Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Тимур Горяев ответил на вопросы предпринимателей в Екатеринбурге (ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ВИДЕО)

×
Разговор на Малине 7 декабря 2015 в 13:48
Проблемы с видео?
«Сегодня обращаться в фонды или западные банки абсолютно бессмысленно. Не тот момент» «Важно, чтобы вы выглядели лучше на фоне остальных» «Предприниматели — это самые ценные люди страны, ценнее учителей, врачей, художников» «Была реальная задача выживания предприятия. Нужно было менять колёса на ходу, не останавливая автомобиль» «У Unilever есть свои представления о прекрасном, которые не сходятся с моими. Но это не значит, что я не прав или они» О приватизации «Я купил тюрьму в Великобритании. В Корнуолле. Я с удивлением узнал, что привидения — это большой бизнес» «Один из плюсов того, что я живу в другой стране, это возможность прожить ещё одну жизнь» «Может быть, через 20 лет старикашке Горяеву захочется чего-нибудь ещё. Значит, ещё куда-нибудь махну» «Эффективность не лежит в сфере потовыжимания» «Есть отличная житейская английская пословица: «Счастливая жена — счастливая жизнь». Я стараюсь ей как-то соответствовать» «Почему я написал книжку? Было желание сохранить наработки, которые родились в «Калине» «Моя дочь начала свой бизнес не обсуждая со мной. Мне она сказала: «Пап, я ухожу из банка, я считаю, что знаю про большие корпорации всё, что мне нужно» «Не думаю, что взрослому человеку нужен ещё какой-то тренер» «В жизни вообще нет ничего важнее, чем найти дело, которое вас интересует»
В материале:

Горяев Тимур

Чем теперь занимается Тимур Горяев, на чём сейчас можно зарабатывать деньги и при каких условиях он вернётся в Россию? Основатель концерна «Калина», автор книги «Шпаргалки для боссов» встретился в Екатеринбурге со своими читателями.


Тимур Горяев: Большое спасибо, что вы пришли и тратите своё время на встречу со мной. Я признателен, что вы проявили интерес и купили книгу. Буду рад, если вы найдёте в ней что-то полезное. Задавайте, пожалуйста, любые вопросы.

Вопрос: Добрый день, меня зовут Сергей. С какого размера инвестиций есть смысл обращаться в западные инвестиционные компании, фонды или банки за получением денег на развитие?

ТГ: Сегодня обращаться куда-либо — в фонды, в западные банки — абсолютно бессмысленно. Не тот момент. 

К сожалению, я потратил довольно много времени, пытаясь подыскать западных инвесторов и партнёров для одного нашего проекта в Екатеринбурге. Сумма была, по раннишним временам, не такая страшная — около 100 миллионов долларов; я знал, с кем говорить, и меня знали. Кремль работал на опережение: каждый раз, когда я приходил в какой-нибудь фонд в Цюрихе или в Лондоне, первым вопросом было — «ну как же в вас инвестировать?» И пока я на автомате выпаливал, по пунктам, почему в Россию можно инвестировать, Кремль сработал на опережение — началась история с Украиной. Я прилетел на встречу в Цюрих, а в новостях как раз сообщают про Россию. Я был не готов. 

Буквально только что был последний удар под дых: у нас должна была быть встреча с двумя американскими фондами уже в Москве. Мне позвонили и говорят: «Готовь рассказ про Турцию, и когда будешь готов, может быть, мы поговорим». Работайте быстрее и успевайте до.

Сегодня, судя по тому, что я вижу на рынке, деньги вкладывает только Китай, причём не фонды, а государственные компании. Как на них выходить — я не могу посоветовать.

Вопрос: Какие причины вы перечисляли, по которым можно инвестировать в Россию?

ТГ: Очень трудно кого-то впечатлить на эмоциональном уровне. Люди, которые являются частью инфраструктуры размещения финансов, на этом собаку съели. Вопрос только к качеству проекта, который вы предлагаете. У всех инвестиционных фондов всегда есть довольно широкое меню проектов, которые им предлагаются, и важно, чтобы вы выглядели лучше на фоне остальных.

