Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Борис Титов: «Не могу сказать, что Екатеринбург — зона, свободная от преследования бизнеса»

×
Разговор на Малине 19 октября 2015 в 18:11
Проблемы с видео?
В материале:

Титов Борис

Российский бизнес-омбудсмен — о том, почему он приехал в уральскую столицу с силовиками, зачем нужно отменить закон о платных дорогах и почему слова главы ВТБ о помощи малому бизнесу он считает негосударственными.


16 октября Борис Титов прибыл в уральскую столицу, где принял участие в федеральном совещании под председательством генерального прокурора России Юрия Чайки по вопросам защиты прав предпринимателей в Дальневосточном, Приволжском, Сибирском и Уральском федеральных округах. Кроме того, в администрации губернатора российский бизнес-омбудсмен провёл совещание с представителями бизнес-сообщества Среднего Урала и региональными уполномоченными из 26 субъектов Российской Федерации.

Марина Тайсина: Насколько продуктивной была встреча? Год назад на подобном мероприятии одной из основных тем было снижение налогового бремени. Что сейчас волнует бизнес больше всего?

Борис Титов: Сейчас кризис. И как бы ни говорили наши экономические власти, что он не так страшен, многие предприниматели ощущают его на себе вполне конкретно. 

Одна из новых проблем, которая становится для бизнеса главной, это спрос. Конечно, можно платить налоги или выдерживать гнёт со стороны контролирующих органов, но если у тебя не покупают товар, то всё бессмысленно. Спрос сокращается, продажи сокращаются, и это становится главной проблемой для многих предпринимателей, которые работают не только на потребительском рынке, но и на рынке поставок для компаний. 

МТ: Какие проблемы были озвучены на встрече и какие предложения предпринимателей, на ваш взгляд, заслуживают быстрого внедрения в жизнь? 

БТ: Сегодня на совещании практически все вопросы касались системных проблем, которые мы видим уже некоторое время и над которыми уже работали. Где-то мы продвинулись вперёд, где-то пока не удаётся решить вопросы, как, например, с платой за дорогу, за которую мы бьёмся с министерством транспорта. Мы ставили этот вопрос в правительстве, но пока он не решается. Хотя мы понимаем, что он очень острый, и нам кажется, что правительство недооценивает его сложность. Да, хочется получить новые средства на развитие дорог, хотя платёж за ущерб дорогам уже есть, но он берётся не за километраж, а за нагрузку на ось. Так вот они там думают, что это дополнительная возможность улучшить дороги, но на самом деле это дополнительная возможность увеличить цены в стране. Увеличение тарифов на 10% приведёт к серьёзному повышению цен на товары. Многие бизнесы окажутся неэффективными и уйдут с рынка. Я уже не говорю о том, что это может иметь сильный социальный эффект. Фуры — это большие грузовики, и мы знаем, как они могут мешать проезду на дорогах. 15 ноября, когда это законодательство вступит в силу, уже близко. Надо срочно пересмотреть это решение, потому что оно может повлечь очень серьёзные последствия. 

Ещё обсуждались вопросы, связанные с уплатой налогов, когда налоговая служба арестовывает счета и лишает предприятие возможности работать нормально, хотя никакого судебного решения ещё не было. 

Проверки налоговой службы и других контрольно-надзорных органов — это тоже огромная проблема. Одно небольшое предприятие, 60 миллионов оборота, пережило 17 проверок за год! Как оно может всё это выдержать? Шесть миллионов штрафа, пять из них — по налоговой службе. Хотя в судах доказывается, что не было нарушений. 

МТ: Как вы поясняли ранее, каждая шестая жалоба от предпринимателей, поступающая к вам, связана с уголовным преследованием бизнеса. Много ли жалоб на правоохранительные и контролирующие органы поступает к региональным уполномоченным? Как обстоят дела в Свердловской области?

БТ: Я не могу сказать, что Екатеринбург — это зона, свободная от преследования бизнеса. К уполномоченному по Свердловской области Елене Артюх поступает достаточно большое количество обращений, и часть из них связана с уголовным преследованием. Некоторые дела тянутся годами. Их, конечно, не так много, но они есть. С другой стороны, Свердловская область далеко не на первых местах по преследованию предпринимателей.

