Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Ведущая солистка Мариинского театра Ольга Кондина: «Мне кажется, я только сейчас хоть чуть-чуть научилась петь»

×
Разговор на Малине 27 февраля 2015 в 16:55
Проблемы с видео?
В материале:

Кондина Ольга

Певица мировой величины — о мудрости Гергиева-руководителя, о преподавании классики с помощью Youtube и о симпатии к «философу» Борису Гребенщикову.

Смотрите также:

Станислав Швец, солист «Геликон-оперы»: «Партию «Летучего голландца» в мире поют только десять человек. Это огромный риск для голоса, и люди боятся остаться без работы»

Ирина Риндзунер — «уникальное американское сопрано» — вернулась на историческую родину


Ольга Чебыкина: Ольга Дмитриевна, добрый вечер.

Ольга Кондина: Добрый вечер.

ОЧ: Как прошёл концерт?

ОК: Ой, хорошо (улыбается). Я два дня, вчера и сегодня, совершенно счастлива, потому я в родном городе, и я тут всех знаю и всё люблю.

ОЧ: Для наших зрителей скажу, что ваш концерт назывался «Приношение учителю», и в этом выражена вся ваша любовь и благодарность. 

ОК: Этот концерт для меня необходимость. Я считаю, что я обязательно должна хотя бы иногда приезжать и отдавать долги. Меня все любили, меня учили, меня лелеяли. Наполнили сосуд, зажгли факел именно здесь. И я должна что-то отдать.

ОЧ: Кира РодионоваПрофессор Уральской консерватории, педагог Ольги Кондиной — ваш главный учитель в жизни?

ОК: Да. У меня все учителя были замечательные, но Кира Михайловна учила меня петь. Она была светлейшим, добрейшим, интеллигентным, очень тонким, с изящным юмором человеком. Она была необыкновенной личностью. Она относилась ко мне очень бережно и любовно. Каждый день что-то хвалила, что-то находила — «Давай вот это запомним… А как ты бы хотела сделать? А может, немножко так?» Что-то сделаем — рассмотрим, развернём немножко, добавим… Это была очень кропотливая работа, трудная и долгая, и сколько терпения нужно было, чтобы меня научить, я не представляю.

ОЧ: Мне однажды выпала честь беседовать с Еленой Образцовой, и она тоже рассказывала про своего первого учителя — преподавателя музыки в Доме пионеров. Наверное, это черта великих артистов — отдавать дань уважения и вдохновенно говорить про своих учителей. 

С Еленой Васильевной мы обсуждали ещё одну тему — утечку наших прекрасных голосов за рубеж. Она сказал, что, было бы хорошо, «если бы директорам театров хватало ума, как Гергиеву: он разрешает всем певцам гулять по свету, но они обязаны петь в Мариинском театре». Вы ведущая солистка Мариинки с 1985 года. Я не возьмусь перечислять мировые площадки, на которых вы выступали, но тем не менее вы остаётесь в России. Стратегия маэстро сыграла роль в вашей судьбе?

ОК: Валерий Абисалович не сразу к этому пришёл. Когда он стал главным дирижёром театра после Темирканова,Юрий Темирканов — художественный руководитель и главный дирижёр театра оперы и балета имени Кирова (ныне — Мариинский театр) с 1976 по 1988 год. то немножко узурпировал труппу и первое время никого не хотел отпускать. Правда, потом он понял, что так мы перестанем развиваться, не будем чувствовать себя свободными, не получим новых впечатлений, новой информации… Когда человек получает что-то новое, он развивается, живёт, он принесёт домой что-то свежее, красивое. А если он дома сидит и ничего не получает, тогда он может увянуть. Валерий Абисалович это понял и стал нас отпускать. Мы только должны были заранее поставить в компьютер числа, когда нас не будет, и всё. Расписание составлялось исходя из этого. 