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Богдан. Что должно произойти в России, чтобы вы сюда вернулись и инвестировали своё время?

ТГ: Всего две вещи. Во-первых, бизнесу нужна предсказуемость — должна быть понятная среда, где вы принимаете решения и действуете. Бизнес не любит сюрпризов.

Второе — в России очень плохо с чувством человеческого достоинства. Особенно когда ваше эго потихоньку растёт, вы начинаете в силу возраста и зрелости понимать реальную цену, в том числе себе. Я считаю, что тоненький, исчезающий слой предпринимателей — это самые ценные люди страны, ценнее учителей, врачей, художников. У них особый склад ума, готовность принимать риски. Не все эти редкие люди приятные и пушистые, но они — та закваска, без которой страна жить не может вообще. Если бы это осознание на деле произошло в стране, тогда не только я бы вернулся, но и Чичваркин бы тоже прилетел.

Вопрос: В 29 лет вы стали генеральным директором концерна «Калина». Какие вы ставили профессиональные личные цели, на сколько лет вперёд, и удалось ли их реализовать в полном объёме?

ТГ: В первый год было всего две задачи. Первая — разобраться, чем я вообще занимаюсь. Достаточно молодой человек пришёл в огромный кабинет с полированной мебелью и красными плюшевыми стульями — мне всё очень понравилось. Я понимал, что надо, наверное, с кем-то совещаться, а там полно народу — полная приёмная людей, и все чего-то от меня хотят. Одни пытались взять меня в оборот, чтобы я подписывал какие-то документы. Вторая категория — забегают и друг на друга стучат: «сделайте с ними что-то, товарищ директор!» Я был отчасти растерян и пытался всё это привести в порядок и вообще понять, чем занимается генеральный директор производственного предприятия. 

Кроме того, была реальная задача выживания предприятия. Нужно было менять колёса на ходу, не останавливая автомобиль. Стратегические идеи, идеи развития стали вставать гораздо позже. 

Вопрос: Я начинала работать, когда концерн «Калина» ещё был вашим, сейчас работаю уже в Unilever. Как вы думаете, Unilever оставит наши бренды? (смех в зале)

ТГ: Наверное, будет некрасиво, если я буду хоть как-то комментировать действия Unilever. Это неправильно. Мы с ними сделали сделку, я продал, они купили. У них есть свои представления о прекрасном, которые никак не сходятся с моими, но это не значит, что я прав или они неправы.

Из брендов мне по-прежнему очень любима «Чистая линия».

Вопрос: Не могли бы вы посоветовать какие-либо источники — книги или людей, — на которых вы ориентировались, когда получали свой опыт?

ТГ: Из книжек вы опыта не получите, только знания. Всё, что мы узнаём в этой жизни, мы узнаём от других людей. Есть ошибки, которые необходимо совершить самому — это мы и называем «опыт». 

Встречи меняли в моей жизни очень многое. Когда только началась приватизация — я с ней никак не был связан, занимался другими делами, — у меня была встреча с уральским предпринимателем Маликом Гайсиным. Мы случайно встретились в бане — всё по-уральски, — и он меня спросил: «Ты как участвуешь в приватизации?» Я говорю: «Да никак. У меня другие дела». И мы с ним проговорили два-три часа. После этого разговора я не спал, наверное, три ночи; было ощущение, что жизнь прошла мимо, а я опоздал. Другие люди делят «Уралмаши», заводы, пароходы, «Байконуры», а я, осёл, остался в стороне, и поезд счастья пролетел. 

После этого я вышел на работу, собрал людей и сказал: «Так, всё. Забудьте водку, жвачку и всё это. Мы сейчас будем заниматься инвестициями».

Вопрос: Меня зовут Михаил. Тимур Рафкатович, скажите, пожалуйста, а каким бизнесом вы занимаетесь в Европе?

ТГ: Я купил тюрьму. В Великобритании. В Корнуолле. Тюрьма средневековая: огромный то ли замок, то ли крепость, обнесённая огромной стеной. Эту тюрьму мы с английскими менеджерами сейчас развиваем. Там будет отель с комнатами из камер, довольно большой музей, который, мы надеемся, сможет сильно повлиять на экономику региона, два ресторана. 

