Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Антон Баков: «Мы ведём переговоры с «Роснефтью», «Лукойлом», Сбербанком»

×
Разговор на Малине 9 февраля 2015 в 13:40
Проблемы с видео?
В материале:

Баков Антон

Эпатажный политик о своём новом проекте — создании российского офшора в Черногории.

Смотрите также:

«Популизм и ахинея»: «офшорная амнистия» зашла в тупик

Антон Баков: «Мы будем продвигать городской Сенат по франшизе в Москву и Петербург, желающие уже есть»


В Черногории создают пророссийский офшор. Уральский политик Антон Баков купил около 100 га земли в Черногорском городе Никшиче с намерением создать там «русский Гонконг», который будет обслуживать крупные компании РФ, в первую очередь банки и предприятия, попавшие под санкции Евросоюза. По замыслу г-на Бакова, офшор будет создан по примеру Британских Виргинских островов и Кайманов, швейцарского Лихтенштейна, французского Монако, итальянского Ватикана. Политик добавляет: минимизировать риски способен русский офшор, который будет работать в интересах России. Предполагается, что контролировать его будет бизнес и власти РФ.


Екатерина Дегай: Антон Алексеевич, добрый день.

Антон Баков: Добрый день.

ЕД: Вы купили 100 гектаров земли в Черногории, чтобы сделать там офшор. Как это будет работать?

АБ: Пока сложно сказать. Есть поговорка: расскажи Господу Богу про свои планы, насмеши его. Когда мы покупали землю в марте прошлого года, мы искренне думали, что это будет большой культурологический проект, что мы построим там дворец императора, создадим монархический центр, который будет Меккой для монархистов из России. Люди, накупавшись на пляжах Черногории, будут приезжать, бродить по залам дворца, смотреть на картины, на всякие венеры и купидоны. 

Но жизнь сложилась совершенно иначе. Во-первых, русские уже не могут поехать в Черногорию из-за курса евро. Во-вторых, появилась необходимость в том, чтобы спасать Россию. Ещё в прошлом году всё было так легко, хорошо, благодушно, благополучно, а в этом году новости одна катастрофичнее другой. 

У земли, которую мы купили, появилась некая новая функция, которую мы совершенно не планировали, а именно функция буфера между санкциями, между злобным международным сообществом, которое на нас накинулось, и нашей Богом хранимой Россией, в которой мы все имеем честь проживать и работать.

ЕД: Как я понимаю, юридически чуть ли не любой человек может организовать так называемый офшор. Что для этого требуется?

АБ: Мы с самого начала не только покупали землю — мы вели переговоры с правительством Черногории. Император же не является простым человеком. Соответственно, у этой территории должен быть определённый статус. Мы прорабатывали и согласовывали в министерствах и ведомствах Черногории договор о статусе территории примерно как статус Ватикана в Италии. Фактически договор во многом повторяет Латеранские соглашения 1929 года между Италией и Ватиканом. Кое-что мы взяли из соглашения между Швейцарией и Лихтенштейном, кое-что из договора между Монако и Францией. Была проработана форма дочернего мини-государства, которое со всех сторон окружено территорией другого государства. А когда есть такой межгосударственный статус…

ЕД: А он уже есть?

АБ: Мы ещё не подписали все документы, потому что появилась большая экономическая офшорная составляющая. Сейчас мы пытаемся сформировать наблюдательный совет этой зоны. Я в прошлый понедельник был выбран председателем этого прекрасного органа. 

Мы приглашаем наш крупный бизнес. Я ездил в Москву, встречался с председателем совета директоров «Роснефти» академиком Некипеловым. Мы ведём переговоры с «Лукойлом», «Сбербанком», рядом других банков. 

Сегодня, когда есть ограничения, во-первых, по кредитному рейтингу России, который всё время занижают, во-вторых, по работе с российскими ценными бумагами, появление такой прокладки будет достаточно эффективным. Наш враг гораздо больше и сильнее нас, и мы должны действовать нестандартно. Невозможно ввести санкции против третьей стороны, против мини-государства, которое формально не зависимо от России и никак с ней не связано, не ведёт никаких войн. Во-первых, все наши оппоненты — демократическое государства, у их политиков есть ответственность перед населением. Во-вторых, их очень много, им сложно договариваться. Вот если в эту дырочку нам просунуться… 

Основной кризис грядёт, когда наши компании, попавшие под санкции, начнут гасить свои огромные долги на внешнем рынке. И, конечно, эти компании, та же «Роснефть» — чемпион по заимствованиям, — заинтересованы в том, чтобы не гасить долги, а реструктуризировать их. Но для этого нужны какие-то новые финансовые инструменты, потому что финансовые инструменты России, российских компаний заблокированы. Если появятся новые инструменты, которые не связаны напрямую с Россией и которые нельзя будет заблокировать, это даст нам возможность передыха и дальнейшего развития.

