Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Татьяна Лазарева: «Я разработала уроки благотворительности для школ»

×
Разговор на Малине 11 декабря 2015 в 17:00
Проблемы с видео?
В материале:

Лазарева Татьяна, Екатерининская ассамблея

Почему Свердловский союз промышленников и предпринимателей выбрал фонд «Созидание» как благополучателя Екатерининской ассамблеи, какую часть жизни Татьяны Лазаревой теперь занимает политика и возможно ли её возвращение на телевидение.


Екатерина Дегай: Татьяна, здравствуйте.

Татьяна Лазарева: Здравствуйте.

ЕД: Вот-вот начнётся Екатерининская ассамблея Союза промышленников и предпринимателей, и вы присутствуете здесь как представитель фонда «Созидание», ставшего в этом году благополучателем.

ТЛ: Это очень приятно, тем более что мы ответственно относимся к работе фонда и к тому, чтобы он был прозрачен, понятен, чтобы была видна отчётность. Все собранные деньги будут потрачены на детей Свердловской области, потому что фонд помогает нуждающимся по всей стране, и отчётность, конечно же, будет полной.

ЕД: Вы сотрудничаете с фондом уже более 10 лет и входите в его попечительский совет. Помимо вас туда входят Михаил Шац, Наталья Синдеева, Александр Пушной, бизнесмены — например, Леонид Меламед. Какова функция совета и ваша роль в нём? Вы же не сотрудники фонда, а люди, которые поддерживают его и помогают.

ТЛ: В этом смысле вы совершенно правы, я не сотрудник. Все попечители разделились — каждый включается в работу фонда так, как может.

ЕД: Вы работаете лицом?

ТЛ: Да, я работаю лицом (улыбается). Как, собственно, и все публичные люди — и Наташа Синдеева, и Пушной, и Миша. У нас появился новый попечитель, Наринэ Абгарян, прекрасная писательница, с которой мы давно дружим. Мы её пригласили, и она согласилась, для нас это очень большой почёт.

Фонд «Созидание» вообще один из немногих, которые не тратят на свою работу никаких денег из оборота, чем мы можем гордиться. Попечители-бизнесмены — это и Меламед, и Костя Грамотнев, и Дима Журба — финансово содержат фонд. Они выплачивают зарплаты, арендуют помещения и так далее. А мы, соответственно, вкладываемся распространением информации, привлечением разных дарителей.

ЕД: Мы с удовольствием готовы озвучить в эфире телеканала ваш короткий смс-номер — 3443. Я знаю, что вы долго не хотели его использовать, потому что 50% сборов уходило мобильным операторам, но вы их победили.

Помочь фонду «Созидание» можно с помощью sms-пожертвования, отправив слово «Плюс» на номер 3443, или на сайте фонда.

ТЛ: Мы их не победили (улыбается), мы пересидели волну, когда мобильные операторы действительно серьёзно на этом нагревались. Поскольку фонд у нас небольшой и каждая копейка на счету, нам было ужасно обидно, что оператор брал себе 50%. Человек отдаёт 100 рублей, и 50 зачем-то забирает этот оператор. Мы долго не соглашались, высиживали-высиживали, и директор фонда Елена Смирнова в конце концов высидела какую-то микроскопическую сумму, которую нам нельзя озвучивать. Короткий номер — 3443, на него можно очень быстро послать деньги, и процент в пользу оператора идёт минимальный.

ЕД: И это самый простой способ стать благотворителем.

ТЛ: Да. Вообще способов много, этот — один из простых. Можно каждый месяц отдавать по 100 рублей, это сейчас все фонды могут предложить.

ЕД: Мне очень понравилась идея вашего фонда — «Уроки благотворительности», которые проходят для детей из благополучных семей. Могу рассказать свою историю: моему сыну девять лет, и когда ему было семь, мы с нашим телеканалом ездили в детский дом. Это был очень важный момент, потому что когда мы вечером вернулись домой, я поняла, что помогла не только детям из детского дома, но и своему ребёнку. Вы собираетесь и вместе с родителями и детьми готовите посылки — так это работает?

ТЛ: Мы собираем и отсылаем посылки в разные города. К нам приходят письма, написанные прямо от руки. Работает «сарафанное радио», и за 10 лет мы стали известны очень многим. В письме пишется возраст ребёнка и то, что ему нужно: какой размер обуви, что из одежды. После этого происходит субботник, куда приходят дети.

Мы со своими детьми тоже в них участвовали, когда они были маленькими. У нас в семье до сих пор живёт страшная история о том, как Соня, наша средняя дочь, приехала на сбор таких посылок и нашла там собственные сапоги. «Как?! Мои сапоги! Как ты могла?!» (смеётся)

Детям, конечно, приходится объяснять. Для них это новое знание, что есть люди, у которых нет сапог. «Как это?» А вот так. А ещё у них нет того-то, того-то и того-то. «А где они живут?» А вот здесь. Вот карта. «Ох, как далеко». А если бы ты ещё там побыл… Давай я тебе расскажу, как они живут, что им некуда пойти, до школы нужно добираться 10 километров, а библиотеки, компьютеров и интернета нет вообще. И связь не работает.

ЕД: И для детей это действительно открытие. Они не понимают, что так бывает, а потом вдруг узнают, и что-то у них в голове меняется.

ТЛ: Совершенно верно. И ребёнок собирает и отправляет посылку, возможно, пишет туда открытку: «Эту посылку собрал такой-то. Желаю вам счастья, здоровья, удачи, успехов». Посылка запечатывается и отправляется. И это, кстати, ещё одна боль нашего фонда: посылки мы отправляем через «Почту России» безо всяких скидок, и это очень большая сумма. Но отправляем мы много: когда фонд начинал работу, было 200 посылок в год, а сейчас уже несколько тысяч.

