Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Сергей Федяков: «Я бы не хотел, чтобы моя дочь пошла в кино на «50 оттенков серого»

×
Разговор на Малине 19 февраля 2015 в 19:02
Проблемы с видео?
В материале:

Федяков Сергей

Директор кинотеатра «Салют» — о том, как школьницы Екатеринбурга штурмуют кинозалы в надежде посмотреть эротическую историю про миллиардера с возрастным цензом 18+.

Смотрите также:

Директор сети кинотеатров «Премьер-зал» Владимир Петелин: «Мы собираемся зарабатывать не только на кинопрокате, но и на производстве собственного кино»

«В кино ходят 10% населения России. Большой прорыв в кассовых сборах и прирост зрителей могут сделать только национальные фильмы»


Самое массовое из искусств, кино, в последние месяцы стало объектом особенно бурных обсуждений. 

О «Левиафане» Звягинцева спорили тысячи людей, но посмотреть его в кино пришли немногие — в российском прокате он собрал 50 млн рублей. Может быть, потому что 5 млн человек посмотрели его до кинопремьеры в интернете, а может быть, по совсем другой причине. 

Тем временем фильм «50 оттенков серого», который в пух и прах разнесли критики, за неделю собрал в России 705 млн рублей. 

С директором кинотеатра «Салют» Сергеем Федяковым говорим о том, на каких струнах души делают кинобизнес, почему в кризис кинотеатры становятся особенно прибыльными и будет ли кино, как это часто бывает в военное время, оружием пропаганды — например, накануне на Украине запретили некоторые российские фильмы, в частности «Брат-2». 


Екатерина Дегай: Сергей, добрый день.

Сергей Федяков: Добрый день.

ЕД: Последнее время очень много говорят о кино. Буквально вчера появилась новость о том, что на Украине запретили ряд российских фильмов, в частности, «Брат-2».

 

СФ: С моей точки зрения это проявление слабости. Политики, которые принимают такие решения, конечно, должны уйти. 

У нас в «Салюте», наоборот, идёт украинский фильм «Племя». Его нигде нет, но мы его специально ставим. Это просто очень хорошая артхаусная работа, фильм про глухонемых. Там на самом деле актёры не играют глухонемых — это глухонемые актёры. Фильм снял украинский режиссёр, и мы его показываем. Глупо запрещать какой-то контент.

ЕД: Россия же наверняка давать не будет симметричный ответ? 

СФ: Нет. Мы находимся в другой категории, и вес у нас другой. Я думаю, что чем больше ты открываешься миру, тем больше заслуживаешь уважения и сам себя начинаешь ценить ещё больше.

ЕД: Самый обсуждаемый в последнее время отечественный фильм, «Левиафан» Звягинцева, уже две недели в прокате, и можно понять, насколько он успешен. Он собрал 50 миллионов рублей по России — цифра довольно маленькая. Это провал или не провал?

СФ: Для «Левиафана» это победа. Некоммерческая история стала коммерческой благодаря, конечно, грамотному пиару и рекламе. Это история успеха. 

Кинотеатры вообще не хотели расписывать этот фильм, и сам Звягинцев не хотел этого делать. Он говорил, что если фильм выйдет на телевидении, уже будет хорошо. Роднянский как продюсер, конечно, гений. Он это сделал. Так широко расписать некоммерческое кино, тем более российское — такого давно не было. «Левиафан» стоит не на таком большом количестве сеансов, но каждый сеанс аншлаговый. Я считаю, что это успех.

ЕД: Я ходила на «Левиафан» в «Алатырь» на второй день после премьеры, в пятницу в восемь часов вечера, и я была в почти пустом зале, там было человек десять. У меня не сложилось впечатления, что кино идёт с аншлагом. Пять кинотеатров в городе вообще отказались его показывать.

СФ: Понятно, мои слова звучат диссонансом. Я опираюсь на опыт «Салюта». «Салют» имеет свою аудиторию — умную, грамотную. Я не говорю, что неумная и неграмотная аудитория ходит в другие кинотеатры; просто кинопрокатный бизнес — это в основном бизнес развлечения, и люди идут в кинотеатр отдыхать. А «Левиафан» — это надо поработать головой, душой, когда ты это кино смотришь. Люди настраиваются на такую работу. Это тяжело сделать, когда ты идёшь в торговый центр, и там ты должен потребить серьёзную историю. Для этого лучше, конечно, сходить в «Салют».

