Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Я страшный человек, у меня сумасшедшая энергетика»

×
Разговор на Малине 24 февраля 2015 в 16:10
Проблемы с видео?
В материале:

Лайтфут Пол, Екатеринбургский театр оперы и балета

Пол Лайтфут, художественный руководитель Нидерландского театра танца — о своей первой постановке в России.

Смотрите также:

Пол Гордон Эмерсон, постановщик, бросивший работу в конгрессе США ради сцены: «Когда политики бессильны, поможет танец»

Художественный руководитель «Эксцентрик-балета» Сергей Смирнов: «Золотомасочником быть сложно»


Ольга Чебыкина: Пол, добрый день.

Хореограф Пол Лайтфут родился в Великобритании, учился в Королевской балетной школе. В 1985 году вошёл в труппу Нидерландского театра танца: сначала выступал как танцовщик, затем стал хореографом. В 1988 году поставил свой первый балет вместе с Соль Леон, которая впоследствии стала его женой. В 2002 году они стали постоянными хореографами Нидерландского театра танца. В их репертуаре более 50 спектаклей, удостоенных множества премий.

Пол Лайтфут: Добрый ве… Добрый день! Доброе утро! Где мы? (хохочет)

ОЧ: Рада приветствовать вас в нашей студии. Сразу хочу спросить про вашу очаровательную рубашку — она немножко похожа на косоворотку. Вы специально оделись в russian style? Я вот косы для вас в русском стиле заплела, чтобы вы думали, что у нас тут все так ходят, что, конечно, не так.

ПЛ: Да, я впечатлён, это очень красиво, и ваша юбка похожа на балетную пачку.

ОЧ: Как вас встретила Россия? Я знаю, что ваш чемодан прилетел в Екатеринбург позже вас на три дня. Как вы к этому отнеслись? 

ПЛ: Это меня очень беспокоило. Чемодан нашли через несколько дней; думаю, его потеряли в Москве. Но теперь чемодан со мной, и я как заново родился.

ОЧ: Должна сказать для зрителей, что за кадром Пол попросил меня не задавать ему скучных вопросов, поэтому мы начали разговор с великим человеком с рубашки и чемодана.

ПЛ: (хохочет) Ну, теперь можете задавать мне скучные вопросы.

ОЧ: Теперь не скучный, но банальный вопрос. Это ваша первая постановка в академическом театре в России, и ваш выбор пал на Екатеринбург. Какими коврижками вас к нам заманили? Предложили больше денег, чем все остальные?

ПЛ: Я работаю с хореографом Соль Леон. Мы уже делали проект в России — с Дианой Вишнёвой, прима-балериной Мариинского театра. И я хорошо знаю Славу Самодурова. Однажды он спросил, будет ли Соль и мне интересно поработать здесь. Нам это показалось увлекательно. 

ОЧ: Мой следующий вопрос как раз про Вячеслава Самодурова. Вы вместе с ним танцевали в Королевском балете в Нидерландах, правда, в параллельных труппах, и потом встречались, уже будучи художественными руководителями. Он говорит, что вы кумир его юности. Такие тесные связи помогают работать вместе? 

ПЛ: Мы со Славой знаем друг друга много лет. Я думаю, он особенный. Не вижу проблемы в том, что он говорит, что я его кумир. Я же не знаю, правда ли это (смеётся). Он на самом деле очень добрый. Ещё я считаю, что между людьми важна энергия, химия. Мне нравится работать с танцорами, у которых тёплая «обнимающая» энергия. И Слава — тот человек, у которого она есть. Я подумал, что и его коллектив будет иметь то же самое качество. Соль и я решили приехать сюда, потому что мы знали, что будет весело, будет много работы, и это здорово. Я рад, что это случится.

ОЧ: Теперь спрошу про любовь. Я читала про историю ваших романтических отношений с женой. Это классическая проблема: как ужиться двум творческим людям. Вы, видимо, нашли какой-то секрет счастья. Поделитесь им, если это можно.

ПЛ: Секрет? У нас очень много секретов (смеётся). Мы с Соль влюбились друг в друга 28 лет назад. Мы вместе танцевали, вместе начали заниматься хореографией, вместе родили ребёнка — а потом наш союз распался. Мы больше не вместе. Мы остаёмся вместе по жизни, у нас есть ребёнок, мы родители, мы вместе творим, и нам это нравится. Но работа у нас очень напряжённая, и это сложный момент в наших отношениях. К сожалению, в романтическом смысле мы больше не вместе, но по жизни мы большие друзья. Наши отношения для нас очень важны.


ОЧ: Пресса обманывает, когда пишет, что названия многих ваших постановок начинаются на букву S, потому что это посвящение супруге? Или это в честь Сони Гаскелл, основательницы школы нидерландского балета? Или, может быть, это посвящение вашей дочери?

ПЛ: Буква S имела для меня большое значение ещё до того, как родилась моя дочь. Это действительно про Соль. Изначально большое внимание было сконцентрировано на мне как хореографе, а про Соль все забывали. Поэтому мы решили, что будем называть каждый балет на букву S. Мне эта идея очень нравилась. Это как у Хичкока. Когда я был маленьким, мне нравилось его фильмы, и мне всегда было интересно находить в них его самого. Я думал: как здорово, что во всех фильмах Альфреда Хичкока есть момент, когда можно увидеть его самого. И я решил, что будет хорошо, если во всех балетах будет что-то, что их объединяет. Так и началась история с буквой S. А потом это к нам просто приклеилось. Это как талисман. Но, конечно, мы всегда говорим, что наша дочь Сара — наше самое лучшее создание.