ЕД: Идея сумасшедшая, и если вы не против, мы попробуем здесь, в Екатеринбурге, сделать что-то подобное. Как вы думаете, можно ли вести уроки благотворительности, например, в начальной школе?

ТЛ: Я об этом не только думала, я эту идею уже разработала. Сейчас мироздание собирается в кучу: вы уже третья, кто мне сказал, что нужно это наконец-то написать на бумаге.

Я придумала небольшой урок, примерно, на общих основах объясняющий, что такое благотворительность. В своё время Антонина, наша младшая дочь, которая тогда училась во втором классе, пришла из школы и говорит: «Мама, пойдём быстро в магазин — на Украине убивают взрослых, дети остаются без родителей, детей тоже убивают, пойдём покупать игрушки и крупу». Полная каша в голове. Детям в таком возрасте нельзя говорить, что когда у тебя убивают родителей, тебе нужны игрушки и крупа. Начинать нужно вообще с другого. И это насущный вопрос.

Вообще, благотворительность — это помощь тем, кто слабее тебя. И начинать нужно с элементарных птичек зимой, как нас учили в школе. «А вот ещё бездомные люди есть, знаешь?» — «Почему они бездомные? Кто будет помогать бездомным людям?» — «Уже не ты, а благотворительный фонд». И так по цепочке. Это должна быть система, преподаваемая в школе. Это должен быть курс.

ЕД: Но вы же понимаете, что всё это должно пройти через министерство образования…

ТЛ: Да, понимаю, поэтому я этого делать не буду. Я не тот человек, которого сейчас пустят в министерство и которому поверят. У меня не тот статус, я это прекрасно понимаю. Поэтому, может быть, те, кому это будет нужно — родители, учителя, — увидят это и сами проведут такой небольшой урок. Надеюсь, делать это в школах пока не запрещают.

ЕД: Какую часть вашей жизни сейчас занимает политическая составляющая?

ТЛ: Сейчас политической составляющей нет никакой, потому что всех запугали до такой степени, что все уже боятся рот раскрыть. Я тоже — у меня трое детей, всё понятно. Я сейчас работаю в мюзикле, мы с Михаилом — артисты театра. На телевидении у Михаила уже три года нет никакой работы, у меня осталась одна передача на канале Disney раз в неделю.

ЕД: А «Серебряный дождь»?

ТЛ: Ну, это не телевидение, а радио. Да, в прошлом сезоне мы там работали, сейчас работаем в мюзикле «Поющие под дождём» в Москве. Ну, нам нужно где-то работать — у нас, повторюсь, трое детей.

Что касается политики, то мы как раньше в неё не входили, так и сейчас ею не занимаемся и не планируем заниматься. Дело в том, что в тот момент — в 2011-2012 году — политика очень настырно внедрилась в нашу жизнь. Был прекрасно всем памятный момент, когда Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич в очередной раз поменялись местами, и даже нас, далёких от политики людей, это всколыхнуло. Таким образом, мы как активные граждане со своей позицией попали в эту массу, и нас — и не только нас — немножко вынесло на поверхность, после чего все благополучно получили по башке. Таково моё отношение к сегодняшнему дню. Скажете, это политика? (улыбается) Мне кажется, нет.

ЕД: На телевидении не было вообще никаких предложений? Все дороги в один день оказались закрыты? Или просто не было того, что вы могли бы принять?

ТЛ: До сих пор ничего нет. Профессия у нас одна — мы работаем на телевидении. Уже много лет — наверное, лет 20, если не больше. И в тот момент, когда тебя увольняют и закрывают твою передачу на канале, где ты работаешь… с тех пор прошло три года. Если вы думаете, что мы за это время не пытались найти какую-то работу по профессии, вы заблуждаетесь. Мы пытались, и все прекрасно знают, что мы безработные, но так вот произошло. Я не работаю на телевидении не потому, что я этого не хочу. Хотя, честно вам скажу, на том телевидении, которое мы видим сейчас, я бы и не хотела работать. Может быть, это и счастье, что я работаю в мюзикле «Поющие под дождём». Это реклама (улыбается).

ЕД: Можно я задам вам вопрос, который женщине задавать неприлично?

ТЛ: Да.

ЕД: Вам в следующем году будет 50. Это время подводить итоги или начинать сначала? Какие у вас отношения с возрастом?

ТЛ: Нет. Абсолютно. Когда я была молодой, я почему-то очень хотела, чтобы мне быстрее было 40. Была ужасной дурой — всегда хотелось стать постарше. И теперь, когда мне 50, я всё равно чувствую себя на 40. Мужчины, как мне кажется, к этому возрасту почему-то больше относятся. Михаил, который на год меня старше, ужасно переживал, но его 50-летие мы отметили очень весело.

А по поводу того, что в это время делать… Если честно, начинать новую жизнь совсем не хочется. С нами произошла очень вынужденная история, и, естественно, профессиональные наработки жалко терять.

ЕД: А чего хочется?

ТЛ: Много чего. Но вопрос скорее в том, чем можешь заниматься. В благотворительности я сейчас не просто собираю посылки, а всё-таки чувствую некую свою миссию. Я готова обучать, рассказывать, предоставлять своё время. Вот, прилетела к вам. Чтобы было понятно: я не получаю никакого гонорара. Вместо того чтобы пойти на мюзикл «Поющие под дождём» и заработать свой гонорар, я сегодня с вами. И я считаю, что я могу и должна это делать. Это большой плюс, что всё так совпало, и я могу погрузиться в это с головой.

Смотрите также:

Екатерининская ассамблея собрала рекордную сумму на благотворительность

Михаил Черепанов, СОСПП: «Благотворительность — это в хорошем смысле зараза»


Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^