Это очень большое дело и мудрая практика. У нас в театре теперь, по-моему, идёт весь мировой репертуар. Я не знаю оперы, которая не идёт у нас в театре. Может быть, только старинные оперы ГлюкаКристоф Виллибальд Глюк — австрийский композитор XVIII века, автор множества опер, среди которых — «Орфей и Эвридика», «Ифигения в Тавриде», «Альцеста» и другие. или Якова Пери.Яков Пери — итальянский композитор эпохи Возрождения Или, например, «Манон» МасснеЖюль Массне — французский композитор рубежа XIX-XX века у нас до сих пор не идёт — «Манон» Пуччини более распространённый вариант, — и Валерий Абисалович отпустил меня, я поехала в Америку и спела эту прекрасную оперу. Я благодарная ему за все моменты, когда он меня отпускал, а ещё больше — за те моменты, когда он приглашал меня выступать вместе с ним. Это были самые счастливые моменты в моей жизни.

ОЧ: А какая ваша любимая сцена помимо Мариинки?

ОК: Мне почему-то очень запомнился театр «Колон» в Аргентине. Там удивительная, изумительная акустика. И ещё «Лисео» в Барселоне, я пела там на конкурсе. Тот зал до пожара вмещал четыре с половиной тысячи зрителей. Но все театры разные — знаете, мамы всякие нужны, мамы всякие важны. 

ОЧ: Многие великие музыканты в нашей стране так или иначе связаны с политикой. Гергиев, Мацуев,Башмет — доверенные лица президента, входят в различные советы и так далее. Вас президентским указом дважды награждали за заслуги. Вы и политика совместимы? Хотелось ли вам каких-то таких полномочий, чтобы что-нибудь сделать в музыкальном мире, или просто для амбиций?

ОК: Нет, для амбиций нет. Если уж понадобится, если бы была необходимость, и я бы соответствовала намерениям и пожеланиям, я бы с удовольствием приняла активное участие. Но самостоятельно в политику — нет. Это очень далеко от меня. Мне кажется, что на это уходит много времени, и половина — впустую. Я предпочитаю заниматься тем, что я умею и люблю, то есть музыкой.

ОЧ: Вы выступаете вместе с дочкой, она скрипачка. Есть программа Ave Maria, где вы вместе выходите на сцену…

ОК: Не только Ave Maria, мы её и в других программах показывали. Да, дочка тоже закончила консерваторию, она тоже музыкант, у неё очень тонкий слух и хороший вкус. И мне кажется, что она умнее и образованнее меня, потому что она без конца читает, не замыкается. 

По-моему, современные молодые люди образованнее нас, потому что они владеют большей информацией — если они её правильно используют, конечно. Что касается меня, то я пользуюсь ютьюбом. Там можно услышать всё, что только существует на свете. Раньше это нужно было искать, покупать, где-то заказывать, и то не найдёшь, что тебе нужно. А теперь нажал на кнопочку — и всё там есть, всё! Любая запись — пожалуйста, пользуйся. Для студентов это тоже хорошо, потому что ты им рассказываешь что-нибудь такое, а можно не рассказывать, а найти на юьтюбе и дать послушать. Это ли не чудо?

ОЧ: У вас же у самой диплом скрипачки. Как давно вы брали инструмент в руки?

ОК: Давно, давно.

ОЧ: Как же так? У вас вот и дочь играет. Нет ли соблазна вернуться к истокам?

ОК: Сначала он у меня был, но быстро угас, потому что мне было некогда. Драмкружок, кружок по фото, а ещё и петь охота — не подходит, нужно как-то определиться. Мне было некогда, я учила партии, они длинные, на иностранном языке. Вот вышеупомянутая «Манон» Массне — это пять актов на французском языке, диалоги, и в каждом акте по арии — там пять арий у Манон. Это огромный труд. Когда ты ещё успеешь на скрипке играть? 

ОЧ: В одном интервью вы сказали, что боитесь «приобрести жёсткость, холодность, равнодушие, сухость, которая может появиться с годами».

ОК: Да, я так боюсь, вы знаете. 

ОЧ: А как вы тестируете, что это не появилось?

