Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В алкогольной рознице сейчас критична скорость»

×
Разговор на Малине 25 февраля 2015 в 18:51
Проблемы с видео?
В материале:

Чамовских Владимир, Семь пятниц

Генеральный директор ГК «Семь пятниц» Владимир Чамовских — о том, почему алкомаркеты сегодня появляются на каждом углу.

Смотрите также:

Наталья Матыцина, совладелец винотеки «Проект Шедевры»: «Хочу красное полусладкое» — это пароль для сомелье, что человек в вине не разбирается»

Винный эксперт Таня Манн Пахмутова: «Я думала, что Чичваркин, продавец телефонов, создал магазин-игрушку, не заботясь о вине. Оказалось, это не так»


Владимир Чамовских (24 года) — генеральный директор ГК «Семь пятниц». Холдинг по дистрибуции алкоголя «Владимир и К», включающий сеть алкомаркетов «Семь пятниц» и Среднеуральский винозавод, был основан его дедом.

Владимир Чамовских в семейном бизнесе с 2007 года. В 2010 году он возглавил подразделение по дистрибуции алкоголя. В 2012 году принимал участие в открытии первого алкомаркета сети «Семь пятниц». На сегодняшний день сеть насчитывает 105 магазинов. Основной регион присутствия — Свердловская область, также магазины сети есть на территории Тюменской области, ХМАО и в Пермском крае.

В планах компании в 2015 году увеличить количество собственных магазинов до 438. В январе стартовала обширная программа по продаже франшизы.


Екатерина Дегай: Со стороны кажется, что люди стали больше пить, но на самом деле это не так: все последние исследования говорят о том, что в России пить стали меньше. К этому приложило руку государство, последние десять лет активно ограничивая производство и продажу и нелегального, и легального алкоголя. Пить правда не стали больше?

Владимир Чамовских: Да, пить больше не стали. Наша сеть забирает покупателей из других магазинов.

ЕД: Почему растёт алкогольная розница? Это происходит из-за того, в регионах появляются большие сети и скоро туда придут федеральные игроки и построят большие федеральные сети по всей стране? Такой процесс идёт?

ВЧ: Да, всё верно. Было много продаж сигарет и пива в киосках. Три года назад киоски запретили, поэтому сегмент шаговой доступности пива и сигарет переходит в магазины у дома.

Рынок действительно растёт. Сейчас на нём есть довольно много региональных игроков, некоторые претендуют на федеральный уровень.

ЕД: На перекрёстке Восточной и Куйбышева находятся два ваших алкомаркета, два «Красное&Белое», и рядом ещё «Магнум» — пять точек на одном маленьком пятачке. Откуда такая высокая концентрация? Это отчасти даже какой-то каннибализм.

ВЧ: Объясняю. «Магнум» — это сеть алкомаркетов, которая присутствует в Екатеринбурге дольше всего. Мы с ней совершенно разные. У нас торговые залы небольшие, в среднем 80 квадратных метров, и на наших площадях располагается более 3000 позиций. В «Магнуме» другая ситуация: большой ассортимент и совершенно другие цены. У нас средняя выручка с квадратного метра почти в два раза выше, чем в среднем в ритейле. Мы выставляем большой ассортимент на маленьком пространстве и понимаем, что не надо ставить один кетчуп в 25 фейсов. Люди и так его увидят, если на этот кетчуп хорошая цена.

Что касается перекрёстка Куйбышева — Восточная — у нас есть и более интересный пример. На перекрёстке Ленина — Гагарина у нас в одном и том же доме стоит два магазина. Просто у них разный трафик. Люди идут домой и по пути могут купить, допустим, сигареты, хлеб, молоко — это у нас тоже продаётся. У нас такой формат — вышел в тапочках в магазин, не надо никуда далеко идти.

Мы очень трепетно относимся к тому, чтобы человек не задерживался в магазине. Для этого должна быть понятная планограмма, то есть покупатель интуитивно должен понимать, где что лежит. Мне кажется, мы этого добились.

ЕД: Сейчас вы развиваете франшизу и хотите с помощью этого инструмента расширять сеть, выходя за пределы региона.

ВЧ: Мы понимаем, что есть рынок, который по большому счёту ещё никем не охвачен. Есть более и менее крупные игроки, но глобально рынок России охвачен процентов на десять. Поэтому скорость сейчас критически важна.

Мы понимаем, что мы как компания можем развивать нашу сеть с некой скоростью. Но если к нам подключится 100, 200, 300 человек, то сеть будет развиваться быстрее, и бренд будет укрепляться.

