Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Официальная позиция правительства: вузов должно стать меньше на 40%»

×
Разговор на Малине 16 ноября 2015 в 19:48
Проблемы с видео?
В материале:

Закс Лев, Гуманитарный университет

Лев Закс, ректор Гуманитарного университета — о том, как создавался первый в стране частный вуз и почему взятый государством курс «на рабочие профессии» — пугающий.


ДОСЬЕ

Лев Закс, ректор Гуманитарного университета

Почётный работник высшей школы РФ. Доктор философских наук, профессор. Член совета ректоров вузов Свердловской области, член совета Ассоциации негосударственных высших учебных заведений РФ, председатель совета ректоров негосударственных вузов Свердловской области. Окончил философский факультет УрГУ. С 1974 года работает на кафедре этики, эстетики, теории и истории культуры УрГУ, последние 15 лет заведует этой кафедрой. В 90-м году стал одним из соучредителей первого негосударственного вуза в России — Гуманитарного университета. С 1990 года — декан факультета истории культуры, с 1994 года и по настоящее время — ректор Гуманитарного университета.

Ольга Чебыкина: Лев Абрамович, добрый день.

Лев Закс: Добрый день.

ОЧ: Хочу начать с приятного: для Гуманитарного университета, который вы возглавляете, этот год юбилейный — 25 лет, серьёзная дата для негосударственного вуза. Каковы итоги за четверть века?

ЛЗ: Мы были первым в стране негосударственным вузом. Мы были первыми, кто почувствовал лёгкий тогда ещё ветерок свободы и юридических возможностей и схватился за это. Негосударственные вузы сейчас в стране повсюду, но 25 лет — четверть века, всё-таки — кроме нас никто ещё не отмечал. Мы выжили в очень непростых условиях борьбы со многими обстоятельствами.

Если говорить о продуктивных итогах, мы -– вуз, признанный не только государством в лице Минобрнауки и министерства образования Свердловской области, но и своими коллегами, рынком и потребителями. За эти годы мы выпустили 8,5 тысяч выпускников. Мы зарегистрировались в декабре 1990-го, ещё в СССР, а в феврале 91-го начали учебный процесс. Тогда у нас было 200 человек.

Сейчас у нас 13 направлений бакалавриата, три направления магистратуры — а скоро будет больше — и восемь направлений аспирантуры. Мы четырежды получали государственную аккредитацию. Теперь в этом нет юридической необходимости, но до этого мы пробивались к званию университета. Когда мы начинали, у нас была пачка писчей бумаги, настольная лампа и старая пишущая машинка, и мы арендовали ту самую территорию, на которой администрация находится до сих пор — Студенческая, 19. С тех пор у нас появились два собственных здания, восемь факультетов, большой штат постоянно работающих преподавателей. У нас неплохая материальная база и, я уверен, одна из лучших вузовских библиотек, на которую мы не жалеем денег даже в самые трудные периоды нашего существования. 

Огромное количество выпускников работает на государственной службе, хотя мы частный вуз; когда мы начинали, первые выпускники иногда плакались, что их не хотят брать на работу, потому что никто не понимал, что это за контора — негосударственный вуз. А теперь мы даже официально, юридически называемся частным университетом, и большинство нормальных структур, включая властные, это совершенно не пугает, потому что мы себя доказали. И не только мы, конечно, — вместе с нами со временем возникла большая система негосударственного вузовского образования. 

ОЧ: Что касается терминологии: говорить «коммерческий вуз» некорректно, а «частный» — корректно. Объясните, пожалуйста, разницу.

ЛЗ: Слово «частный» фиксирует организационно-правовую форму: кто учредитель и хозяин. Слово «коммерческий» означает, что система работает на получение прибыли. По законам у нас нет коммерческих образовательных структур, потому что они существуют не ради прибыли — она вся вкладывается в развитие. «Коммерческий» — это магазин: он работает ради прибыли.

ОЧ: Сложно согласиться с тем, что прибыль вас совсем не волнует.

ЛЗ: Это совсем другой вопрос. Владельцы предприятий работают ради прибыли, которую они берут себе, а мы ту прибыль, которую потом и кровью выцарапываем, тут же направляем в книги, в компьютеры.

Если реально говорить, то потребностей у нас гораздо больше, чем возможностей, поэтому всё, чего мы добились, достигнуто ценой упорного труда и рачительного хозяйствования.

ОЧ: Да, но раз мы говорим о 25-летии вуза, то можно сказать, что и коммерчески вы тоже успешны. 

ЛЗ: Экономически, я бы сказал. Если бы мы не были успешны, мы бы просто перестали существовать. Таких примеров, кстати, немало. Когда возникала эта система, появились сотни таких вузов. Сегодня в стране насчитывается больше трёх сотен частных вузов, а было временами под 800. Считайте: 500 умерли без последствий. Я председатель Ассоциации негосударственных вузов, и мы входим в большую Ассоциацию негосударственных вузов России, которая консолидирует усилия, обеспечивает обмен опытом, защиту интересов…

ОЧ: Это способствует выживаемости негосударственных вузов?

ЛЗ: Отчасти да. 

ОЧ: Эта кооперация, можно сказать, отчасти вынужденная, продиктованная экономическими условиями?

ЛЗ: Вообще всё, что делают люди, отчасти вынужденно. И то, что мы с вами общаемся, тоже вынужденно, но согласитесь, что нам хочется общаться, правда? Так и тут. Мы сотрудничаем, потому что нам это выгодно и потому что это интересно. 

