитетов, регионов, области в целом, чтобы бизнес мог как можно раньше получать нужную ему информацию.

ОЧ: Вы делали проекты для знаменитых холдингов — «Газпрома», «Синары», УГМК. Насколько сильным должно быть лобби, от чего зависит получение таких мощных контрактов? И оправдывает ли себя тендерная система?

АЗ: На мой взгляд, тендерная система в нашей сфере деятельности не работает. Выигрывает тот, кто раньше зашёл в проект, подготовил тендер, вложил в него душу, раньше выстроил отношения с клиентом. 

Лобби важно, но оно важно в любой сфере. В нашем случае главное преимущество по сравнению с другими компаниями — максимальная клиентоориентированность. Мы выстраиваем максимально партнёрские взаимоотношения со своим клиентом.

ОЧ: Есть негативный прогноз, согласно которому едва ли не половина участников рынка покинет его, если ситуация не стабилизируется. А как думаете вы, каким образом будет развиваться ситуация?

АЗ: Как и в любой кризис, который был в стране, выживут те, кто сможет трансформироваться и подстроиться под те условия, которые будут созданы. У нас планы оптимистичные. Мы ищем, каким образом мы можем остаться на плаву, на какие проекты мы можем переключиться, ищем пути дальнейшего развития. Если что-то не сработает, может быть, займёмся социальной сферой. 

ОЧ: Вы сказали, кто сможет трансформироваться. Думаю, это хорошо подходит для проекта, который называется Transforma. Данил, какой у вас прогноз?

ДА: Мне нравится то, что сейчас происходит. Раньше мы были избалованы разными проектами, а сейчас у нас появился азарт. Мы стали думать о стратегии развития, о которой раньше не думали, а занимались только творчеством. Появился отличный стимул для роста и развития. Немного страшно, но мне пока что нравится, и мы оптимистично смотрим вперёд.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зиганшин Артур

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^