Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Рома Либеров: «Если бы самому последнему гопнику выдать хоть чуть-чуть достоинства…»

×
Разговор на Малине 27 октября 2015 в 19:38
Проблемы с видео?
В материале:

Либеров Роман

Режиссёр Рома Либеров — о своём новом фильме про Осипа Мандельштама «Сохрани мою речь навсегда», работе с Виктором Сухоруковым и Noize MC и немного о том, как изменить мир.


Ольга Чебыкина: Рома, добрый день.

Рома Либеров: Здравствуйте, Оля.

25 октября в кинотеатре «Салют» Рома Либеров представил новую документальную картину про Осипа Мандельштама «Сохрани мою речь навсегда» — сочинение для кинотеатра со зрителем, как определил жанр картины автор. Здесь есть и анимация, и кукольный театр, и документалистика. Мандельштама сыграл Виктор Сухоруков, также за кадром можно услышать голоса Чулпан Хаматовой и Инны Чуриковой, а главной музыкальной темой фильма стала современная интерпретация стихов от Noise MC.

ОЧ: Поздравляю вас с премьерой. Я получила вчера невероятное удовольствие, побывав в «Салюте».

РЛ: Да? Спасибо. Я не знаю, возможно ли получить удовольствие…

ОЧ: Да, я читала отзывы из других городов, и люди писали, что вы перед показом говорили зрителям о том, что вряд ли этот просмотр будет для них приятным и это не самый лучший способ провести вечер. Вы говорили это и в Екатеринбурге?

РЛ: Существует традиция пожелания приятного просмотра. Я не очень представляю, что это такое. Я очень люблю кино. Просто кино. Мне нравится процесс просмотра кино. Но он далёк от приятностей и удовольствия, поскольку это же работа. Люди работали, результат их работы ты наблюдаешь перед собой, и ты тоже должен работать. Думать, да, думать — это вообще необходимо, всё время. Ты должен произвести какую-то работу, и тогда при счастливом стечении обстоятельств, если ты затратишь необходимое количество внутреннего вещества для работы, то, может быть, произойдёт что-то, и их работа совпадет с твоей работой. И ты в лучшем случае поймёшь, для чего работали те, на чей результат ты смотришь. 

ОЧ: Фактура, с которой вы работали в этом фильме про Осипа Мандельштама, мягко говоря, непростая, а если жёстко сказать, то трагичная. Действительно, вряд ли можно получить удовольствие, наблюдая за жизнью безвинно убиенного своей страной поэта, как сказано в эпиграфе к фильму.

РЛ: Мы же не сказали, в чём повод для нашей встречи. Дело в том, что наконец в кинотеатрах страны и Екатеринбурга в частности вышла наша новая, шестая по счёту, работа — памяти Осипа Мандельштама. Мы это называем «сочинение для кинотеатра со зрителем». Называется фильм «Сохрани мою речь навсегда», по первой строчке известного всем стихотворения начала 30-х годов. 
Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма, 
За смолу кругового терпения, за совестный дёготь труда…
И так далее, так далее. 

ОЧ: Прокатчики были против формулировки «сочинение для кинотеатра со зрителем», потому что это непонятно. Как им продавать билеты, как им объяснить, что это такое будет? Тем не менее, вы настояли, и на афишах написано именно так — «сочинение для кинотеатра со зрителем». А вчера на сожаление одного из почтенных пожилых зрителей премьеры о том, что судьба проката будет трагична, вы возразили, что не так уж она и трагична. 

РЛ: Не знаю пока, какая судьба и можно ли говорить о какой-то трагедии. Если мы говорим о судьбе Мандельштама, то мне нечего интересного сказать по этому поводу. Это какие-то такие технические данные, они как-то не о том. А я внутри себя сейчас не могу нащупать, что было бы о том. Я истекаю в этой болтовне, я понимаю, что это счастливая возможность встретиться и поговорить, что я должен как-то утилитарно к этому подойти и должен увлечь, и мне хочется сказать: екатеринбуржцы, дорогие, пожалуйста, придите посмотрите. Может быть, мы все с вами только для того и родились, чтобы эти стихи услышать, и неважно, как вы отнесётесь к кино. Но я не чувствую в себе запаса, что-то произошло. То ли туман, то ли вы такая прекрасная сидите. Я как-то не очень понимаю, что бы такого сказать, что могло бы привлечь зрителей в кинотеатры. Если даже рецензенты, именитые, не именитые, пишут: Иосиф Мендельштам, пишут слово «авации» через а. 

