Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,16$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,16$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,16$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владимир Черкашин, Уральский банк Сбербанка: «Через пять лет банков не будет»

×
Банки 22 октября 2015 в 16:08
Проблемы с видео?
В материале:

Черкашин Владимир, Сбербанк

Почему после изучения лучших практик Кремниевой долины для разработки единой IT-платформы Сбербанка решили привлечь российских программистов.


ДОСЬЕ

Владимир Черкашин, председатель Уральского банка Сбербанка

Кандидат экономических наук, имеет 25 научных публикаций. В банковской сфере работает больше 20 лет. Около восьми лет проработал в СКБ-банке, из них более пяти — председателем правления банка. В конце 2000 года стал председателем вновь объединённого Уральского банка Сбербанка. Член президиума Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей. Награждён орденом Почёта, орденом «За заслуги перед Свердловской областью» III степени, почётной грамотой правительства Российской Федерации.

Екатерина Дегай: Владимир Алексеевич, добрый день. Я хотела бы начать с довольно общего вопроса: насколько критична ситуация в экономике? С каким ощущением вы ходите на работу?

Владимир Черкашин: 2016 год будет годом, который можно будет назвать продолжением текущей ситуации. Возможна некоторая стабилизация, которая уже сейчас видится в экономике, но коренное изменение ситуации, появление признаков активности, роста — пока мы боимся на это закладываться и, наверное, из-за этого не выглядим большими оптимистами.

ЕД: Сегодня «Ведомости» написали, что крупнейшие российские банки в сентябре столкнулись с оттоком вкладчиков. Сбербанка в этом списке нет. Тем не менее, как вы оцениваете подобные новости и как чувствует себя уральский филиал Сбербанка?

ВЧ: Для нас сентябрь — это всегда сезон отпусков и подготовки к школе, что всегда приводило к снижению прироста вкладов населения. В текущем году эта тенденция, возможно, усилилась на фоне ситуации в экономике. 

Что касается Уральского банка Сбербанка, то я на оперативных совещаниях по итогам сентября как раз отмечал, что у нас эта тенденция на удивление не проявилась. Прирост вкладов населения в сентябре был значительным. Сегодня вклады в Уральском банке Сбербанка России превышают 500 миллиардов рублей. Для нас это рубежная цифра. Мы думаем, к концу года она превысит 520 миллиардов рублей. 

ЕД: Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей России, выступил с инициативой страхования вкладов юридических лиц, которого сейчас нет — страхуются только физические лица. Вы считаете эту инициативу своевременной и нужной?

ВЧ: Наверное, было бы хорошо, если бы такая система заработала. Это защита предпринимательства. Но средства для страхования откуда-то надо взять — либо из прибыли банковской системы, либо за счёт резервных ресурсов государства. В нынешней ситуации, мне кажется, это не может быть реализовано в больших масштабах. 

Те, кто печётся о своих средствах, должны реагировать на изменение ситуации.

ЕД: Нести свои деньги в более надёжные банки?

ВЧ: Более рационально использовать свои деньги и выбирать партнёров, опираясь не только на текущие условия. Например, условия по депозитам могут быть привлекательными, но, как мы все знаем, особо высокие ставки привлечения по депозитам не поощряются ни Центральным банком, ни здравым смыслом. 

Виктор Долженко: Если смотреть на динамику сентября, получается, что население принимает всё более взвешенные решения и выбирает более консервативные и менее доходные продукты. Это двустороннее движение?

ВЧ: Я думаю, что нельзя делать такой общий вывод. Например, в Свердловской области мы не увеличиваем свою долю на рынке привлечения физических лиц. Наша доля колеблется в одном диапазоне. Здесь очень сильные региональные банки, активно работают представительства федеральных банков. Свердловская область привлекательна с точки зрения банковской системы, здесь острейшая, многолетняя и настоящая конкуренция среди банков, и то, что мы увеличили в сентябре объём привлеченных средств, не значит, что мы стали заметно больше на рынке по своей доле. Нет, у нас нет таких тенденций. Это говорит о том, что ситуация меняется неравномерно по стране.

ЕД: Вы сказали про большую конкуренцию среди банков в Свердловской области, но, казалось бы, для такого большого банка, как Сбербанк, вряд ли все остальные могут быть конкурентами. Или это не так?

ВЧ: Мы ни в коем случае не смотрим на коллег сверху вниз. В других банках работают талантливые, энергичные, креативные специалисты и руководители, они хорошо делают своё дело.

ВД: В предыдущих программах мы обсуждали с банкирами обслуживание клиентов. У кого-то стратегия на сокращение количества офисов, а кто-то наоборот, видит возможности и открывает новые офисы. Интересно услышать и мнение лидера рынка.

ВЧ: Сбербанк — самый крупный банк с точки зрения филиальной сети в стране, и это наше преимущество. Мы оптимизируем сеть, продолжаем переформатировать офисы, меняя их, потому что у нас только половина офисов имеет современный вид. 