ОЧ: Постановка в нашем театре оперы и балета, премьера которой будет в мае, также называется на S — Step Lightly. У вас порядка 50 работ, и Step Lightly на болгарскую музыку — одна из первых. Почему именно её вы выбрали для премьеры в России?

ПЛ: Для меня важно, чтобы была связь. Step Lightly довольно старая наша работа, и я подумал, что танцорам в Екатеринбурге будет проще с ней работать, потому что они более строго-классические. 

Мы поставили этот балет на болгарскую музыку. Я, конечно, не болгарин, а англичанин, так что я не понимаю в ней ни слова. Но эта музыка поселила в нас с Соль вдохновляющие чувства и эмоции. Это эмоциональная работа, связанная с природой и зрелостью — когда ты молодой и становишься старше. Мы оба почувствовали, что это идеальная работа, чтобы начать отношения с екатеринбургским театром. Вот такой был выбор.

ОЧ: Вы говорите о химии и энергии, которые должны исходить от творческого человека. В Нидерландский театр огромный конкурс, бывает, что вы смотрите 300 человек и не берёте никого. Как вы чувствуете энергию танцоров? Увидели ли вы химию в екатеринбургских танцовщиках?

ПЛ: Разумеется. Всегда есть возможность найти хорошую энергию. Дело в том, что ты отдаёшь, и что люди отдают взамен, и как вы встречаетесь в середине. Я люблю танцоров. Знаю, что это звучит глупо, но… Мне нравится всё искусство, но танцоры — совершенно особенные люди. Их карьера такая короткая и эмоциональная. Они как бабочки. 

Мне нравится работать с танцорами, видеть новые лица, людей, которых я не знаю. Конечно, когда я выбираю танцоров, я смотрю на технику, на музыкальность, на телосложение. Но я ещё и стараюсь понять, может ли между нами возникнуть энергия. Тот ли это человек, который вдохновит на работу с ним. 

Дело ведь не в самом представлении, а в процессе. Мы начинаем в студии. Они сойдут с ума и от меня, и от балета, потому что он непростой. Потом мы будем вместе работать, и это путешествие завершится в мае. Так что у нас есть время.

ОЧ: Вы отбираете два состава по шесть человек, то есть всего будет 12 танцовщиков. Но сейчас работает больше. Хороша ли такая конкуренция внутри коллектива? Есть ли напряжение между артистами, когда точки над i ещё не расставлены?

ПЛ: Надеюсь, что нет. Мы просто все вместе работаем в одном помещении. Конечно, есть первый состав и есть второй, но работа одинакова. Я смотрю на каждого индивидуально. Я не сужу о танцоре по тому, в каком он составе, меня не интересует иерархия, кто лучше, кто хуже. Я просто работаю с людьми и, к счастью, нахожу правильные характеры для постановки. Нет, не думаю что есть какое-то напряжение. 

Наверное, людям немного страшно, потому что я страшный человек, у меня слегка сумасшедшая энергия. Это их встряхивает. Но я думаю, что никакого напряжения нет, мы хорошо проводим время. Хотя прошло всего три дня, это только начало.

ОЧ: Для Нидерландского театра танца большую роль играет государственная поддержка — она составляет около 70%, и только 30% театр зарабатывает на жизнь сам. В России много дискутируют по поводу того, должно ли искусство дотироваться государством. Легко ли вам брать деньги у государства? 

ПЛ: А теперь серьёзно (улыбается и подмигивает; потом становится серьёзным). Я думаю, это очень важно. Конечно, мне удобно, что правительство и город Гаага дают нам в общей сложности две трети денег, которые нам нужны. Я отношусь к этому очень серьёзно, потому что я верю, что культура — жизненно необходимая часть общества. Во многих странах эту необходимость не воспринимают всерьёз, и творческие организации вынуждены обеспечивать себя сами. Не думаю, что это правильно. 

Я серьёзно отношусь к своей работе и беру на себя ответственность нести культуру людям. С этим я не шучу. Я шучу над тем, что я делаю, над собой, над тем, что меня окружает, но моя культурная ответственность — настоящая. И вот это мне нравится в России; здесь культура очень ценится. Мне приятно приезжать в страну, где культура играет большую роль в жизни людей.

ОЧ: Как вы смотрите свои премьеры — за сценой, в зале, с закрытыми глазами?

ПЛ: Сейчас я чувствую себя гораздо лучше, чем раньше, но до сих пор нервничаю. И мне это нравится; думаю, это часть моей работы. Я обычно сижу в зале, спокойно стиснув колени людей, которые сидят рядом со мной. Обещаю, что вернусь в мае, и надеюсь, что с Соль. Жду этого с нетерпением, потому что хотя балет Step Lightly и старый для нас, у него начинается новая жизнь, он заново рождается. Я правда очень жду этого.


Редактор: Виктория Шорохова

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^