Каждый зритель для нас чрезвычайно важен, и это чудо: вы приходите в кино — «Монстры на каникулах», «Молодость», «Девушка с оружием в автомобиле». Резона пойти на фильм о поэте, имени которого вы, может быть, никогда не слышали, почти нет. А вместе с тем, я думаю: стоп, Екатеринбург, огромный город колоссальных культурных традиций, прибитый, уже навсегда прибитый к эпохе, о которой идёт речь в фильме. Ну почему же вы не сходите? Сходите. И вдруг в зале собирается 300 человек. Это какое-то чудо. И чудо, что в этом времени, в рушащемся мире звучат стихи Мандельштама, а в роли Мандельштама Виктор Сухоруков.

ОЧ: «Мы живём, под собою не чуя страны» — это стихотворение дважды звучит в фильме. Считаете ли вы, что эти строки про сейчас в том числе?

РЛ: Да, они про сейчас. Сколько тысяч раз я всё это видел, столько тысяч раз я немножко блекну, немножко сжимаюсь. Страшновато, что они звучат сейчас. Было бы замечательно, если бы нам говорили: «Мы живём, под собою не чуя страны, наши речи за десять шагов не слышны,» — и мы бы, покачивая головами, говорили: «Как хорошо, что это всё в прошлом, какое ужасное было время, какие страшные моменты мы пережили». Я бы предпочёл это, вместо того чтобы смотреть — стоп-стоп-стоп, как это всё снова могло произойти? Я бы предпочёл всё обратно! Но нет. 

Мы репетировали этот эпизод с Бастой, я хотел, чтобы на эти стихи трек сделал Вася Баста. Но просто не получилось. В итоге стихотворение звучит дважды. Я называю это «соло для контрабаса, пилы и голоса», так фрагмент построен. 

ДОСЬЕ

Рома Либеров, режиссёр, сценарист, продюсер

Известен картинами, рассказывающими о жизни выдающихся писателей и поэтов: Юрия Олеши (По кличке «Писатель» 2009), Иосифа Бродского («Разговор с небожителем» 2010), Георгия Владимова («Один день Жоры Владимова» 2011), Сергея Довлатова («Написано Сергеем Довлатовым» 2012), Ильи Ильфа и Евгения Петрова («ИЛЬФИПЕТРОВ» 2013). Окончил факультет неигрового кино ВГИКа. Стажировался в Лондоне на телеканале BBC, сотрудничал с российскими и зарубежными телеканалами в качестве автора сценариев, режиссёра и продюсера. Финалист премии ТЭФИ 2010 года в номинациях «Лучший режиссёр» и «Лучший сценарист» за фильм «Разговор с небожителем». С ним же вошёл в программу «Лучших неигровых телевизионных фильмов 2010 года» фестивалей «Лавр» и «Артдокфест».

ОЧ: У нас с вами сложная задача. Вы создали кино. Мы отдаём себе отчёт, что большинство наших зрителей, возможно, сейчас впервые слышит про этот фильм. Многие услышат и не увидят. И, наверное, только единицы после нашей беседы его посмотрят, найдут, дождутся, пока можно будет скачать. Может быть, кто-нибудь, кто до этого слышал о Мандельштаме только в школе или вузе, пойдёт и посмотрит фильм или почитает Мандельштама. Этого вам будет достаточно?

РЛ: Не знаю, не знаю. Я ни на что не надеюсь, потому что наблюдаю всё время, и это происходит постоянно, и я не способен на это никак повлиять: живой человек не имеет ценности, что бы мы ни говорили. Лента фейсбука всегда интереснее. И всегда, что бы ты ни произносил — а я часто встречаюсь со зрителями — всегда обнаруживается в одной руке телефон, в другой руке телефон, и всё это листается, и теряется ценность живого человека. 

Виктор Иванович Сухоруков в последние недели часто зван в эфир Первого канала, говорить о фильме. Очередной раз зван был на прошлой неделе, после чего звонит мне — убитый, убитый! Его пригласили в утреннюю программу, он специально ехал в этот прямой эфир в семь утра, и ему дали полторы минуты, и его прерывают на середине слова эти улыбающиеся непонятно чему ведущие, поворачиваются к камере и рассказывают, как надо чистить инжир. И всё. За сим эфир прекращён. У меня нет никаких иллюзий относительно нас, относительно нашего киноязыка, относительно нашей безынтересности. И относительно массовой безынтересности Мандельштама, в частности.

