Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Дмитрий Песков (АСИ): «Это вызов для Урала: производство, на котором работают тысячи людей, — обречено!»

×
WorldSkills Hi-Tech 3 ноября 2015 в 21:06
Проблемы с видео?
В материале:

Песков Дмитрий, WorldSkills Hi-Tech

Директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив — о том времени, когда роботы заменят людей, потому что дроны будут дешевле гастарбайтеров.


Ольга Чебыкина: Дмитрий, добрый вечер.

Дмитрий Песков: Добрый вечер.

ОЧ: Даже если бы я забыла, фейсбук мне напомнил, что год назад в этот же день мы с вами встречались в студии телеканала «Малина» на WorldSkills Hi-Tech в Екатеринбурге. Это был первый опыт проведения национального этапа соревнований. Давайте проследим динамику. Есть чем похвастаться?

ДП: Да, слава богу, есть. В этот раз этап вдвое больше по размеру. Резко выросла соревновательная зона, увеличилась деловая программа, хотя казалось, больше некуда. Появилось огромное пространство профессиональной ориентации. Если год назад WorldSkills Hi-Tech был чемпионатом рабочих профессий оборонных предприятий, то сегодня мы делаем ведущую в мире систему подготовки кадров для новых индустрий. Здесь же осуществляем планирование государственной политики на десятилетия вперёд. Мы впервые в мире делаем так называемый блок Future Skills, где дети и молодые ребята до 28 лет соревнуются по профессиям будущего, принципиально важным в нашей стране для того, чтобы вернуть себе статус ведущей технологической державы мира.

Проходят люди, видят названия компетенций, видят то, что делают ребята, и у них на лице появляется удивление. Причём это и иностранцы, и крупные государственные чиновники, и бизнесмены. Они видят, например, специальность «Нейропилотирование», где дети управляют роботами силой мысли, и это не научный эксперимент, а уже индустриальный режим, потоковая технологическая задача. И диалог ведётся примерно такой: он сделал пять каналов, а я сейчас удержу в зоне 8, а к 2019 году мы сделаем 22, и это позволит одному оператору управлять не одним дроном, а роем из 20-30 дронов.

ОЧ: Ректор одного из московских технических вузов сказал фразу, которая полностью отражает нашу систему на протяжении последних десятилетий: хочешь получить одну эксклюзивную экспериментальную вещь — закажи её у русских, хочешь получить десять одинаковых вещей — закажи у кого угодно, только не у русских. Опытные образцы, экспериментальные наукоёмкие вещи — это наше всё, но когда речь идёт о системном производстве, тут мы отстаём. Вы считаете, эту проблему можно будет преодолеть в ближайшем будущем?

ДП: Мы как страна оказываемся перед шансом, когда мы впервые можем преодолеть эту проблему. Например, когда у вас безлюдное производство, то есть стоит 20 роботов вдоль конвейера. Или так называемая виртуальная фабрика, которая интегрирующим образом собирает необходимые вам детали с помощью 3D-принтеров. Более того, вы делаете это в сети: заказываете нужный вам материал, на следующий день он приходит по почте, с вас списывают деньги. Всё, больше вы в принципе ничего не должны знать. Промышленность будущего выглядит точно так же, как сегодня — заказ пиццы нажатием кнопки в айфоне. Точно так же, нажатием кнопки, вы сможете заказать 1000 металлических деталей необходимой вам точности.

ОЧ: Когда мы говорим о таких вещах, я сразу вспоминаю все эти статьи про так называемую четвёртую индустриальную революцию, когда промышленности в классическом смысле нет и всё максимально автоматизировано. Специалисты говорят о том, что если третья промышленная революция лишила рабочих мест многих мастеров, то четвёртая смоет как цунами оставшихся специалистов. Я была на производствах, где огромный пустующий автоматизированный цех, и один человек в белом халате ходит и смотрит, чтобы на компьютере все показатели соответствовали нормам. А здесь, на WorldSkills мы культивируем профессии, то, что делается руками. Как это коррелирует между собой?

