Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Игорь Виттель: «Не хочу быть Кассандрой, но 2016 год станет трагическим для многих»

×
Разговор на Малине 1 декабря 2015 в 19:49
Проблемы с видео?
В материале:

Виттель Игорь

Игорь Виттель приехал в Екатеринбург на конференцию «Переломный 2016: рецессия или рост? Прогнозы и актуальные решения от экспертов». Перед мероприятием он зашёл в студию Malina.am и рассказал о том, как видит ситуацию в экономике России и мира.


Екатерина Дегай: Добрый день, Игорь.

Игорь Виттель: Добрый день.

ЕД: Вы приехали на конференцию, которая называется «Переломный 2016: рецессия или рост?». На ваш взгляд, что происходит — рецессия или рост? С какими тезисами вы приехали в Екатеринбург?

ИВ: Лично я приехал с тезисами гораздо более жёсткими, нежели «рецессия». Я предвижу, что 2016 год станет тяжёлым и — не хотелось бы быть Кассандрой, но придётся употребить это слово — трагическим для многих регионов мира. Если мерить рост биржевых котировок, то, возможно, что-то где-то будет расти, и для рядового клиента, если говорить о его возможности подзаработать, будет рост. В целом же я пессимистично смотрю на наступающие времена. 

Когда говоришь о 2016 годе, становится понятно — и опыт 2015-го это тоже показывает, — что, к сожалению, настали времена «чёрного лебедя» — события, которое будет негативным и окажет значительное влияние, и предсказать его вроде бы нельзя, но когда оно происходит, задним умом понимаешь, как оно произошло, и что оно было вполне логичным. Таких непредсказуемых «чёрных лебедей», я боюсь, будет очень много. 

Да и предсказуемых хватает: это и серьёзная проблема не только российской экономики, но и вообще российского государства как института; и проблемы с китайской экономикой — Китай долго был локомотивом, который вёл нас вперёд; и, безусловно — я бы её поставил на первое место, — ситуация с «Исламским государством», запрещённым в России, как сейчас положено говорить. Эта проблема, на мой взгляд, была настолько недооценена, что мы её пропустили. 

ЕД: Каково ваше мнение — и мнение федеральных и международных экспертов, с которыми вам приходится общаться в эфире, — о ситуации в Турции?

ИВ: Это такая патовая ситуация: мы не можем не реагировать, но мы не можем реагировать никаким военным способом. Поэтому мы реагируем санкциями против Турции, которые, в первую очередь, нанесут удар по многим отраслям экономики и рядовым жителям нашей страны. Я полностью согласен, что надо было ответить Турции, но вопрос — как. Я считаю, что мы выбрали немного не тот путь, и нужно было выбирать более изощрённые методы. Прямой экономический удар, безусловно, нанесёт ущерб Турции, но станет, на мой взгляд, ещё и завершающим пинком и без того умирающему российскому туризму.

ЕД: На прошлой неделе в Екатернбурге прошло большое открытие Ельцин-центра. Поскольку вы интересуетесь экономической историей России — пишете книгу, как я знаю, — как вы оцениваете это событие с точки зрения истории? 

ИВ: Я, к сожалению, ещё не был в Ельцин-центре, хотя всегда интересуюсь необычными музеями. Возможно, это окажется интересно как музей и как малый бизнес — я люблю, когда люди развивают такие культурные форматы. 

А если анализировать 90-е годы, то мне придётся использовать тот набор слов, которые в эфире произносить нельзя. Я плохо отношусь к этим временам и не считаю, что для России они были позитивными.

ЕД: На том же открытии Ельцин-центра многие говорили, что 90-е были более свободной эпохой. Сейчас о свободе СМИ, мне кажется, уже не очень рассуждают. Как вам видится эта ситуация? Вам комфортно в профессии?

ИВ: Лично мне комфортно. А вообще я считаю, что журналистика в России, к сожалению, убита. Хотелось бы, чтобы она возродилась. Безусловно, ельцинские времена были более свободными, а сейчас отдельные личности в государстве заставляют журналистов, желающих как-то делать карьеру, заниматься самоцензурой, иногда с опережением. Как было сказано в известном фильме: «Я не виноват, нас так учили». — «Нас всех так учили». — «Но кто ж тебя заставлял быть первым учеником, сволочь ты такая?». Очень многие сейчас стремятся быть первыми учениками. 

Что касается свободы, то в ельцинские времена была и цензура, и самоцензура — не со стороны государства, а со стороны олигархических владельцев телеканалов, СМИ, газет. Было ничем не лучше — только, как в грубом выражении, в профиль. Да, люди чувствовали себя свободнее. Но это была свобода конкретно для них, а вовсе не для страны.

ЕД: А сейчас политический обозреватель свободен в своих выражениях?

ИВ: Не знаю. Могу говорить только за себя: я свободен. Я, к счастью, работаю на канале, который не ограничен в свободе слова. А люди на других каналах, судя по тому, что они несут на экранах, либо чувствуют себя не очень свободно, либо у них с головой какие-то проблемы.

ЕД: Пессимистичный разговор у нас получился.

ИВ: Пессимистичный. Но, Катя, вы же задаёте вопросы, а я на них честно отвечаю. Если бы я был оптимистом, я мог бы радостно похохотать в камеру и сказать, что всё хорошо. Буду рад, если окажусь неправ.

ЕД: Тогда спасибо за честность.

ИВ: Пожалуйста.

ДОСЬЕ

Игорь Виттель, российский журналист, телеведущий, консалтер
Возглавляет консалтинговую компанию «Виттель и партнёры» и информационно-аналитический центр «Политика и безопасность». Родился в Москве в 1968 году. На телевидении работает с 1991 года. Сотрудничал с отечественными и зарубежными электронными и печатными СМИ. На телеканале РБК-ТВ работает с 2002 года. В 2011 году выступил продюсером документального фильма «На мне крови нет» о деле воевавших в Чечне офицеров Аракчеева и Худякова (фильм получил ряд российских и зарубежных кинопремий). В 2013 году спродюсировал документальный фильм «Дневник наркоманки». Преподаёт в Лондонской школе PR (London School of Public Relation). Член Совета по внешней и оборонной политике.

Смотрите также:

Константин Селянин: «Это самый серьёзный кризис в мировой экономике за всю историю её существования»

Григорий Бегларян, управляющий партнёр Medelle SA (Швейцария): «Спекулянт — это звучит гордо»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Виттель Игорь

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^