ОЧ: Я хотела бы спросить про роль Первого канала в судьбе фильма. Виктор Сухорукова был в гостях у Ивана Урганта, и он был сам не свой, восторженный, невероятный. Сначала он немного юродствовал на своей волне, а потом заговорил про то, как он играл Мандельштама за кадром, как он читал, как вживался, как плакал за кадром, как репетировал — это было невероятно. Стало ясно, что это для него важно. Мы с вами люди не наивные и понимаем, что такое прайм-тайм Первого канала и шоу Урганта, в котором речь идёт про ваш фильм. И то, что Сухорукова позвали на интервью в утренний эфир между кабачками и баклажанами, чтобы он рассказал о том, как озвучивал Мандельштама, — ну не для всех так делают. Первый канал вам помог?

РЛ: Честно говоря, такое доброе отношение для меня загадочно. И радостно. Помимо всего прочего есть такой самый важный портал – afisha.ru. То, что они устроили 22 октября… Мне раздался звонок: «Открой сайт». Я открываю сайт — и я был просто потрясён, я не знал, с кем этой радостью поделиться. Я об этом не знал, они сделали это сюрпризом: ты открывал сайт afisha.ru, и в прямом эфире дети, мальчики и девочки 19-20 лет с листа впервые читали стихи Мандельштама. Они читали в том числе «Мы живём, под собою не чуя страны» и многое другое. «Мастерица виноватых взоров, маленьких держательница плеч…» Впервые! И это шло с утра! И полдня! И крупными буквами: «К выходу фильма «Сохрани мою речь навсегда». 

Нас поддержал Первый канал, лично Константин Львович, он нас традиционно поддерживает. Этих денег не хватает, и потом нас поддерживает Blavatnik Family Foundation — это богатейшие бизнесмены и филантропы. А потом вдруг, когда мы просто не знали, как доползти, объявилась компания Bosco di Ciliegi, фестиваль «Черешневый лес», который дал возможность доползти. А потом ещё частный бизнесмен Юрий Иосифович Кокуш закрыл все наши перелёты по всему миру. А там вы видели, что творится — нам пришлось добывать кадры для фильма везде, буквально шахтенным методом, от Венеции до Владивостока.

ОЧ: Это же чудо.

РЛ: В общем, да. И не наша заслуга в этом чуде, это должно было произойти с Мандельштамом. На нас должен возлежать комплекс вины — за всех, кого мы убили. Мы с вами в том числе. Кого мы убили, кому мы не додали, кого мы игнорировали, кого мы не печатали. Мандельштам впервые был издан в 80-е годы. А погиб он в 1938-м. Последний сборник стихов — 1928 год.

Сейчас мы работаем над следующим фильмом, о Платонове. Он самый большой писатель русского языка. Я смотрю его роман «Счастливая Москва» — написан в 1932-1933 году. Знаете когда впервые издан? 1991! Мы же как-то должны всё это возвернуть. Если не мы, то кто? Забывчивость одного поколения ведет к катастрофам. Это мы испытываем на себе.

«Что стоит человек без памяти?», — говорит Надежда Яковлевна Мандельштам в своих воспоминаниях. На улице Надежды Мандельштам в Амстердаме открывают памятник Осипу Мандельштаму! Месяц назад! 

ОЧ: В Питере только пять лет назад поставили памятник, и привет.

РЛ: Спасибо, что поставили. Но вещи творятся страшные. В 2008 году в Москве был открыт потрясающий памятник — на углу улицы Забелина и Старосадского переулка, под окнами квартиры его брата, где он проводил время в 30-е годы, когда ему запрещён был въезд в Москву, где тот самый Александр Герцевич играл:
Всё, Александр Герцевич,
заверчено давно
где он
Заученную вхруст,
Одну сонату вечную
Играет наизусть.
Этот памятник был поставлен с большим трудом, за частный счёт, по частной инициативе. И Москва долго не хотела принимать его в дар, на баланс города, приняла только в прошлом году. Я повёз своих друзей из Петербурга посмотреть этот памятник. Мы явились туда ночью, и там не горело ни одного фонаря, и выпивали многочисленные люди, и мусорными кучами было всё завалено, и плиты разошлись, и лавки снесены.

ОЧ: Вчера на вашей встрече была дискуссия. Молодой человек сказал, что все беды от бескультурья. Я бы сказала немного по-другому: все беды от безграмотности. Даже элементарные знания отрезают ужасные животные куски от человека и дают надежду, что из него что-то получится. Пролетарии — в нашем городе их живёт очень много — это люди, которые думают, как накормить ребёнка, как отдать его в школу, как оплатить ему необходимое, как купить себе проездной на общественный транспорт. Вряд ли они готовы уделить хоть секунду времени, чтобы переосмыслить ошибки прошлого. Им просто нужно что-то есть, чем-то кормить детей. И как с этим быть? Это девяносто процентов нашей страны.