По большому счёту, мы можем открыть магазин на три дома, и он будет прибыльный. Мы можем тыкать магазин через каждые два дома — один собственный, другой франшизный. Для компании абсолютно неважно, кто инвестирует деньги — или это собственные деньги компании, или деньги франшизы. Франшизный магазин обслуживается точно так же, как и собственная розница. Большинство людей в компании даже не будет видеть разницу и знать, какой именно это магазин.

ЕД: Складывается впечатление, что вы строите гигантскую сетку, чтобы потом её продать. Может ли быть такой сценарий? Реально ли, что придёт человек с большими деньгами и скажет, что хочет купить вашу сеть?

ВЧ: Нет. Мы видим в себе и опыт, и потенциал. Мы работаем на рынке алкоголя уже 23 года, имеем колоссальный опыт работы с алкоголем, понимаем, что нужно делать, и делаем это.

ЕД: Всё, что касается алкоголя, контролируется государством. В последние лет десять было много ограничений, однако сейчас, кажется, государство стало чуть-чуть подотпускать ситуацию. Разрешили рекламу вина, правда, отечественного. Идёт речь о том, что могут разрешить онлайн-торговлю алкоголем. Как государство влияет на ваш бизнес?

ВЧ: Я считаю, что государство ведёт абсолютно правильную сбалансированную политику, и все меры ужесточения, которые принимались ранее, действительно были нужны. Рынок нелегального алкоголя большой, но ни один вменяемый предприниматель, который имеет свою сетку, не будет торговать нелегальным алкоголем, потому что он понимает, что это будет чревато. Государство просто не даст заниматься нелегалом. Поэтому весь нелегальный алкоголь сбывается или по частным продуктовым магазинам, которые есть, допустим, в деревнях. Или есть такие сервисы — казахскую водку можно купить через интернет или позвонив по телефону.

Чем больше будет экспансия сетей, тем белее будет рынок. Ни одна сеть не согласится на сиюминутную выгоду, потому что это всё очень легко отслеживается. Кого в первую очередь мониторят — у кого больше канал сбыта, то есть все сети.

Государство предоставило нам сервис, в котором можно по номеру марки проверить каждую бутылку. И мы просто не принимаем товар и не подписываем накладные, пока не проверим каждую партию. Очень редко бывает, что нам пытаются всунуть что-то нелегальное — тогда мы просто перестаём работать с этим поставщиком.

ЕД: Кстати о производстве алкоголя. В вашей группе компаний же есть винзавод, который находится в Среднеуральске, но он уже несколько лет стоит.

ВЧ: Мы переделали производственную базу под логистический комплекс, поскольку нам нужно было больше складов. Завода как такового больше не будет, производить мы больше не будем.

ЕД: А вообще выгодно производить алкоголь в нашей стране?

ВЧ: Нет, это не очень выгодная история — именно поэтому мы свернули бизнес. Каждая компания должна на чём-то специализироваться. Есть специалисты, которые выпускают много вина, а есть специалисты, которые выпускают много водки. Это их рынок, и мы поняли, что он не наш.

Когда мы купили завод и начали его развивать, он был на 150-м месте по производству вина. В момент, когда мы не смогли получить лицензию на производство алкоголя, он был на 15-м месте, то есть мы хорошо его раскрутили. Но после того как мы упустили рынок, мы поняли, что входить на него по новой, тратя ресурсы, силы и время, просто не выгодно.

ЕД: Ваша сеть, как, кстати, и «Красное&Белое» — семейный бизнес. Вашу компанию начинал строить ещё ваш дедушка.

ВЧ: Да, ещё дедушка, он делал бизнес вместе с родителями. Я работаю в компании с 16 лет.

ЕД: Вас можно назвать вундеркиндом от алкогольной розницы, потому что вы возглавили компанию, когда вам было 20 лет.

ВЧ: На самом деле я возглавил подразделение компании в 18 лет. Когда мы купили завод, этим активом некому было заниматься. Это пришлось делать мне в 18 лет. Тогда как раз был кризис 2008 года.

ЕД: Наверное, люди думали: ну что там, 18-летний парень, очередной мажор.

ВЧ: Да, все так и говорили.

ЕД: А сейчас?

ВЧ: Сейчас так никто не говорит.

ЕД: Про ритейл говорят, что либо ты в нём №1, либо никто. Ваш главный конкурент сейчас — сеть «Красное&Белое». Она больше. У вас есть амбиции обойти её? Реально ли это?

ВЧ: В 60-х годах в Америке у Wal-Mart было сто магазинов, а у их конкурента — полторы тысячи. Через десять лет Wal-Mart его обогнал. Поживём — увидим.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^