Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Мария Александрова, прима-балерина Большого театра: «На сцене я чувствую себя обнажённой»

×
Разговор на Малине 14 октября 2015 в 12:21
Проблемы с видео?
В материале:

Александрова Мария

О спектакле-исповеди «Занавес», который она танцует в Екатеринбурге, о последней премьере Большого театра «Герой нашего времени», режиссёром которой стал скандальный Кирилл Серебренников, а также о личном — травме, самоограничении и страхах.


Екатерина Дегай: Мария, добрый день.

Мария Александрова: Здравствуйте.

ЕД: Начну с признания. Я видела спектакль «Занавес». Я, конечно, не театральный критик, а простой зритель, и для меня это было одно из самых сильных балетных впечатлений. В тот вечер показывали три спектакля — ещё была постановка Джонатана Уоткинса из Ковент-Гардена и Step Lightly Пола Лайтфута из Нидерландского театра танца. Но мне кажется, что Самодуров и вы в главной роли однозначно были ярче и сильнее. 

МА: Спасибо большое. Это очень ценно, спасибо.

Мария Александрова, прима-балерина Большого театра — о Вячеславе Самодурове: «Вы украли Славу, вот и пришлось ехать за ним на Урал»

ЕД: Для зрителя это уникальная возможность оказаться по другую сторону занавеса. Вы же половину спектакля танцуете к нам спиной. Вы танцуете себя, ваши ощущения? Это спектакль про вас? Ведь Самодуров не случайно пригласил вас на эту роль.

МА: Хороший вопрос. Я вообще об этом не задумывалась, когда мы готовили этот спектакль, когда ставил Слава — настолько я была поглощена задачей, которую он поставил. Задача там очень сложная. Слава ставит тяжело, и физически и технически. У меня там мозг работает, кипит. Наверное, я исполняю себя в той или иной мере, потому что в спектакле есть много узнаваемых балеринских моментов: первый шаг на сцену, то, как ты чувствуешь дыхание и не знаешь, что тебя там ждёт, сакральный момент поклонов… Спектакль очень-очень сакральный. 

ЕД: Вы необычно выглядите в этом спектакле. Акцент делается на вашу сильную спину, и зрители видят мышцы, а не хрупкость. Это способ сделать спектакль откровеннее?

МА: Со спины, конечно, он смотрится более жёстко. Для меня это необычно, потому что мне не за что спрятаться. Меня видно с того ракурса, который мы вам обычно не показываем. 

ЕД: И ещё у вас нестандартная для балерины причёска и нет грима. В одном интервью вы говорили, что в «Ромео и Джульетте» на сцене Большого вам тоже хотелось выходить без грима, чтобы было совершенно другое ощущение. Здесь это тоже работает?

МА: Да, здесь работает. Особенно когда темнота, и  один луч, и это момент такой…

ЕД: Обнажённости?

МА: Да, совершенной обнажённости, как душевной, так и телесной, и мысленной. Ты как бы стоишь одна перед залом на полное его суждение, просто отдана вот так, на распятие.

ЕД: Галина Уланова говорила, что жизнь балерины состоит наполовину из слова «должна» и наполовину из слова «нельзя». Вы согласны с этим?

МА: Абсолютно. Слово «надо» — с самого утра. 

ЕД: Тогда задам интимный вопрос, раз мы начали говорить про ограничения в жизни балерины. Есть понятные ограничения — например, во вкусной еде или свободном времени, но это, мне кажется, достаточно просто принять, если ты целеустремлённый человек. Но есть и ограничение родить, когда ты хочешь, ребёнка. В одном из интервью вас спросили, когда вы поняли, что детство кончилось. В ответ вы рассказали случай из вашей жизни, когда вы шли с мамой в подготовительный класс балетной школы и спросили её: «Могу ли я иметь детей?» Есть ли такое ограничение в жизни балерины? И сложный ли это момент для вас?

МА: Ограничения ставим мы сами себе. Ребёнок в жизни — это очень серьёзный вопрос. Мне кажется, надо захотеть ребёнка, и захотеть тогда, когда ты счастлив. Тогда это будет подарок. Хотя я не могу, это очень сложная тема, сложно говорить об этом… Но когда ты счастлив, ты ценишь эти моменты, и ребёнок получается в результате счастья.