Прокуратура является нашим главным партнёром. Если мы говорим об уголовном преследовании, то именно прокуратура, а не следователи или другие силовые структуры чаще всего становится на сторону предпринимателя. По административным делам уже проведено много совместных мероприятий, акций. Например, последняя — мониторинг выполнения обязательств со стороны государства по контрактам с частным бизнесом. Бизнес что-то поставляет, строит, обеспечивает услугой, до этого выигрывает тендер, конкурс на государственный госзаказ. Полностью выполняет свои обязательства, а потом ему не платят за услугу или за товары, за построенные объекты. И бизнес ничего не может сделать, даже идя в суд и выигрывая арбитражные дела — ему всё равно не платят. Мы с прокуратурой провели мониторинг, выяснили, где такое есть. Кроме того, прокуратура активно возбуждает гражданские и административные дела, а будет возбуждать и уголовные против особо злостно уклоняющихся чиновников. У нас есть 169 статья «Преднамеренное воспрепятствование предпринимательской деятельности», есть другие статьи, например, «Невыполнение судебного решения». Серьёзно, будем возбуждать дела по тем, кто не платит бизнесу по выполненным договорам.

Конкретный список по Свердловской области, где такое происходит, я не видел, мы пока мониторим ситуацию. Но это касается прежде всего муниципальных образований. Больше всего нарушений на уровне муниципалитетов. Но я уверен, что есть вопросы, связанные и с региональными бюджетами. 

МТ: Накануне вы выступили с инициативой ввести страхование вкладов юридических лиц. Поднималась ли эта тема в рамках сегодняшних совещаний и нашла ли она отклик у предпринимателей?

БТ: На совещании в Генпрокуратуре мы попросили особенно обратить внимание на проблему банкротства банков и отзыва лицензии. Раньше в основном банкротились банки, которые занимались специальными финансовыми операциями, у которых не было большого количества счетов физических лиц и совсем не было корпоративных счетов. Сейчас ситуация начала обостряться. Банкротятся банки, которые имели большой предпринимательский оборот. В Пробизнесбанке было 202 тысячи корпоративных счетов. Банк «Российский кредит», банк «Адмиралтейский» — реальные корпоративные банки. А когда предприниматель теряет свои деньги, которые замораживаются на счету, то это сильно сказывается на бизнесе. Есть много примеров, когда предприятия были вынуждены остановиться. 

Бывают случаи, когда в банке вводится внешнее управление, в банк приходит АСВ и перекрывает платежи вовне, хотя лицензия ещё не отозвана. Они не платят деньги вовне банка со счетов предпринимателей. Но деньги, которые идут извне на счета в банке, пропускают. Получается так: давайте нам денежки, и мы их тут же заморозим. А платежи налоговой службе — не выпускают. Было распоряжение заплатить налоги, и они его не исполнили. В результате налоговая инспекция предъявляет иски к предпринимателю за то, что он не заплатил налоги. 

Или, допустим, предприниматель получил аванс от большой компании на поставку медоборудования. И тут же, через два дня, бум — им заморозили счёт. И что теперь им делать? Как они будут выполнять обязательства перед государством, которая закупила у них оборудование? Они проходили тендеры, на них лежит вся ответственность, в том числе даже уголовная. 

Конечно, должны быть системные ответы, и не все они зависят от прокуратуры. 

Мы предложили счета компаний застраховать на пять миллионов рублей. Во всём мире оборот — это не только твои собственные расчёты, зарплата, коммунальные платежи или накопленные капиталы. Это оборотный капитал, постоянные обороты. У предпринимателей на счетах всегда больше денег, и это не их собственные деньги, а деньги компании, которые должны поддерживать оборот. Во всём мире страховка такого рода счетов — в среднем сто тысяч долларов. Мы предложили страховать вклады на пять миллионов рублей, что немного меньше, чем сто тысяч долларов. И мы уже получили ответы. Центробанк в принципе не против страхования, но только на такую же сумму, как и для физических лиц. А Минфин вообще против: не надо страховать никакие счета предпринимателей. Ну, будем бороться.