ОК: Я не знаю. Я боюсь пропустить этот момент. В том-то и дело, что я не тестирую. Я считаю, что всё, что человек говорит или делает, должно быть правдой и идти от души, от сердца. Тем более со сцены, когда столько людей смотрит на тебя, слушает тебя. Ты должен быть перед ними честен, говорить то, что ты думаешь и чувствуешь, что ты хочешь и должен им сказать. А по привычке, или по инерции, или по остаточному принципу это перестаёт быть живым творчеством, понимаете? В эту мастеровитость очень опасно попасть. Я этого боюсь, правда. 

Всё, что мы поём, это шедевры. Это нетленка, то, что пережило века. Вся плохая музыка отмирает, остаётся только самое лучшее. Поэтому если вы прикасаетесь к этому, к сердцу человека, создавшему музыку, которая всех волнует, надо трепетать в ответ. 

Иногда я замечаю, что современная школа — и фортепианная, и скрипичная — немножечко превосходят в технике предыдущие. Если очень грубо говорить, то пианисты играют быстрее, скрипачи виртуознее. То, что раньше играл только Кремер,Гидон Кремер — советский и латвийский скрипач и дирижёр теперь все играют в восьмом классе — «Последнюю розу лета»«Последняя роза лета» — стихотворение ирландского поэта Томаса Мура, положенное на музыку и ставшее песней. Вариация этой песни, написанная композитором Генрихом Вильгельмом Эрнстом, считается одним из сложнейших произведений для скрипки. или что-нибудь такое, запредельно трудное. Но это не отменяет того, о чём я говорю, — сущности искусства. 

Предмет искусства — это чувства, которые рождаются во время звучания. И я должна это чувство передать вам посредством музыки и слова, чтобы вы получили его. Понимаете? А шум, если просто производятся звуки или даже слова, пусть чисто, пусть не ошибся ни разу, но это ещё не предмет искусства. Это только шум, первоначальный хаос, из которого должно родиться произведение.

ОЧ: Если пресса не обманывает, вам нравится Борис Гребенщиков. Нравится — это значит, что он созвучен вашей душе?

ОК: Борис Гребенщиков мне интересен тем, что он цельный человек, притягательная личность. Он философ, у него интересное своеобразное мировоззрение. Он образованный, интеллектуальный человек. Не то что я покупаю его пластинки и слушаю — до таких высот я ещё не дошла. Но всякий раз, когда я слышу беседу с ним или что-то в его исполнении, меня это привлекает. Я очень довольна, что знакома с ним.

ОЧ: Вы сейчас кто больше — петербурженка, или вы человек мира, или свердловчанка?

ОК: Я даже не знаю. Здесь мой дом, здесь я родилась, это мой родной город. Здесь я была маленькой девочкой, бегала по двору, училась в школе. Я встретила Борю в подготовительном классе десятилетки, и мы до сих пор вместе. Многие юношеские события произошли именно здесь. 

Но моя жизнь началась уже там, в Петербурге. Я приехала туда, и Темирканов сразу же пригласил меня в театр. Конечно, я в этот же момент полюбила и город, и театр, и началась моя жизнь, а не жизнь моих родителей. Я вышла замуж в Петербурге, я до сих пор служу в Мариинском театре. Поэтому я не знаю, как правильно сказать.

ОЧ: У вас замечательная карьера, признание и награды. Осталось ли о чём ещё мечтать? Мне кажется, вы такой человек, которому без мечты никак нельзя.

ОК: Мечтаю о внуках (улыбается).

ОЧ: То есть все партии, о которых мечталось, уже спеты, и теперь можно переводить энергию в колыбельные?

ОК: Нет, я, конечно хочу петь. Мне кажется, я вот только сейчас научилась петь чуть-чуть получше, и вот уже надо заканчивать, это очень обидно (смеётся). Мне бы хотелось ещё попеть.

ОЧ: Обязательно пойте! Я желаю вам, безусловно, пения и, конечно, внуков.

ОК: Спасибо. А я хочу пожелать всем — моему родному городу, всем людям, кто здесь живёт, — добра и счастья, чтобы всё здесь было красиво, чтобы всё расцветало и процветало, чтобы город строился. Смотрите, какой он красивый стал. И всем моим любимым свердловчанам, екатеринбуржцам я желаю тепла, добра, здоровья и счастья.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр: Дмитрий Худяков

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Кондина Ольга

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^