Где-то мы закрываем офисы, но стараемся не уйти оттуда, а просто заменить своё присутствие на иную форму обслуживания. В Уральском банке самое большое количество передвижных пунктов кассового обслуживания. На четырёх территориях нашего присутствия их около 40, это целое семейство автомобилей с новыми функциями. Для нас это привычно, мы развиваем это около 10 лет. 

ЕД: С одной стороны, большое количество офисов — это социальная функция Сбербанка.

ВЧ: Конечно.

ЕД: А с другой стороны, технологии не стоят на месте. Нужно быть современным, технологичным, нужно предоставить клиенту максимум удалённого доступа — все банки стремятся к тому, чтобы сократить количество времени, которое клиент проводит в банке. Как вы ищете этот баланс?

ВЧ: Через наши банкоматы можно оплачивать 10 тысяч или даже более видов услуг. Теперь мы активно идём в удалённое обслуживание юридических лиц. Мы предлагаем клиентам новый вид документооборота, он назван очень современно, «Е-инвойсинг». Это то, что позволяет клиенту обмениваться электронными документами с банком и со многими государственными структурами. Причём эти документы имеют юридическую силу, поскольку имеют сертифицированную электронную подпись. 

У нас есть уникальная услуга: не надо приходить в банк, чтобы зарезервировать счёт. 98% счетов резервируется удалённо на сайте банка.

Малый и микробизнес — это очень подвижный сегмент. Я посмотрел, прежде чем идти к вам — за неделю открыто около 1300 счетов. При это закрыто около 800 счетов. 

ЕД: Почему такая немаленькая цифра?

ВЧ: Есть особенность, характерная для малого бизнеса: срок жизни некоторых предприятий по разным причинам ограничен. Бывает и так, что понравились условия в другом банке. 

Но это статистика нас нисколько не пугает. Она постоянна на протяжении большого периода времени. Если говорить о малом и микробизнесе, то у нас действует — не просто открыто, а действует — 74 тысячи счетов.

ВД: Я хотел бы задать вопрос совсем в другом направлении. На сайте Сбербанка есть большой раздел «Финансы просто «. Идёт дискуссия о том, с какого возраста нужно учить людей финансовым технологиям: рассказывать об этом студентам или вводит уроки уже для школьников. Интересно услышать ваше мнение, с какого возраста пора заниматься финансами с детьми.

ВЧ: Ребёнок с ранних лет живёт в жизни, где действуют денежные отношения. Возраст детей — вопрос интересный. Наверное, границу назвать нельзя. У нас есть цветная, красиво изданная книга для детей шести-семи лет о простых вещах, и мы дарим такие книги. 

Мы даём возможность любому ребёнку получить карту, если у родителей есть карта Сбербанка. Это дебетовая карта, которая позволяет лимитировать расходы, контролировать ежедневный или месячный расход, если угодно. Такие карты для самых юных будут бесконтактными. Не надо будет вводить пин-код. Эта карта, конечно, не позволяет оплачивать крупную покупку, но ребёнку и не надо это делать. 

Сбербанк использует и другие сервисы для детей. Например, так называемый проект «Ладошка», когда в школьных столовых и буфетах ребёнок прикладывает руку к терминалу, с его ладошки считывается его индивидуальный образ, и происходит списание средств с его счёта.

ВД: За завтрак?

ВЧ: Да, если ребёнок сходил, например, в школьную столовую.

ВД: В Екатеринбурге есть такие школы?

ВЧ: Здесь мы пока эту технологию не внедрили, но обязательно будем это делать. Мы ищем заинтересованные учебные заведения, будем делать им такое предложение. 

Это то, о чем всё время думают в Сбербанке: что сделать завтра? Сегодня утром проходила так называемая ежемесячная встреча лидеров, когда многие руководящие сотрудники, менеджеры банка по видеоконференции слушают то, что происходит в центральном аппарате. Обычно встречу ведёт Лев Аронович Хасис, первый заместитель председателя правления Сбербанка. А сегодня на эту встречу пришёл Герман Оскарович Греф. Он привёл Клауса Кляйнфёльда, менеджера мировой компании Alcoa, это самая крупная в мире компания по производству алюминия. Сейчас она не сугубо сырьевая или металлургическая — это мощный многофункциональный холдинг. Клаус Кляйнфёльд много рассказывал о том, что происходит в его компании. Он немец, живёт в Нью-Йорке, когда-то возглавлял Siemens, а сейчас является членом совета директоров HP. Иногда он ездит в Силиконовую долину, и он упомянул, что те, кто там работает, не задают себе вопрос, когда банки станут не нужны — через 15 или через 10 лет. Нет, они твёрдо убеждены в том, что банков не будет через пять лет банков — будут только удалённые сервисы. 

Мы об этом помним, и всё, что делается в Сбербанке, — ясная стратегия того, вот что завтра должен превратиться банк. Это не только отдельные сервисы, о которых мы упоминали. У нас создано целое подразделение BigData, на американский манер. Это подразделение живёт в банке и формирует будущие сервисы и возможности. 

