Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Юрий Кушпель и Антон Еликов, победители WebReady в Сколково: «Малая розница уже неконкурентоспособна. Надо помочь этому бизнесу выжить»

×
Разговор на Малине 10 ноября 2015 в 17:42
Проблемы с видео?
В материале:

Кушпель Юрий, Еликов Антон

А также

WebReady, Сколково, Мерката

Авторы проекта «Умные кассы» — о том, зачем они решили создать IT-сервис для «умирающего» малого бизнеса, как их «Мерката» сможет объединить предпринимателей и какова цена вопроса.


Ольга Чебыкина: Юрий, Антон, здравствуйте.

Юрий Кушпель, Антон Еликов: Здравствуйте.

Проект «Мерката» — условно «умные кассы». Это облачный сервис, связанный с кассовым аппаратом, который собирает и в удобной форме показывает ключевые данные о продажах и работе сотрудников, оценивает эффективность ценовой политики и так далее. Потенциальные пользователи «Меркаты» — несетевые розничные точки индивидуальных предпринимателей. Стоимость обслуживания одного кассового места — от 1,5 до 4 тыс. руб. в месяц. Оборудование приобретается отдельно и стоит в три-четыре раза дешевле существующих аналогов.

ОЧ: Дух изобретательства, как мне кажется, либо есть, либо его нет. С чего всё началось в вашем случае? Это была кардинальная проблема в вашем личном бизнесе или к вам пришёл друг, владелец маленького магазина у дома, и сказал: «Ребята, я так больше не могу — кассир ворует больше, чем продаёт». Когда вы поняли, что надо делать своё?

ЮК: В теме автоматизации торговли я уже 15 лет, и есть очень много мест, куда я могу применить свой опыт. Формат небольших магазинов, на который мы нацелились, оказался обездоленным. За всю историю мы не нашли хорошего решения, которое покрывало бы потребности небольшого предпринимателя, ведущего розничный бизнес. В последнем проекте, в котором мы с Антоном участвовали, мы получили достаточно серьёзный запрос от производящей стороны, которая сбывает свои товары через такой канал. У них неудобства при работе с этим форматом: большой объём бумаги, маленькая стоимость сделок, а затраты на взаимодействие — очень высокие. Это никому не выгодно.

Нужно отметить, что предприниматели, работающие в маленьком формате, уже неконкурентоспособны — дело в том, что на логистику до этого формата уже уходит где-то 40% себестоимости товара. Выжить с таким ценообразованием, с такими затратами тяжело.

ОЧ: Мой следующий вопрос циничный: а зачем изобретать что-то для группы предпринимателей, которая вот-вот загнётся? Я с большим уважением отношусь с таким бизнесменам, но в нашей студии было много людей, связанных с малым бизнесом, и они часто говорят о том, что им тяжело: арендная ставка на помещение готова задушить, сплошные согласовательные, проверочные и прочие процедуры, логистика и далее по списку. Пока вы свою систему наладите, они все просто умрут, и сети всё поглотят. У вас нет такого ощущения?

АЕ: Мы опасаемся, что этот сегмент гибнет, но понимаем, что если кто-то не сделает решение, которое позволит ему стать эффективнее, то страна превратится в набор естественных и не очень монополий. А большое количество населения в предпринимательском слое — 400 тысяч магазинов это порядка четырёх-пяти миллионов сотрудников — не пойдут работать в «Газпром» или ещё куда-то, там нет потребности в таком персонале. Страна перестанет быть сильным государством. Мы не можем всю жизнь на нефти и газе вывозить.

Мы часто вспоминаем опыт Франции, где сетями был практически полностью выжжен предпринимательский слой, и ни к чему хорошему для экономики страны это не привело. А есть государства, где этот предприниматель крепкий, во многих европейских и азиатских странах предприниматели крепко стоят на ногах и делают бизнес многие годы. Да, им тяжело, но они продолжают его делать, и это сильная основа экономики. Это люди, которые могут думать и принимать правильные решения.

Мы рассчитываем, что будем на этом зарабатывать, но у нас рентабельность бизнеса наступает после того, как нашим сервисом воспользуются четыре тысячи предпринимателей. Это серьёзный объём рынка, и мы понимаем, что нам придётся ещё достаточно долго инвестировать.