РЛ: Не так! Подавляющее число людей живёт очень тяжело, и они озабочены всем, о чём вы говорите. Это задача государства. Если человек работает, если он не бездельничает и не пьёт с утра, он не должен думать о проездном. Государство должно заниматься двумя вещами: во-первых, регулировать законы и законотворчество, чтобы они соблюдались железобетонным образом, и во-вторых, предлагать заниматься культурой. Всё остальное возникнет само. 

Всё же начинается с культуры быта. Я иногда думаю: дай мне возможность стать мэром небольшого города, например. Я политикой не интересуюсь, новости не читаю, и ничего в этом не понимаю. Но вот я думаю: в городе пять полицейских отделений, например. Мы понимаем, какая страшная вещь творится в МВД. Вот я бы во всех этих отделах сделал потрясающий дизайнерский ремонт. И поставил бы всем изящные макбуки. И мы имеем дело с достоинством человека.

Достоинство — это такая хрупкая вещь! С нас снять достоинство — один плевок. Если простому дворнику выдавать хорошую форму и оборудование для уборки, он же уже становится не дворником, а директором уборки участка! Понимаете, есть человеческое достоинство, и государство быть должно этим озабочено. По улицам начнут ходить другие люди. Если самому последнему гопнику выдать немного достоинства, а по телевидению, по радио, в интернете, на улице круглосуточно объяснять что-то важное… Вот приезжаешь в Лондон, и от Хитроу до метро встречаешь чумовые рекламы выставок в Британском музее — весь город завешан, бесплатная реклама! Это долгий процесс, над этим надо работать, работать и работать.
Мне грустно, что теперь зима
И комаров не слышно в доме.
— это Мандельштам. А вообще у нас новый фильм вышел, «Сохрани мою речь навсегда» памяти Осипа Мандельштама.

ОЧ: И ведь какие имена, какие люди приняли участие в фильме: Виктор Сухоруков озвучил, прожил, пережил, Инна Чурикова, Чулпан Хаматова и ещё четыре десятка потрясающих артистов. Боюсь спрашивать о том, где взять деньги на их гонорары. Все эти имена известные, и я надеюсь, что фильм обречён на успех хотя бы благодаря тому, что сошлись Мандельштам и эти герои современности, люди, известные в публичном пространстве. И Noize MC написал заглавную тему. У вас вчера даже спрашивали, можно ли где-то взять саундтрек к фильму. Я уверена, что в ваших мыслях не было расчёта, когда вы звали Нойза и Басту поработать над фильмом: зацеплю-ка я молодое поколение, возьму музыканта — кто у них там сейчас кумир…

РЛ: Был. Был, конечно. Нет, не кто у них там кумир — мне было очевидно, что Осип Эмильевич должен зазвучать именно так, и мне было очень важно, чтобы аудитория Васи Басты, Вани Алексеева…

ОЧ: В кино пришла и послушала?

РЛ: Нет, они не придут в кино. Они слушают своего кумира Нойза. Более того, Ваня мне из всех городов присылает фотографии или короткие видео в инстаграме. Они уже договорились о каком-то флешмобе. Ваня на каждом концерте поёт этот трек, это один из его самых любимых треков, и он всегда коротко говорит о Мандельштаме, о его судьбе, и когда он исполняет трек, поклонники поднимают листы A4, и там написано, например, «сохраним». Это чудо. Конечно, я этого хотел! Это же замечательно! 

Мы же сохраняем речь. Мы же не собой занимаемся. Это должно быть широко. Но при всех стараниях мы всё равно обречены на неуспех. Хотя что такое успех — с одной стороны, то что мы в Екатеринбурге и фильм в кинотеатре, это уже невероятною. А с другой стороны, конечно, того успеха, которого бы мне хотелось и который бы дал возможность заработать столько, чтобы спокойно снимать следующие работы — этого не случится никогда.

ОЧ: Я почему-то не сомневаюсь в том, что в следующий раз мы встретимся и будем говорить про Андрея Платонова.

РЛ: Спасибо, Оля, спасибо.

Смотрите также:

Режиссёр Рома Либеров: «Почему все думают, что имеют право на мнение? Его нужно ещё заслужить!»

Алексей Федорченко: «Это необразованный дремучий хамский зритель, которого нет нигде в мире»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Либеров Роман

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^