ЕД: Вы приглашаете в наблюдательный совет российских бизнесменов и членов правительства Черногории, так?

АБ: Безусловно, без Черногории мы здесь ничего не сделаем. Они, конечно, говорят: «Ребята, вы приходили к нам договариваться об одном, а получается совсем другое». Я отвечаю: «Это не мы такие, это жизнь такая. Когда мы к вам приехали, у нас в России карманы от денег ломились, рубль стоил извините меня. А сейчас всё совсем иначе».

ЕД: Но Черногория — это же не Гонконг, где есть определённые представления об офшорной зоне.

АБ: А вся Черногория и не будет этой зоной. Это будет относительно небольшой населённый пункт. Все офшоры располагаются в небольших населённых пунктах. Помню я, когда приехал открывать в 1990-м году свою первую офшорную компанию в Лихтенштейн, я поразился, что Вадуц, столица Лихтенштейна — это же просто деревня, меньше 4000 жителей. Но там есть три банка и больше 60 тысяч компаний — гораздо больше, чем жителей.  

ЕД: Какие условия вы сможете предложить?

АБ: Изюминка проекта в том, что это будет первый российский офшор. Мы понимаем, что если мы приглашаем туда наши компании, то и контролировать ситуацию должны они. Понятно, что все офшоры действуют по британскому законодательству, тут ничего нового не придумаешь. Но регулирование этого законодательства, внесение в него изменений, проведение судебных процедур — всё это должно быть в руках наблюдательного совета. Очевидно, при нём должен быть создан третейский суд, который бы регулировал отношения как между компаниями, так и между офшором и компаниями. Тогда появится некая степень независимости. Проблема существующих офшоров в том, что они кем-то контролируются, и эти кто-то всегда не Россия, поэтому когда что-то где-то горит и падает, русские деньги погибают в первую очередь, как в Исландии или на Кипре. Мы ведь любим приходить на всё готовенькое, на авось. Наверное, это время уже закончилось, пора уже завести что-то своё.

ЕД: Офшорная зона — это всегда вопрос налогов и вопрос того, насколько раскрывается информация о владельцах компании. Как это будет у вас?

АБ: Думаю, что в данном случае это не основное. При сегодняшней всеобщей прозрачности невозможно скрыть информацию о владельцах крупных компаний. Мы хотим офшор для крупных денег. Крупные деньги любят тишину, но ни о какой секретности речи идти не может.

Здесь важнее не первоначальная функция офшора — уход от налогообложения, а немного другая. Вот когда есть стена между Россией и глобальной экономикой, нужно сделать в ней маленькую калиточку, чтобы в эту калиточку можно было ходить туда-обратно. Чтобы денежки заходили через эту калиточку в Россию и каким-то образом выходили обратно, потому что если они будут только заходить, то это не будет работать. Это процесс циркуляции.

ЕД: Когда ваша калиточка должна заработать? Как вы себе видите развитие этого проекта?

АБ: Это относительно новая мысль, мы начали её разрабатывать в декабре. Если в течение ближайших двух-трёх месяцев мне удастся сформировать представительный наблюдательный совет этой зоны, если бизнес к нам потянется, то система заработает. А если нет, вернёмся к задаче номер один — построить дворец для императора. Сегодня мой младший сын полетел в Никшич с группой геодезистов разбивать стройплощадку. Мы уже построили там, в горах, дорогу, построили башни входной группы. Можно приступать к основному строительству . Бездельничать не будем.

ЕД: У вас должен получиться как минимум туристический объект.

АБ: Да, в любом случае. И ещё — где-то же должен находиться центр российской императорской власти, Романовский центр. Если не получается разместить его в Екатеринбурге, чего я бы больше всего хотел, давайте поместим его в Черногории.

ЕД: В стране существует курс на деофшоризацию и возвращение капитала. Об этом не раз говорил президент, в том числе в послании Федеральному Собранию. Как это бьётся с вашей идеей?

АБ: Этот ход очень предсказуемый: если нас начали обижать заграницей, то мы всё отзовём, спрячем, втянем в себя все щупальца и будем вариться в собственном котле. В своё время такой железный занавес, как вы помните, немножечко подвёл Советский Союз. Мне бы не хотелось бы превращать Россию в аналог Северной Кореи, где все как ёжики с оборонительной стратегией ощетинились иголками. Вариться в собственном котле в XXI веке стратегически не очень дальновидно, да простит меня президент Путин. А вот пытаться найти какие-то ходы, чтобы избежать давления и рисков и сохранить вот эту калитку и какие-то отношения с международной экономикой, мне кажется, более правильное решение.

ЕД: Эта история, безусловно, спорная. Остаётся пожелать вам удачи.

АБ: Так для этого я и пришёл сюда — поспорить с вами. А жизнь покажет.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Баков Антон

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^