ОЧ: Сколько сейчас заявок и заинтересованных лиц?

ЮК: Скажем нескромно, уже очередь. В листе ожидания порядка 400 предпринимателей, которые подали заявку ещё на стадии формирования сервиса. Запрос рынка есть. Мотив — выживание. Он в разы сильнее, чем стремление просто быть эффективным.

ОЧ: И в вашем инструменте предприниматели видят способ решения проблемы?

ЮК: Кто-то даже видит надежду на будущее. И если заглянуть в будущее, то единственная возможность выжить в этом формате — конечно, кооперация. Мы, опять же, вернёмся к опыту Европы, где волна кооператорства началась где-то в 60-70-е годы.

Есть две формы этой кооперации. Первая — когда группа предпринимателей вступает в клуб и делает то, что можно сделать сообща за меньшие деньги: распределительные центры, автопарк, аутсорсинг бухгалтерии, юридический аутсорсинг, закупочная структура, которая добивается лучших цен от поставщиков.

Второй путь кооперации — когда какой-то из дистрибьюторов поднимает флаг и говорит: «Давайте объединяйтесь вокруг меня». Обе эти формы получили распространение в Европе. Мы знаем известный, присутствующий в России кооператив Spar — он работает под франшизой. По сути дела, то же самое — кооператив частных предпринимателей. Структура, которая стоит над всем, получает такие же условия, как и сети. Вот, собственно говоря, тот путь, который мы видим для российского предпринимателя.

Сразу скажем, что договороспособность этих ребят не очень высокая. Но нужно показать пример. Мы уже видим, как формируются подобные клубы в Архангельске — это, пожалуй, самый сильный пример, в Екатеринбурге началось движение, в Тюмени. Сервис, который мы создаём, станет платформой и средой, в которой будут развиваться такие кооперативные начинания.

ДОСЬЕ

Юрий Кушпель и Антон Еликов, предприниматели

Имеют большой опыт разработки и внедрения информационных систем для комплексного управления розничной торговлей и внутреннего учёта в крупных торговых сетях. Оба работали в «СКБ Контур». На практике знают всё об оптимизации бизнес-процессов за счёт эффективной системы электронного документооборота в ритейле. С января 2015 года занимаются собственным проектом «Мерката». В конкурсе российских IT-стартапов WebReady облачная касса «Мерката» заняла второе место в номинации «Сколково Mobile». Предприниматели получили грант 4 млн рублей.

ОЧ: Как я знаю, сейчас ваш рабочий день состоит из того, что вы отвечаете на вопросы тех, кто стоит в очереди и пытается присоединиться к вашей системе. Какие самые часто задаваемые вопросы?

АЕ: Самый часто задаваемый вопрос в преддверии Нового года, как ни странно, про алкоголь. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. С 1 января 2016 года ужесточаются меры по обороту алкоголя в розничных точках, и история говорит о том, что 120 тысячам торговых точек, которые продают алкоголь — всего 40 тысяч из них сетевые, всё остальное частные предприниматели, — предстоит обзавестись интернетом, компьютером, навыками достаточно сложных манипуляций, связанных с не самым простым процессом, который придумали в чиновничьих кругах, чтобы фиксировать факт приёмки алкогольной продукции.

Мы как раз вчера вечером сидели с коллегами и пытались понять, насколько это трудоёмкий процесс. Я посмотрел инструкцию — что должен проделать предприниматель, чтобы начать работать в ЕГАИСе. Я бы, наверное, день потратил, чтобы разобраться. У моего двоюродного брата розничный магазин — там кнопочный телефон, и с компьютерами он работает как обычный пользователь, для доступа в интернет и в качестве печатной машинки. Предприниматель должен совершить нереальные операции, чтобы начать работать в ЕГАИСе. Значит, он должен воспользоваться чьими-то услугами. Но в России просто нет стольких автоматизаторов, которые позволят привести 80 тысяч точек в нормальное состояние за короткий промежуток времени.

ОЧ: Вы думаете, вы можете помочь?

АЕ: Мы пытаемся сделать решение, которое сделает проблему 1 января дешёвой и достаточно простой для предпринимателя. Но мы понимаем, что придётся несладко, первые недели января будут очень горячими. Вот это самый острый вопрос от рынка на текущий момент.

