Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Гоша Куценко: «Да, «Страна Оз» — это «анти-Ёлки». Это треш»

×
Разговор на Малине 30 ноября 2015 в 18:57
Проблемы с видео?
В материале:

Куценко Гоша

Разговор о том, как Ройзман стал его агентом, почему он больше не играет в политические игры, а также о желании собрать на 50-летие «Олимпийский» и благотворительном фонде «Шаг вместе».


Екатерина Дегай: Гоша, добрый день.

Гоша Куценко: Привет.

ЕД: Начну с фильма «Страна Оз». Василий Сигарев был у нас на интервью и рассказал несколько удивительных фактов про ваше участие: во-первых, на вашу роль изначально планировались другие актёры, и теперь он им признателен, что они отказались. Во-вторых, вы попали в фильм благодаря Евгению Ройзману, у вас даже на футболке написано.

ГК: Да, это мой агент, он привёл меня в картину, поэтому я надел такую майку. Я знал картины Василия, но не мог сопоставить, думал: «Что это?» Я летел в самолёте, когда читал этот сценарий, и начал смеяться в голос, при людях — не мог остановиться.

Я слышал, что от фильма отказались, но думаю, что это произошло из-за графиков. У Василия уже горели сроки, поэтому Ройзман мне и позвонил — они, видимо, сидели и соображали, что делать, иначе Вася сам мог играть. Он говорит, что даже попробовал, и ему не понравилось. Они сели и подумали: «Так, кто из артистов похож на Сигарева? О, кстати, Куценко! Если в шапке…» (смеётся). Если Васю побрить налысо, будет вылитый я. Мы с ним похожи.

ЕД: Вы довольны собой в этом фильме?

ГК: Доволен. Я там ничего не делаю, что очень важно. В этом проекте главное — не нажимать лишних клавиш. Однажды Станиславский спросил Рихтера: «Как ты нажимаешь на эти клавиши? Я не могу понять, как это происходит». И тот сказал: «Главное, Костя — не нажимать лишних. Тогда зазвучит мелодия». 

Главная мелодия — это, конечно, Яна Троянова и её очень немногословный персонаж. В этом была наша сложность, и моя в том числе: мы мало говорим. Там есть персонажи, которые много говорят, а наши — говорят мало. А артист — существо, которое цепляется за слова, и чем больше у тебя в роли слов, тем тебе проще. Больше подсказок, больше намёков, больше материала, с которым можно работать. А тут тебе говорят: «Смотри, у тебя будет две краски, и ты должен нарисовать картину». И ты начинаешь по-настоящему заниматься профессией.

ЕД: Критиками фильм понравился, он получил довольно много наград, и на него навесили много разных ярлыков.

ГК: О, это будет чемпион. Думаю, народ растаскает из него фразы.

ЕД: Один из ярлыков — это «анти-Ёлки». Вы снимались в «Ёлках» — это действительно «анти»?

ГК: Да, наверное. Я люблю «Ёлки», с удовольствием в них работал, и там другой юмор. 

ЕД: Добрее?

ГК: У нас не злой юмор. Это просто треш-комедия. Вася правильно сказал: здесь иной жанр. Когда я начал читать сценарий, я сразу «въехал». Люблю треш. 

ЕД: За что?

ГК: За правду. И правда на нашей стороне, поэтому мы добились проката и «16+». Есть истории выдуманные, скомпилированные, а есть честные, и за нами была правда.

У меня был в жизни такой случай. Однажды я выступал в прямом эфире перед правительством и говорил о помощи детям; у нас есть фонд «Шаг вместе» для больных церебральным параличом. Делал доклад, который я очень долго писал; в течение месяца просыпался каждое утро и начинал записывать. Так вот, фильм Сигарева основан на реальных событиях, и к нему другое подключение. Его смотрят как мой доклад, как на правду жизни. Ему сразу верят.

ЕД: Как сохранить баланс, выстраивая отношения с властью и в то же время сохраняя дистанцию? Как вам удаётся дружить с Ройзманом и с Собяниным, которые из разных лагерей?

ГК: Это сложный вопрос. Когда были выборы, я поддерживал Сергея Семёновича и его сильную человеческую, экономическую позицию по отношению к Москве. Сейчас я такого участия не принимаю, но работаю с правительством Москвы в том, что касается фонда.

Знаете какую позицию я для себя выбрал? Я по образованию коммунист. Взрослым парнем был в компартии, потом вне её, потом по настоятельному совету своего отца вступил в «Единую Россию». Но при этом я поддержал на выборах «Яблоко», а потом поддерживал Прохорова. Ксения Собчак задавала вопрос о том, почему я совершаю такие круги, и я вдруг понял, что если буду оставаться в ситуации политики, то буду похож на политическую проститутку, не имея твёрдой позиции. А потом понял, что это не совсем так. Во-первых, я делаю это безвозмездно…

ЕД: По любви?

ГК: По любви. Я понял, что мне просто нельзя касаться политики, и я вышел из «Единой России» — спокойно, без анонсов. Я абстрагируюсь от политики. Таким людям, как я, нельзя в ней быть: мы слишком эмоциональны. 