ЕД: Если «Левиафан» заработал в России вот эти 50 миллионов, то другой фильм, «Пятьдесят оттенков серого» чуть меньше чем за неделю собрал 705 миллионов. Разница гигантская. Очевидно, что это коммерческое кино, но тем не менее, разница настолько велика, что становится страшно за нацию.

СФ: «Левиафан» вышел на 600 экранов в стране, а это вышло на 2000 экранов, поэтому результат мгновенно разошёлся. Ну и сам контент разный. 

ЕД: Фильм раскритиковали в пух и прах, но, возможно, именно поэтому он и получил такой успех. Это удивительная история.

СФ: Многие хвалят. Молодёжь ходит, им нравится. Всем нравится история Золушки. 

ЕД: Мизулиной на этот фильм нет. Это как, помните, когда в 1989 году вышел фильм «Интердевочка», все девочки стали мечтать стать проститутками. В Екатеринбурге несмотря на то, что есть возрастной ценз, на этот фильм ходит много школьниц. Это вас не пугает? 

СФ: Пугает. У нас есть два барьера отсечки несовершеннолетних — касса и контролёр. Но всё равно возникает много скандалов в отношении прохода на это кино. 

ЕД: Оправдан ли возрастной ценз на кино? «Пятьдесят оттенков серого» запрещён к показу на Северном Кавказе, в Арабских Эмиратах его тоже не показывают, а вот, например, во Франции возрастные ограничения на этот фильм сняты.

СФ: У них там, знаете, всё снято. Моя субъективная точка зрения — должны стоять возрастные ограничения. Я бы не хотел, чтобы моя десятилетняя дочь пошла смотреть это кино. Надо регулировать. Просто надо быть предельно честными перед собой, когда мы выдаём прокатные удостоверения. 

Мы, на самом деле, одна из самых либеральных стран в отношении выдачи прокатных удостоверений. Фильмы, которые везде запрещены, в российском прокате есть. 

ЕД: Всё говорят про кризис, но представители киноиндустрии, например, таких больших компаний, как Disney и Central Partnership, считают, что в кризис именно на кино можно хорошо зарабатывать — это дешёвое развлечение. Каким вам видится 2015 год? Будет ли больше денег?

СФ: Мы переживаем уже четвёртый кризис. Если взять предыдущие три кризиса, то так и происходило: мы всегда зарабатывали больше, потому что народу необходима отдушина. Везде плохо — пошли в кино. Кино и водка. 

Хорошо, что такие уважаемые компании декларируют, что 2015-2016 год будет успешен, потому что наш кинопрокат зависит от этих мейджоров. Мы только рады этим заявлениям. Значит, будет хорошее, качественное коммерческое кино. 

Прошло два месяца с начала года, январь и февраль, и мы идём с опережением января-февраля 2014 года. 

ЕД: То есть если в Екатеринбурге кинотеатр в большом торговом центре ежегодно оборачивает порядка 200 миллионов, то в 2015 году, скорее всего, будет не меньше? 

СФ: Да. Но в Екатеринбурге очень конкурентный рынок, и успешные кинотеатры заработают ещё больше, а те, кто мало зарабатывал, заработает ещё меньше. Дифференциация аудитории в кризисное время будет присутствовать, и потребительный спрос упадёт.

ЕД: Другими словами, именно вам будет сложнее?

СФ: Да, неформатным коммерческим структурам будет сложнее. А те, кто стоит в правильном большом торговом центре и имеет много залов, будут зарабатывать больше.

ЕД: Более того, этим летом откроется самый большой кинотеатр в Екатеринбурге — «Премьер-Зал» в «Пассаже».

СФ: Он не самый большой, он самый центральный. Это самый последний проект, и надеюсь, он будет самый современный и уникальный. 

Дело в том, что сегодня аудитория нового кинотеатра формируется за счёт перераспределения старой аудитории, которая не растёт. Рост рынка демонстрируется только за счёт интенсивности походов этой аудитории. И «Пассаж», наверное, последний из кинотеатров, который может появиться в Екатеринбурге. Судьба старых форматов кинотеатров предрешена.

ЕД: Какие это кинотеатры? 

СФ: Например, «Заря» и «Знамя», которые работают на Уралмаше. Они старого формата, когда кинотеатр занимает первый этаж сталинского здания. Туда ходит аудитория, которая находится в шаговой доступности. Но она, конечно, выберет большой торговый центр и будет ходить в мультиплекс, который закроет потребность Эльмаша-Уралмаша. 