Если магазины не торгуют алкоголем, то другой самый частый вопрос — «а сколько стоит?» Цена текущих автоматизационных решений, конечно, выоская для торговой точки: 150-200 тысяч. Даже при обороте в 600 тысяч, в миллион это крайне высокие затраты.

ОЧ: А ваша — в два-три раза дешевле.

АЕ: В три-четыре.

ОЧ: Что вы говорите критикам, которые говорят, что, во-первых, на Урале есть разные IT-решения для поддержки малого предпринимательства, во-вторых, условный «1С» давно изобретён, и аналитика — это его дело? При этом вы позиционируете своё изобретение как «умную кассу», которая будет осуществлять необходимый минимальный анализ для малого предпринимателя. Давайте ответим критикам.

АЕ: Что-то новое всегда воспринимается критично. Когда мы с Юрой запускали предыдущий проект по электронному документообороту между сетями и поставщиками, никто не верил в то, что это возможно. Во-первых, уже был конкурентный рынок — шесть крупных игроков с серьёзным портфелем за плечами. Во-вторых, поляна не самая простая: это такие жёсткие предприниматели, у которых есть богатый опыт всяческих изменений, и они достаточно тяжело их переносят. А мы взяли и решили, что можем раскачать этот рынок в России в несколько раз, хотя текущие игроки говорили: уже всё хорошо. Нам не верили даже наши партнёры, которые вкладывали деньги. Но мы это сделали.

Знаете, тут, кажется, работает такой фактор: энергия, которую ты прикладываешь к проекту, конвертируется в результат. Запрос в космос, когда ты говоришь «блин, помощь нужна», и она откуда-то приходит. Это иррационально, но так бывает.

Мы вовлекаем в наше дело максимальное количество участников, чтобы изменения происходили максимально активно. Это и поставщики товаров народного потребления, и мелкие производители-фермеры, которые заинтересованы в том, чтобы жила мелкая розница, потому что для них это основной канал сбыта, и сами предприниматели. И, как ни странно, в кругах государственных служащих тоже есть люди, которые способны делать правильные движения в сторону улучшения ситуации.

ОЧ: Вы получили грант от фонда «Сколково», четыре миллиона рублей. Для вас это необходимая галочка, это помогает при разговорах с вашими потенциальными клиентами? Или вам просто необходимы были деньги, хотя в масштабах вселенной это очень и очень символическая сумма?

ЮК: Действительно, сумма достаточно символическая. Наш план требует порядка миллиона долларов вложений — это по пессимистическим оценкам. Но, тем не менее, фаза разгона не требует таких колоссальных денег. Основные деньги требуются именно на масштабирование, когда рынок сказал — да, мы работаем с вами, первые клиенты сказали — всё ОК, и нужно быстро масштабироваться. В таких деньгах проблем на рынке сейчас нет. Если бизнес уже идёт, то инвестировать готово достаточно много и компаний, и частных лиц, и финансовых игроков. Но самый сложный отрезок — начало, когда свои деньги уже закончились, и нужно успеть добежать. Ощущение, как будет ты уже летишь на всех парах, а до следующей заправки ещё 200 километров. С помощью этих денег мы доживаем до следующей стадии, когда проблем с привлечением инвесторов уже не будет.

ОЧ: Теперь у вас есть четыре миллиона, с помощью которых вы дойдёте до момента, когда можно будет масштабироваться и легко привлечь деньги. Когда это произойдёт?

ЮК: Ориентировочно в мае. Следующая веха нашего проекта — это когда нужно быстро-быстро расползаться по всей территории страны. Мы рассчитываем, что в этом году с нами станут работать порядка тысячи предпринимателей. Возможно, вспышка с ЕГАИСом увеличит эту цифру в десять раз. Такое чудо может произойти. Но, сами понимаете, нельзя быстро увеличиться в десять раз — нас просто разорвёт на куски. Клиентов нужно поддерживать; быстро смасштабироваться — не очень простая задача.

Смотрите также:

Местные производители и магазины «у дома»: «Мы объединяемся, чтобы тупо выжить!»

Максим Сомов, уральский изобретатель, покоривший «Сколково»: «Я был уверен, что там повсеместная коррупция!»


Продюсер: Марина Тайсина
Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов
Операторы: Роман Бороздин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^