Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,13$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,13$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,13$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Оксана Орачева, фонд Потанина: «Владимир Олегович в кризис готов выделять на благотворительность ещё большие суммы»

×
Разговор на Малине 8 октября 2015 в 18:18
Проблемы с видео?
В материале:

Орачева Оксана

Почему кризис только на пользу благотворительной деятельности и как Екатеринбург может заработать на Уральской индустриальной биеннале современного искусства.


Благотворительный фонд Владимира Потанина был создан 15 лет назад. Это один из первых частных фондов в стране. В 2014 году фонд объявил об обновлении музейных программ. Программа фонда «Музейный десант» предназначена для стажировки музейных сотрудников за рубежом, «Музейный гид» направлен на поддержку музеев, способных удивить посетителей местом расположения, коллекцией и подходом специалистов.

Екатерина Дегай: Оксана, здравствуйте.

Оксана Орачева: Здравствуйте.

ЕД: Ваш фонд — один из первых частных фондов в стране. Ежегодно Владимир Потанин выделяет порядка 300 миллионов рублей на поддержку образовательных и культурных проектов. Около года назад вы были в нашей студии, и я спросила вас, не сократятся ли в связи с кризисом объёмы денег. Вы сказали, что нет. Вам действительно не пришлось корректировать бюджеты?

ОО: За прошедшее время ничего не изменилось. Мы сохранили все грантовые программы и даже расширили их. Грантовый фонд музейных программ увеличился до 75 миллионов рублей. Конечно, мы работаем не в безвоздушном пространстве, и кризис, который охватывает все сферы, повлиял и на нас. Мы делаем всё то же самое, но это теперь, к сожалению, обходится дороже, потому что подорожал проезд, расходы, связанные с печатью, с проживанием… Мы стремимся более эффективно использовать средства, чтобы кризисная составляющая не затрагивала нашу основную деятельность, связанную с предоставлением грантов и благотворительной помощи.

ЕД: В одном из интервью вы сказали, что кризис — это удачное время для пересмотра отношения к благотворительности, потому что именно в кризис приходит понимание, что это очень эффективный, часто недоиспользованный механизм вовлечения граждан в решение социальных проблем. Что вы имели в виду?

ОО: Когда возникают проблемы, например, экономические как сегодня, мы все более ответственно относимся к своей деятельности, потому что хотим получить другой результат. В этот момент люди готовы вовлекаться в решение актуальных социальных проблем, потому что хотят помочь самим себе и государству решить эти проблемы через в том числе ресурсы благотворительности.

И ещё кризис хорошее время для развития, потому что он позволяет создавать что-то новое, инновационное. Он лимитирует нас финансово, и мы начинаем думать, как можно быть более эффективными. 

ДОСЬЕ

Оксана Орачева, генеральный директор благотворительного фонда Владимира Потанина

Окончила исторический факультет Пермского государственного университета, кандидат исторических наук. Имеет степень магистра социальных наук Бирмингемского университета. Стажировалась в Оксфордском и Йельском университетах. 10 лет возглавляла международную программу стипендий Фонда Форда в московском представительстве Института международного образования. С 2012 года работает в благотворительном фонде В. Потанина, в прошлом году была назначена его генеральным директором.

ЕД: Вы приехали в Екатеринбург ради мероприятия в рамках III Уральской индустриальной биеннале. Его организует фонд Потанина и Всемирная биеннальная ассоциация. Специалисты этой ассоциация аккумулируют опыт проведения биеннале по всему миру; в частности, сейчас обсуждается, как биеннале могут способствовать экономическому развитию региона. Этот постулат произносится довольно часто, но в его пользу не хватает, как мне кажется, убедительных аргументов. Вы можете их привести?

ОО: Вчера мы в течение дня обсуждали, каким образом с точки зрения программ, финансов и политики проходят биеннале в разных странах. Приводились очень интересные примеры. Если говорить о международном опыте, то когда проходят биеннале, они сразу нацелены на привлечение в регион не только людей искусства, которые будут участвовать в создании тех или иных арт-объектов, но и туристов. Это дополнительный приток туристов.

ЕД: У нас в студии была директор Ливерпульской биеннале Салли Таллант. Она рассказала о том, что когда промышленное производство в Ливерпуле пошло на спад, появилась потребность в новом толчке для развития, и тогда придумали биеннале. Она проходит уже 15 лет. В 2012 году Ливерпульскую биеннале посетило более 700 тысяч человек, и это принесло 27,7 миллионов фунтов дохода. 

ОО: Да, есть успешные примеры того, как это работает. Они не сразу могут выражаться в крупных цифрах, если говорить о доходе, потому что всё-таки для того, чтобы люди приезжали, биеннале должна заслужить авторитет и признание, в том числе международные. 

Интерес нашего мероприятия в Екатеринбурге в том, чтобы показать, как культурная составляющая может хорошо вписываться в экономическое развитие. Не надо отрывать одно от другого — экономика отдельно, культура отдельно, социальная сфера ещё какое-то направление. Всё очень взаимосвязано, и вкладываясь в одно, мы на самом деле вкладываемся во всё. 