МТ: Как вы оцениваете взаимоотношение властей и бизнеса? 

БТ: Надо менять экономическую модель развития. Есть два пути. Первый — базироваться на государстве. По большому счёту это возврат в СССР, к административно-командной системе управления экономикой, когда все государственные предприятия получают план. Второй путь — идти к реальному рынку, развивать бизнес, производственный, перерабатывающий, не связанный с сырьём, малый и средний бизнес. Я думаю, единицы среди чиновников хотят возвращаться в СССР, потому что всем выгоднее идти в рамках свободной экономики, и если мы пойдём по второму пути, то все будут нацелены на то, чтобы не мучить предприятия, а помогать им. Иначе не будет никакой экономики. Парадигма наших отношений с властью будет меняться. Не только руководители и Генпрокуратура будут говорить: да, надо защищать бизнес. Вся система будет работать на то, чтобы бизнесу было удобно, комфортно, безопасно и выгодно работать в стране.

Долгие годы сложных отношений приводят к тому, что бизнес боится. Риски высокие. Каждое его движение всегда вызывает реакцию контрольно-надзорных или правоохранительных органов. Тем не менее, я думаю, что если бизнес поверит, что ситуация действительно будет меняться, то у нашей страны есть все шансы расти в ВВП и 10% в год, и даже больше. Мы сейчас готовим расчётную программу по развитию экономики и считаем, что есть много инвестиционных ниш, где мы можем развиваться, и мы можем быстро нарастить нашу экономику уже без учёта нефти. 

МТ: Андрей Костин, глава ВТБ, на форуме ВТБ, который проходил на прошлой неделе, заявил, что кредитовать малый и средний бизнес банкам невыгодно, и это возмутило многих предпринимателей. Как вы можете это прокомментировать? Такие заявления отражают отношение государства к малому и среднему бизнесу?

БТ: Не очень государственно ответил Костин. Конечно, ему как банкиру не очень интересно возиться с мелочёвкой. Есть крупные компании, особенно государственные, которые платят хорошие проценты по кредитам. Даже если не очень высокие проценты, зато стабильно. Конечно, ему выгоднее иметь один кредитный договор с «Газпромом» или «Роснефтью», чем тысячи договоров с малыми и средними предприятиями. Но ВТБ всё-таки государственный банк, и надо думать по-государственному, не только о том, что интересно банку, а о том, что выгодно стране. А стране выгодно развивать малый и средний бизнес. 

И ещё есть такая ниша, как промышленный бизнес. Он может быть малый, средний, большой, но главное, чтобы он производил большой процент добавленной стоимости, а не жил на природной ренте. Это должны быть эффективные бизнесы. Уметь производить новую добавленную стоимость — это серьёзное умение. С такими бизнесами банкам работать сложно, а иногда и рискованно, потому что некоторые проекты не срабатывают, не все инвестиции оканчиваются успехом. Тем не менее, это для государства просто необходимая ниша, потому что без этого экономики быть не может.  И государство, мне кажется, начинает это понимать, потому что цены на нефть упали. Другого пути нет.

ДОСЬЕ

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей
Родился в Москве. Окончил МГИМО. Карьеру начал во Внешнеторговом объединении «Союзнефтеэкспорт» как специалист по поставке нефти на Дальний Восток и в Латинскую Америку. С 1991 года работал в компании «Солвалюб» (позже — «SVL Group»), затем стал её президентом. Занимал посты председателя совета директоров и генерального директора компании «Абрау-Дюрсо» — продукта «SVL Group». 
Параллельно занимался общественной деятельностью, был членом бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей. Возглавлял общероссийскую общественную организацию «Деловая Россия». 
С 2012 года — уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей. 

Смотрите также:

Бизнес-омбудсмен Свердловской области Елена Артюх: «Силуанов посоветовал тем, кому бизнес здесь не нравится, ехать в Казахстан»

«Более 50% владельцев среднего бизнеса рискуют в этом году его потерять полностью или частично»


Интервью: Марина Тайсина

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Оператор: Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Титов Борис

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^