Однажды, года два назад, я познакомился в Екатеринбурге с одним монахом — китайцем и ламой. Я ему задал тот же вопрос: «Как вы живёте? У вас, простите, Тибет, Китай…» Он ответил: «Вы знаете, я научен одной вещи: дружить с властью нужно на расстоянии рукопожатия». И вот я жму руку, но между нами есть пространство.

ЕД: Ещё один политический вопрос — про Украину.

ГК: Придёт время, дай бог, и я когда-нибудь приеду на землю, где я родился — в Запорожье, в Восточную Украину, Днепропетровск. Я жил и на Западной Украине, и общаюсь с очень разными людьми. Я нахожусь на перекрёстке двух дорог. 

Скажу страшные слова — я видел случаи, когда мамы детишек с ДЦП говорили: «Я хочу, чтобы мой ребёнок ушёл раньше меня, потому что боюсь его оставлять, если вдруг что-то случится». И я вам скажу: хорошо, что мои родители ушли и не застали всё это. Моё детство было самым счастливым: я родился в 67-м году, и СССР в 70-е годы, что бы о нём ни говорили, был страной, в которой были счастливы дети и старики.

ЕД: А ваши дети счастливы?

Г.К.: Старшая сейчас находится в той фазе, когда она счастлива и глубоко несчастлива одновременно. Ей 19, она выходит в жизнь, постигает профессию. Актёрская профессия очень тяжёлая, особенно для женщин. Мужчина, в крайнем случае, может остаться один, а женщина даже этого не может — она должна думать о себе. Мужчина может бросить семью, как поступали некоторые из присутствующих здесь; не понимать, бороться, не соглашаться, жить другой жизнью, исправлять что-то. А женщина вообще одна: ей некого бросать. Себя же не бросишь. Полина сейчас начинает вкушать эту жизнь. А младшей — полтора года, она источник счастья.

ЕД: Вы как-то сказали, что готовы уйти из кино в музыку.

ГК: С удовольствием бы это сделал, если бы у меня всё гладко пошло. У меня есть музыкальные таланты, но я не уверен, что успею их раскрыть настолько, чтобы быть интересным широкой публике. Но Василий нашу песню взял.

Очень тяжело двигаться. Меня воспринимают как актёра: шоу-бизнес очертил свои границы и так просто к себе не подпускает. «Давайте так: у вас есть кино, театр, а это — наше» — эту позицию шоу-бизнес очень резко держит. Войти туда — неимоверно сложно. При моей наглости и упёртости я этим занимаюсь 10 лет. Я всё равно буду упрямо идти и соберу «Олимпийский» и «Крокус Сити» в Москве. Возможно, это будет через полтора года, на 50-летие, но я это сделаю.

Актёры, артисты, певцы делят территории искусства. Это другая территория, здесь ты готов встать и уступить место. Другая культура: ты идёшь в системе. У радио есть формат; ты приходишь и говоришь: «Подождите, но у меня такая музыка, такая гармония! Вот здесь у меня бридж, я хочу развить…», они говорят: «Нет-нет-нет». Песня звучит три минуты, у неё должен быть куплет и припев. 

У артистов другие законы, там есть трагедия и всегда есть искусство. Вася это чувствует как никто. Сделав эту комедию, «Страну Оз», он коснулся искусства. Поэтому, даже при наличии очень жёстких форм, которые используются в фильме — в том числе нецензурных, — на территории искусства это воспринимается по-другому. Это не воспринимается как пошлость. 

Почему критика отреагировала на эту картину так живо? Журналисты чувствуют суть: если взорвалась бомба, все разбегаются, а журналист бежит в эту воронку. Это — бомба. Она взорвалась, и я бегу к этой воронке — значит, здесь есть энергия. Она будет рождать новые мысли, новые слова. Ты будешь идти на компромиссы и развиваться как человек.

ЕД: В финале хочу спросить о вашем благотворительном фонде. Как его найти и как поучаствовать?

ГК: Фонд называется «Шаг вместе». У нас пока есть три небольших благотворительных центра в московских районах, куда мама может прийти и бесплатно получить медицинское обслуживание. 

Могу немного гордиться тем, что в этом году мы подхватили знамя журнала. Я вдруг понял: чем я могу помочь? Я же не медик и не менеджер. Это другой тип труда. Я понял, что я — билборд: рекламный носитель, площадка. Был такой журнал, «Жизнь с ДЦП» — единственный в стране, — и он ввиду экономического кризиса приостановил свою деятельность, не работал целый год. Мы с друзьями его подхватили и сделали уже третий номер. В этом году будет ещё четвёртый. Мы не дали погибнуть журналу, который очень важен.

Когда сталкиваешься с людьми, которые занимаются этим профессионально, то понимаешь, что ты — жалкий любитель.

ЕД: Главное, что вы это делаете.

ГК: Мне вообще нравится слово «любитель». Любитель — от слова «любить», это важно. Я знаю много профессиональных людей, которые нифига не любят свою профессию, а любитель приходит и любит. В актёрской профессии я профессионал, а в музыке — любитель.

Смотрите также:

Гоша Куценко: «Если я стану политиком, я быстро умру от разрыва сердца, когда узнаю всю правду, как оно есть на самом деле»

Анастасия Бакова: «Ксюша сказала мне: «Ты слизь! Играй слизь и убери киску!»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Куценко Гоша

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^