Сегодня было объявлено, что банк будет переходить на новую открытую платформу, единую для всех бизнесов. И это не будет платформа Oracle или какая-то иная — нет, это будет российская платформа, которая найдена в нашей стране. Сбербанк приобрёл небольшое предприятие, и оно станет основой для формирования новой открытой платформы для такой гигантской структуры.

ЕД: Это самое лучшее решение или это курс на импортозамещение?

ВЧ: Это самое лучшее решение, которое сопоставимо с тем, что есть на рынке, или даже лучше всего. Но для того, чтобы его развить, нужно плечо партнёра, и таким партнёром, возможно, будет Сбербанк.

Мы слышим все сигналы, ощущаем и изучаем то, что происходит в мире. Большие делегации руководителей Сбербанка уже третий год ездят в Стэнфордский университет. В каникулы, когда все отдыхают, они едут туда и слушают лекции ведущих учёных и компаний о том, как развивается мир. Это не только технологии, но и социальные вопросы, вопросы управления коллективом и много другого интересного.

ЕД: В сентябре проходила последняя стратегическая сессия Сбербанка, на неё приезжали руководители территориальных подразделений банка, был и сам Герман Греф. О чём шла речь на сессии? У банка есть стратегия до 2018 года. Шла ли речь о том, что она будет скорректирована?

ВЧ: Новые, как это любят называть, вызовы и угрозы должны быть сопоставлены с планами. Правление банка, уединившись на четыре-пять дней, это обсуждало. Заседание происходило на Алтае, а затем результаты обсуждения были доложены чуть более широкому кругу и ещй раз обсуждены в Москве.

К каким выводам пришли? Мы можем смело говорить: основные параметры стратегии не меняются. Банк является высокоприбыльным, и все заложенные проекты, все внутренние преобразования продолжаются.

Например, сейчас в банке реализуются новые бизнес-модели для розничного бизнеса. Изменена структура офисов. Уже прошло изменение и внедрение бизнес-модели в корпоративном блоке: он разбит на четыре крупных сегмента — крупный и средний бизнес, малый и микробизнес, предприятия с государственным участием и оборонно-промышленный комплекс. Есть отдельная структура, которая работает с крупнейшим бизнесом.

Мы выделяем из состава банка так называемые сервисы: всё, что не относится к непосредственно банковской деятельности. Оно укрупняется, формируется в специальные подразделения. У нас создано управление налично-денежного обращения, которое включает инкассацию и специалистов кассовых операций, их у нас большое количество: тысячи людей, более 400 бронеавтомобилей. Это огромный объём перерабатываемых денег. Для примера могу сказать, что только за девять месяцев этого года инкассаторами перевезено больше двух триллионов рублей, а обработано руками больше трёх триллионов рублей. И, конечно, много денег пересчитано на спецмашинах, упаковано, отсортировано, оприходовано, выдано. Это гигантские объёмы.

Это новое подразделение, которое выходит за периметр банка. Постепенно оно, может быть, будет обслуживать несколько территориальных банков и даже работать на открытом рынке, потому что его возможности это позволяют. 

Мы выделяем из структуры и другие сервисные службы и формируем специализированные подразделения со своими задачами, с чёткой вертикалью и технологиями.

ВД: У нас есть уникальная возможность задать вопросы и получить ответы исходя из вашего громадного банковского опыта. Не секрет, что Центробанк регулярно заявляет об отзыве лицензии у того или иногда банков. Я посчитал, что с начала года прекратили деятельность порядка 70 кредитных организаций. Вы, исходя из вашего опыта, считаете, что это только начало пути, середина, или оздоровление банковской системы на фоне текущих экономических ситуаций подходит к концу?

ВЧ: Я нахожусь по другую сторону барьера. Я не санирую банки, не проверяю их деятельность, не оцениваю соответствие их деятельности нормативно-законодательным актам. Я такой же участник системы, как и те банки, которые по какой-то причине перестали работать.

Но у меня есть личная позиция. Я часто её высказывал, и мои коллеги не раз её от меня слышали. Я говорил и готов повторять: потеря самого маленького банка — это потеря для всей банковской системы, потому что это потеря доверия населения, это ущерб населению и другим клиентам банка. Потери зачастую безвозвратные. Система страхования вкладов отчасти помогает сгладить ситуацию, но вы сами упоминали о том, что происходит с корпоративной клиентурой. Это существенные потери для экономики, какие бы причины к этому ни приводили.

Система оздоровления будет. Наверное, какие-то банки будут снова появляться, какие-то будут покупаться новыми собственниками. Но часть банков, видимо, не справится с нынешней ситуацией в экономике. Хотелось бы, чтобы потери были минимальными. Но я совершенно уверен в том, что нет сознательной политики на уменьшение количества банков. Есть политика, направленная на то, чтобы система была устойчивой.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^