ДП: Буквально вчера японская корпорация Komatsu продемонстрировала, как отрядом бульдозеров, который занимается подготовкой строительной площадки, руководит несколько беспилотников. Бульдозеры и дроны связали в общую сеть. Дроны летают, размечают, что надо сделать, и дают задачи бульдозерам. Бульдозеры выполняют задачу и едут дальше. Всё автоматизированное, всем этим хозяйством управляет один человек. Я усугублю картинку, которую вы только что нарисовали: за безлюдным производством следует безлюдное строительство.

ОЧ: Ну, пока у нас на стройках приезжие специалисты стоят друг у друга на плечах вместо стремянки, можно быть спокойными.

ДП: Да, потому что пока гастарбайтер дешевле дрона. Но учитывая то, о чём мы сейчас говорим, в какой-то момент гастарбайтер будет дороже дрона. Вопрос в том, что случится с массовыми промышленными производствами, с такими регионами, как, например, Урал. Интереснейший вопрос. Не знаю. Я считаю, что это большой вызов для Урала.

А вот массовое производство, в котором работают тысячи людей, точно обречено. Вот вы спрашиваете, почему мы готовим людей-сварщиков, а не делаем ставку сразу на роботов. Жизненный цикл длинный, и в атласе новых профессий мы показываем профессии на горизонте 20-го и 30-го года. Десятилетие между 20-м и 30-м годом мы будем наблюдать уникальную картину, когда всем будет понятно, что традиционная экономика обречена и умирает, но мы не будем в состоянии быстро её заместить. И если нам завтра необходимо строить многокорпусный ледокол, а для него нет сварщиков, то мы решаем эту задачу, параллельно развивая профессии, которые в какой-то момент заменят сварщика.

BMW делает ставку на полностью роботизированное производство. А японцы говорят: нет. На финальной линии Toyota всё равно остаётся человек, потому что человек в отличие от робота способен подумать о том, как выполняется конечная технологическая задача, и улучшить качество её выполнения. Робот на это пока не способен. Но я допускаю, что с развитием систем искусственного интеллекта и по мере того, как будет разворачиваться НТИ, такое тоже станет возможно. Появятся самообучающиеся, самонастраивающиеся роботы.

Ужас состоит в том, что когда мы разговариваем про беспилотные автомобили и говорим, что это фантастика, беспилотный автомобиль уже ездит по Москве. И мало кто знает, что Tesla — это самая большая распределённая в мире самообучающаяся система. Каждый автомобиль учится, посылает в общий центр сигнал о том, что он делает плохо, там искусственный интеллект обрабатывает информацию, и со следующим апгрейдом автомобиль у тебя вдруг начинает уметь входить в повороты.

ОЧ: Я изучала атлас профессий будущего на сайте «Сколково», там можно провести несколько часов. Совершенно непривычное ни уху, ни глазу звучание новых профессий. На сайте сказано, что 57 профессий исчезнет, 186 новых появится. И это перспектива ближайших 20 лет. Что будет самым болезненным для России в этом переходе? То, что вы предрекаете Уралу, — проблема трудоустройства и занятости тысяч людей промышленного региона?

ДП: По факту да, потому что помимо роботов с нами будут конкурировать гастарбайтеры. Например, в Китае 20 тысяч заведений, которые осуществляют подготовку по рабочим профессиям.

Самая главная проблема — это так называемая проблема лишних людей, или проблема неэффективности экономики. Таких лишних людей в стране уже очень много. Экономике не нужны девять из десяти бухгалтеров, которые сегодня работают. Я абсолютно уверен, что если уж государство хочет из социальных нужд кормить пять миллионов бухгалтеров, то давайте мы пяти миллионам людей, которые получают зарплату за бессмысленные циферки в экселе, предложим за те же деньги заниматься благоустройством подъездов и придомовых территорий. Отправим обратно гастарбайтеров, которые делают это плохо, и получим благоустроенные придомовые территории по всей стране. Они будут высаживать цветочки, воспитывать со всей своей неуклонной бухгалтерской строгостью жителей подъезда на предмет соблюдения правил.