У нас есть ещё одно очень интересное направление — паранормальные явления. Считается, что в этой тюрьме, в силу того, что там было казнено огромное количество людей — там до сих пор есть действующая виселица, — есть очень много привидений. По привидениям она считается самым населённым местом в Великобритании. Я с огромным удивлением узнал, что привидения — это большой бизнес (смех в зале). Это миллиарды, не игрушки. Для меня это очень новое, свежее направление (улыбается).

Возникает много нетривиальных вопросов: есть ли директор, который отвечает за паранормальную активность? Каковы наши конкурентные преимущества в этом направлении? Мне говорят: «Босс, у нас их больше». Я говорю «Хорошо. Можно получить список?» Если это актив, то он должен быть измерен! Это смешно, но люди, между прочим, приезжают со всего мира — платят деньги за авиаперелёты из Нью-Йорка, едут четыре с половиной часа на машине из Лондона, чтобы с 11 вечера до 7 утра сидеть группой в каземате. Они платят за это деньги. 

В общем, это интересный проект. У меня даже была мысль сделать дневник этого проекта, потому что он очень необычный. Мы строим музей во Франции и сейчас начали проект в Корнуолле. Люди хотят развлекаться, но при этом, когда они развлекаются, у них есть некое чувство вины, что они бездарно потратили деньги. Если дать им возможность думать, что они получают ещё и некое образование, то они идут с гораздо большим желанием. Но при этом они хотят, чтобы не было скучно. Чтобы это был «Диснейленд», но музей.

Один из плюсов того, что я уехал и живу в другой стране — это возможность как бы прожить ещё одну жизнь. Я прожил больше 40 лет в России, и жизнь эта была довольно интересной и насыщенной от и до. У меня был такой момент, когда я, уже продав концерн, катался на лошади недалеко от Сысерти. Ехал по лесу и выехал к кладбищу. Берёзки стоят, перекошенная ограда, ржавые веночки. Я подумал: вот, Кашино. У меня тут рядом загородный дом. Здесь, наверное, меня и похоронят; может, хоть как-то привести кладбище в порядок? Доброе дело сделать. И потом я подумал: «Осёл! О чём ты вообще говоришь! Тебе 40 с небольшим лет. Ты смело можешь ещё 40 лет чем-то заниматься, а сам уже едешь и на берёзки смотришь. Какие проблемы? Начни сначала». Даже если у вас есть деньги и вы начинаете жизнь в другой стране, это всё равно совершенно другая среда. Нужно по-другому плавать. Всё по-другому.

Вопрос: Разумеется, в каком-то смысле начинаешь с нуля. Но в вашем случае начало с нуля более прекрасное, чем было бы у меня, если бы я поехал в Корнуолл, или хотя бы нанялся у вас на работу убирать за привидениями. Вот эта штука меня напрягает: что я должен поехать туда и каким-то образом начать с нуля, и этот стартовый базис у меня совершенно другой, нежели у вас. Вопрос: меняли ли вы свою жизнь при переезде в Лондон? Что поменялось?

ТГ: Ем я так же — три-четыре раза в день. Так же тренируюсь. Круг общения — да, поменялся. Проекты поменялись. Узнал очень много про жизнь, про западный бизнес: что и как где работает. Наступил какой-то период времени — мне захотелось начать сначала. Может быть, через 20 лет старикашке Горяеву захочется чего-нибудь ещё — значит, ещё куда-нибудь махну. Мир большой. Много красивых, интересных мест.

Вопрос: Очень интересно ваше мнение: когда вы приходите на другие рынки — именно человеческие, трудовых ресурсов, — пересматриваете ли вы свои правила или вы решили для себя, как правильно, и делаете так вне зависимости от того, где вы ведёте бизнес?