ОЧ: Когда в нашу студию приходят профессиональные фотографы, они жалуются, что сейчас куда ни плюнь — попадёшь в фотографа: каждый в своём телефоне формирует гигабайты фотографического и видеоконтента, всё это выкладывается в интернет и девальвирует профессию. Нет ли такого в негосударственном образовании? Сейчас произошло некоторое прореживание и остались сильнейшие игроки, но были периоды, когда было очень много вузов, они выдавали сомнительные дипломы. Насколько цивилизован ваш рынок, прошёл ли он болезненный период роста, когда негосударственным образованием занимались все, кто хотел?

ЛЗ: Этот процесс идёт волнообразно. Сегодня малоприятным фактором выступает так называемая демографическая яма. Болеют от этой ямы все — и хорошие и плохие, — но это обостряет конкуренцию. Ровно те же процессы происходят с государственными вузами, причём при участии государства. Сегодня взят курс, который совсем не радует профессионалов высшего образования и людей, которые понимают тенденции развития. У меня, например, как у культуролога, а не только как у человека, работающего в этой системе, вопрос: зачем нам столько высшего образования, когда некому у станка стоять? Насколько я понимаю, волевым путём сектор высшего образования сокращается, но я пока не слышал, чтобы это создало очередь у больших промышленных предприятий. 

Честно говоря, я плохо представляю, как может в высокотехнологичном производстве работать человек, не имеющий высшего образования, но сегодня курс именно такой. На сайте Минобрнауки можно видеть каждый день: такие-то вузы закрыты, такие-то соединены. Мотив тот же самый: надо их укрупнять, чтобы их было меньше. Есть официальная концепция правительства РФ: к 2020 году должно остаться на 40% меньше вузов, на 80% — филиалов. С филиалами, в том числе с государственными, борются вообще жестоко. Их просто выжигают инсектофунгицидами. Единственная форма реагирования для нас — повышать требования к самим себе, повышать свою конкурентоспособность. 

ОЧ: Существует ли в вашем вузе взаимодействие с бизнес-структурами, когда бизнес вкладывается или заключает соглашения с прицелом, что ваши выпускники пойдут работать в определённую сферу? Или это прерогатива исключительно государственных вузов?

ЛЗ: Это больной вопрос, и здесь не наша вина. Безусловно, мы сотрудничаем с бизнесом, но в какой форме? Прежде всего, мы привлекаем субъектов бизнеса в образовательный процесс, потому что у нас практически на каждом направлении работают профессионалы высокого класса, не теоретики, а практики. Но когда заходит речь о сотрудничестве по части «мы сотрудничаем, ты потом возьмёшь у нас людей» — с этим пока трудно. 

Это проблема широты мировосприятия. К сожалению, многие бизнесмены смотрят на мир очень узко, примитивно-прагматично. Когда наши дети, как мы их называем, идут на производственную практику, например, в банк, и этот мальчик или эта девочка им нравятся — тогда они берут. А подумать о том, чтобы сформировать проект, по которому можно получить целую бригаду таких динамичных мальчиков и девочек, которые всё перевернут, потому что за ними будущее — такого пока нет. Андрей Анатольевич Козицын имеет проекты с большими государственными вузами, и ему этого мало, и он создаёт свои корпоративные образовательные структуры, значит, он — умница и стратегически мыслящий человек.

ОЧ: Но это продиктовано нашими экономическими реалиями. У нас короткое плечо планирования. Бизнесмен сам не знает, что будет с ним и его бизнесом через 15, 10, 5 лет. Здесь и сейчас — получение прибыли, максимальная эффективность, чтобы создать хоть какую-то подушку безопасности. Это всё звенья одной цепи.

ЛЗ: Логика утилитаризма — это логика «после нас хоть потоп». А вообще человеческий род — это связь поколений: если ты завёл дело, думай о том, кому ты его передашь, кто будет работать. Проблема кадров — это всегда вопрос.

ОЧ: Какие у вас планы на 2016 год и как они могут быть негативно скорректированы в свете сокращения как высшего образования, так и гуманитариев.

ЛЗ: У нас есть реалистические программы-минимум — это нормальное функционирование вуза и набор. Если говорить о программе-максимум, то это, прежде всего, совершенствование, осовременивание учебного процесса. Наша идея фикс — всё больше уходить от старой начётнической системы, когда студентам сверху вниз вдалбливаются знания, студент всё это фиксирует и забывает, а потом приходит на производство, а там как было у Райкина — «забудьте дедукцию и индукцию, давайте продукцию». У нас очень важная работа, которую нам мешают делать бюрократы. Они нас замучили на бумажках, отчётностях и так далее. 

Вторая очень важная для нас цель конкретно этого года — так отпраздновать своё 25-летие, чтобы было о чём вспомнить, как говорил герой Георгия Буркова в одном фильме. Весь год будет большая гирлянда ярких праздничных мероприятий, а в финале — торжество на открытом воздухе. Это будет в конце мая, когда мы соберём выпускников и нынешних студентов, и у нас будет народное гуляние в честь 25-летия. 

ОЧ: Желаю вам продуктивного года и хорошего празднования, которое будет иметь пролонгированный пиар-эффект и скажется в том числе и на наборе студентов.

ЛЗ: Спасибо. Не знаю, не знаю… Мы бьёмся, мы работаем, но пока мы отвечаем за тех студентов, которые у нас есть, и каждый день думаем, как сделать так, чтобы они взяли от нас больше.

Смотрите также:

Руководитель проекта «Национальный рейтинг университетов» Алексей Чаплыгин: «В топ-100 международных сводных рейтингов к 2020 году российским вузам пробиться не удастся»

Андрей Щербенок: «Есть программа 5/100. Мы пытаемся вывести вузы России в мировые топы»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^