ЕД: Как фонд Потанина определяет, какому музею помогать? Как расставляются приоритеты?

ОО: Мы оказываем поддержку в первую очередь на конкурсной основе. Участвовать в конкурсе может любой музей или сотрудник, если это конкурс для сотрудников. Соответственно, мы сразу объявляем правила игры, что очень важно: человек, принимая решение, участвовать ему в конкурсе или нет, знает, на каких условиях проводится конкурс, какие цели мы преследуем. 

Отбором занимаются эксперты. Создаётся независимый экспертный совет. Мы тоже в него входим, но не имеем большинства, поэтому независимые эксперты могут определить важность того или иного проекта, причём не только для музея, но и для сообщества, для региона в целом, что важно.

ЕД: Какие музеи нашего региона участвуют в вашем проекте? Вы можете озвучить размер грантов, которые они получили?

ОО: С размерами грантов очень просто: они варьируются от одного до двух миллионов рублей. Здесь реализуются два наших проекта, оба промышленные, связаны с Уралмашем, и оба предполагают участие людей, которые здесь живут. Это особенность региона: музейные проекты не оторваны от местной жизни, а наоборот, интегрируются в неё, что даёт гораздо больше шансов на то, что они будут успешными. И мы очень рады, что и сотрудники музеев Екатеринбурга принимают активное участие в индивидуальных проектах. Например, Никита Корытин из музея изобразительного искусства был участником нашей первой американский стажировки.

ЕД: Верно ли утверждение, что большим федеральным музеям хорошо удаётся выстраивать взаимоотношения со спонсорами и благотворительными фондами? В прошлую нашу встречу мы с вами обсуждали прекрасный опыт эндаумент-фонда Эрмитажа. А вот у региональных маленьких музеев так почему-то не получается. Это вопрос бренда, и легче привлечь спонсоров или благотворительный фонд на красивое название музея? В чём проблема?

ОО: Мы давно работаем с Эрмитажем, а с прошлого года — с Политехническим музеем и Кунсткамерой. Это очень разные музеи, но все они предлагают нечто большее, чем должен предложить музей. Например, мы поддержали проект Политехнического музея по созданию магистратуры по музейному делу в Высшей школе экономики. Это уникальная вещь, направленная на то, чтобы у нас появлялись специалисты международного уровня, которые бы слушали и российских, и западных специалистов музейного дела, владели современными технологиями и тем самым меняли музеи изнутри. 

С Кунсткамерой немного другой проект, там создаётся специальная медиакоммуникационная среда, чтобы правильно наладить диалог между всеми участниками процесса — сотрудниками, потому что это ещё и научно-исследовательский институт, посетителями, которые приходят музей, и теми, кто в музей не ходит, но хотел бы с ним познакомиться. Мы надеемся, что в результате реализации проекта появится новая уникальная платформа, объединяющая всех на виртуальной основе и позволяющая другим музеям делать аналогичные вещи. 

На музеи не федерального подчинения ориентирована программа «Музейный гид». Она предназначена для открытия удивительных музеев России — мы так и называем одну из номинаций. Музеи федерального подчинения просто не могут участвовать в этой программе по формальному признаку. Мы даём не федеральным музеям возможность приобрести опыт продвижения — как виртуального, так и не совсем, потому что мы говорим о музеефикации ландшафта, когда музей выходит за пределы собственных стен, создаёт специальные маркеры на территории и объединяет местное сообщество вокруг истории территории.

ЕД: В прошлый раз я спрашивала вас о степени включённости Владимира Потанина в работу фонда. Близится конец года, и, наверное, скоро будет подведение итогов. Будет ли Владимир Потанин в этом участвовать? И как он обычно принимает проекты, насколько он критичен в оценке фонда?

ОО: Владимир Олегович Потанин очень заинтересован в деятельности фонда. Ему важно, как у нас всё происходит, и не только конкретные проекты, но и эффект и результаты, насколько нам удалось достичь изначально поставленных целей. 

Второй раз запускается наша новая программа, эндаументы, Первая была пилотная, теперь, надеемся, она будет постоянной. Владимир Олегович планирует выделить дополнительные 30 миллионов рублей и распределить их между лучшими реализованными проектами. Вузы, музеи и другие организации в сфере образования, науки и культуры могут получить взнос в эндаумент от Владимира Потанина, если проект окажется успешным по результатам обучения, которое мы предлагаем. Владимир Олегович вовлечён, но, конечно, не в ежедневную работу фонда, а в оценку результатов и определение стратегических направлений его деятельности в будущем.

ЕД: То есть он может даже увеличить бюджет, если ему понравится результат?

ОО: Если мы работаем хорошо и эффективно и если наша работа востребована — конечно. В этом году итоги пока не подведены, они станут известны только в следующем году, но могу сказать, что фонд стал больше, чем был в прошлом году, когда мы говорили о трёхстах миллионах.

Смотрите также:

«В своё время благотворительность в США была способом уйти от налогов. В России государство не даёт сделать это выгодным»

Директор международной Ливерпульской биеннале Салли Таллант: «Ливерпуль зарабатывает на биеннале 21 миллион фунтов»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Орачева Оксана

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^