Я вообще предполагаю, что в 2016 году останется только один старый кинотеатр, «Салют». Дом кино работает не в коммерческом формате, а за счёт помощи министерства культуры. «Колизей» уже давно не демонстрирует положительной динамики в отношении посещаемости. Остальные давным-давно закрыты. «Космос» я считаю больше концертным залом, там всего два маленьких кинозала, и они тоже не демонстрирует необходимую прибыль и даже являются неким балластом для этого концертного зала.

ЕД: Удивительно, что вы продолжаете верить в собственный кинотеатр, и я действительно желаю вам успехов. Но вот вы говорите, что кино уходит в торговые центры. Почему спасётся «Салют»? 

СФ: Наша модель определяется внутренним содержанием: авторское кино, фестивали. Наша любовь к кино как к искусству была замечены мировой сетью «Европа Синема», и теперь мы в неё входим. Мы сегодня такой европейский кинотеатр. 

Конечно, наша мечта — найти хорошего финансового партнёра, который нам поможет немножко поднять статус объекта. Мы, мягко говоря, поизносились, потому что в «Салюте» большой трафик. Допустим, когда открывался «Титаник», он ориентировался по посещаемости на «Салют». И вообще все сверяли часы с «Салютом». 

Понятно, что с тех пор изменилась модель работы кинотеатра, и мы сегодня в числе догоняющих. Но мы никогда не будем гнаться за тем, за чем не можем. Мы никогда не догоним «Титаник», поэтому наш формат — культурные явления, фестивали, встречи на международном уровне.

ЕД: Что вы делаете, чтобы найти партнёра, который вас немного облагородит?

СФ: Это пока на уровне разговоров. Но мне нравится, что в городе поддержали мою идею создать пешеходную улицу около «Салюта». Чтобы это была тихая улица, не как Вайнера — торговая, шумная, а спокойная, такая галерея под открытым небом, где должны быть художники, антиквары, ювелиры, барчики-кафешечки. Якорь притяжения — «Салют». Ещё там есть немецкий костёл, который может стать хорошей доминантой. 

ЕД: А какой это может быть партнёр?

СФ: Если вдруг культурный человек заинтересуется, что нам надо помочь, мы, конечно, с удовольствием придём и расскажем всё, что мы хотим сделать. Такие проекты уже есть. Мне нравится Мамут, который свой любимый кинотеатр детства, «Пионер», довёл до высокого уровня. Им не принципиально, какое количество людей ходит и какая стоимость билетов — сам кинотеатр просто конфетка. Там проводятся самые лучшие фестивали, там самый интересный артхаус. Они могут себе это позволить, потомуч то это культурный проект.

ЕД: То есть вам нужен фанат качественного кино с деньгами.

СФ: Да, именно тот, кто понимает, что кино необходимо. Мы своей работой заслужили доверие. Уж сколько лет мы этим занимаемся, и люди к нам ходят. 

Можно создать площадку мирового уровня, тем более что по формальным признакам мы и существуем как такая площадка. Нас постоянно приглашают на различные форумы. Вот сейчас лежит приглашение в Канны — приехать туда и представить «Салют», но нам пока не до Канн. 

На тех мероприятиях, на которые я был приглашён, я слушал, как развивается европейское кино и знаковые кинотеатры Европы, какие экономические результаты они демонстрируют. Так я вам скажу, что наш «Салют» эти результаты давно переплюнул. Если уж раздавать какие-то призы на международном уровне, мы, конечно, их уже заслужили. 

Нам просто не хватает лоска. Но у нас всё по-настоящему — эти изношенные кресла, перила, они имеют другую ценность. Просто хочется, чтобы это было презентабельно, чтобы мы, например, могли удовлетворять потребность смотреть кино на оригинальном языке, которая существует в Екатеринбурге, — здесь отдыхает и работает достаточно иностранцев, но такого зала у нас нет, хотя мы можем дать контент. 

Мы понимаем, что человек пришёл в кино, он должен интерьерно понимать, что он в правильном место, что качество услуги будет на высоком уровне. Но пока мы не дотягиваем до этого уровня. Перед нами стоит задача дотянуться и сделать такой кинотеатр.


Редактор: Виктория Шорохова

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Федяков Сергей

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^