ОЧ: Это к вопросу о том, что из этих пяти миллионов условно четыре с половиной миллиона на деле, мягко говоря, не очень хорошо выполняют свои обязанности. Найти хорошего бухгалтера — катастрофическая проблема, при том что рынок переполнен.

ДП: Потому что их плохо готовили. Но требования для человека, который занимается благоустройством, чуть ниже. А социальный статус этим людям можно дать достаточно высокий. Не дворник, но домовая хозяйка, хозяйка дома — это совершенно другой статус. Он совсем не ниже статуса бухгалтера. Наоборот, она будет командовать всеми жителями. И хотя бы чисто вокруг будет.

Государство должно научиться честно смотреть на себя и разворачиваться в сторону подобного рода вызовов. Тогда мы сможем отвечать и на те вызовы, о которых вы говорили в начале: куда девать людей, которые освобождаются в процессе автоматизации.

ОЧ: То есть важнейшая стратегическая задача на государственном уровне, если говорить образно, это перестать вставлять круглых людей в квадратные отверстия, перераспределить их и вставлять туда, куда нужно.

ДП: Да, абсолютно точно.

ОЧ: И напоследок — о приятном. На днях в АСИ состоялось заседание бюро экспертного совета, где вы закрывали проекты, которые сопровождали. Всего было 14 проектов. Расскажите, что это за проекты, под которыми можно подвести черту и сказать: да, они удались и теперь живут самостоятельной жизнью?

ДП: Много интересных проектов. Мы рекомендовали к закрытию наш первый системный проект глобального образования. Это проект, в котором государство полностью оплачивает обучение человека в зарубежных вузах, а) если в состоянии туда поступить, б) берёт на себя обязательство вернуться и три года отработать по профессии. Мы рассматривали первые сложные случаи, которые возникли в рамках этой программы. Вернулась первая группа из семи студентов, которые ездили в университет Карнеги — Меллон в Соединённых Штатах Америки. Это один из ведущих университетов в области IT. Была задача пройти программу в том числе по искусственному интеллекту и робототехнике и открыть такую же программу в Иннополисе, в университете в Татарстане. Шестеро всё прошли блистательно, а один завалил последний модуль, и возникла серьёзная проблема. У нас же прописаны штрафные санкции. За годичную магистратуру этого студента государство заплатило один миллион триста тысяч рублей. Он отучился, не сдал последний модуль, получил сертификат вместо диплома, вернулся и готов работать. Согласно нынешним нормативным документам он должен вернуть миллион триста и заплатить двойной штраф. Если миллион триста человек ещё может как-то вернуть, то три миллиона девятьсот тысяч — очень тяжело. Мы будем просить руководство страны чуть-чуть уточнить правила программы. С моей точки зрения, не очень честно наказывать человека, который не сбежал из страны и не прячется, для чего придумывались штрафы. Мало ли какие факторы у человека бывают, недоучился. Я считаю, что он должен вернуть миллион триста, потому что он не выполнил задачу, на которую его посылало государство, но не платить штрафные санкции.

Такого рода проектов много, рассказывать о них достаточно сложно. Мы закрывали часть региональных проектов, например, по WorldSkills. Мы поддержали их на самом старте движения, а сейчас оно само кого угодно поддержит. Вы видите, как много проектов, которые садятся на движение WorldSkills, вливаются в него и начинают двигаться дальше. А когда-то это была инициатива нескольких людей, которые своей силой и энергией прошибали государственные ограничения.

Смотрите также:

Андрей Никитин (АСИ): «Нет задачи сделать из WorldSkills просто шоу»

Руководитель WorldSkills Russia Павел Черных: «В России официально нет даже таких профессий, как мастер кузовного ремонта или системный администратор»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^