ТГ: Я думаю, что принципы управления везде едины. Эффективность же меряется не потовыжиманием. Если вы абсолютно чётко и ясно ставите задачи, определяете для них необходимый ресурс, объясняете, как вы будете проверять исполненное, это работает везде. Задачи создать невыносимые условия труда, чтобы люди падали от напряжения, никогда не возникало. Это какой-то странный бизнес прошлого, чтобы работник быстрее куда-то бегал. Эффективность лежит в продуманности бизнес-процесса, поэтому неважно, в Екатеринбурге это происходит или в Москве.

Вопрос: Я вчера смотрел «Любовь», и в этой связи вопрос: вы много работали и работаете. А какое место в вашей жизни занимает любовь? (смех в зале)

ТГ: Знаете, я с большим скепсисом отношусь к этим удобным для многих общим понятиям. Когда мы говорим «я тебя люблю», это может означать «дорогая, у меня сегодня игривое настроение, давай пошалим», или «дорогая, я где-то был всю ночь». Я стараюсь в жизни быть более специфичен. Моя жена предпочитает время от времени слышать эти вещи, которые нужны всем женщинам. Я это понимаю. «Я тебя люблю», букет цветов — есть какой-то набор, который поддерживает женщину в счастливом состоянии. Есть отличная, очень житейская английская пословица: «Happy wife, happy life» — «Счастливая жена, счастливая жизнь». Я стараюсь как-то ей соответствовать.

Вопрос: Здравствуйте, меня зовут Марина. Сейчас некоторые бизнесмены любят организовывать тренинги и семинары, где делятся опытом. У вас возникали такие мысли?

ТГ: Я не вижу в этом необходимости. Почему я написал книжку? Было желание сохранить наработки, которые родились в «Калине». И было чувство долга. Все эти замечательные управленческие вещи не я придумал — это родилось в работе, в замечаниях. Это коллектив замечательных людей, которые из маленькой занюханной фабрики сумели создать концерн — предприятие мирового уровня. Это не Горяев сделал. И мне было очень жалко, что управленческие находки и решения, которые помогли выстроить концерн, могут потеряться. 

Вопрос: Тем, кто сейчас заканчивает учиться, на ваш взгляд, лучше пойти работать, чтобы набраться опыта, либо начинать что-то своё, заниматься предпринимательством?

ТГ: Это зависит отчасти от вас. Что вам интересно? В чём ваши сильные стороны? Приведу пример своей старшей дочери. После окончания экономического факультета UCL — University College of London, это очень престижный английский университет — она попала на работу в инвестиционное крыло банка Barclays и добросовестно работала, как папа Карло. В инвестиционном бизнесе люди работают до двух ночи, а потом в шесть утра бойко начинают сначала, и это считается нормальным. Она проработала три года и начала свой бизнес, причём не обсуждая со мной. Мне она сказала: «Пап, я ухожу из банка, я считаю, что знаю всё, что мне нужно знать про большие корпорации».

В общем, она довольно успешна, и у отца она ни копейки денег не попросила. Она создала компанию Neat Nation, которая через мобильное приложение на телефоне позволяет заказать домой маникюр или парикмахера. Сейчас она работает в часах гораздо меньше, чем в банке, а зарабатывает гораздо больше и получает удовольствие.

Вопрос: Нанимали ли вы себе коуча или ментора? Есть такая практика для крупных руководителей.

ТГ: Не думаю, что взрослому человеку нужен ещё какой-то тренер. Это, на мой взгляд, смешно. Я учился в бизнес-школе, когда был директором — есть специальные программные идеи для executives. Мне повезло: я попал в программу TRIUM, которую ведут Нью-Йоркский университет, Лондонская школа экономики и Парижский HEC. Три лучших высших учебных заведения создали программу, объединив всё лучшее.

Вопрос: Что является для вас источником вдохновения?

ТГ: Интересные идеи. Если есть идея, которая привлекает меня своей красотой, я готов за ней далеко пойти. В жизни вообще нет ничего важнее, чем найти дело, которое вас интересует. Если говорить в общих понятиях, то в этом и есть секрет счастья. Если вы нашли дело, которое вам по душе — неважно, что это, — и вам за него ещё и платят деньги, то это же фантастика.

Мария Красуцкая
Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов
Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Горяев Тимур

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^