ЕД: Вы счастливы?

МА: Да, сейчас я счастлива. 

Я не хочу ставить себя ни перед каким выбором, особенно высоким, сильным, сложным. Жизнь предлагает что-то, и главное — уметь это услышать. И всё-таки стараться быть счастливым человеком. 

ЕД: А вы боитесь травм? Наверное, это самое страшное, что может случиться с балериной. Мы обсуждали это когда-то с Вячеславом Самодуровым, потому что в его жизни была травма. Возможно, крамольную вещь скажу, но отчасти благодаря этой травме мы имеем великого постановщика, человека, который подарил Екатеринбургу совсем другой театр. У вас же тоже была сложная травма. Это страшный момент для балерины? 

МА: Есть два способа бороться со страхом. Один — всё время бежать от него, а другой — идти ему навстречу. Я предпочитаю идти навстречу. Это самые честный, короткий и ясный момент взаимодействия со страхом.

Да, у меня случилась травма, но в тот момент я не боялась. Страшно было потом, когда всё хорошо зажило, хорошо прошла операция, и когда я поняла, что мне просто надо заново научиться ходить. Только ходить, не говоря о том, что в моей профессии я по сцене не хожу. Я на ней делаю всё, что угодно, только не хожу. Вот тогда был момент страха. Но, опять же, в силу характера или просто своей выбранной философии я преодолела это и, могу сказать, преодолела с честью. Быстро вышла после травмы и станцевала «Занавес», вернула себе весь репертуар. И благодаря травме я встретилась со Славой Самодуровым. 

ЕД: Екатеринбургу повезло — мы сможем снова посмотреть этот спектакль. А с каким ощущением вы приезжаете сюда играть его? Вы специально готовитесь к этому дню?

МА: Во-первых, я предпочитаю быть настоящей, без всяких представлений, как бы я хотела выглядеть, потому что спектакль этого требует. Во-вторых, есть Слава, который хореограф. Мы, артисты, интерпретаторы, мы интерпретируем волю хореографа, его мир. Поэтому я должна быть открытая. Я могу прийти в зал, и Слава может начать всё менять. Я должна быть к этому готова. Это может быть неудобно, я могу понимать, что у меня на это нет времени, но я в любой момент открыта к тому, что Слава может взять и всё изменить.

ЕД: Когда вы были в Екатеринбурге прошлый раз, то сказали: «Я приехала сюда, потому что вы украли у меня Славу, и теперь мне приходится ехать за ним». Как давно вы давно знакомы?

МА: Мы знакомы довольно давно. Мы вместе танцевали — немного, так как Слава на тот момент уже работал в Ковент-Гардене. Когда я приезжала в Лондон с гастролями, Слава всегда был очень любезен, и мы хорошо общались. Но никаких маячков на будущее мы никогда не выстраивали. И вот на последней «Золотой маске» год назад мы увиделись, и спонтанно родилась идея спектакля. У нас было очень мало времени, а когда есть рамки, это мотивирует. Было мало времени, и мы собрались.

ЕД: То, что Самодуров сейчас работает Екатеринбурге, это для него ссылка или наоборот, уникальная возможность?

МА: Каждый может думать по-разному относительно собственного «я» и того, кто как воспринимает, где центр мироздания. Слава, во-первых, удивил всех. А во-вторых, он показал, что он личность, которая может создать новый мир. Это для творца, кем бы он ни был, самое главное. Мы не виделись месяца три-четыре, и когда я приехала в Екатеринбурге и зашла к нему в кабинет, я увидела сильного лидера. Такие изменения, особенно в мужчине, не могут не радовать. Ты видишь перед собой сильного человека, который способен создавать мир и предлагать его.

ЕД: Вы участвуете в проекте «Dance-платформа». Это идея Вячеслава Самодурова. Его суть: международное жюри выбирает восемь молодых хореографов и приглашает их в Екатеринбургский театр оперы и балета, где они ставят танцевальные зарисовки. В этот раз в международное жюри входит директор Норвежского национального балета, художественный руководитель балета Цюриха, Вячеслав Самодуров и вы. Для Екатеринбурга это интересный опыт. Это и есть рецепт того, как можно менять театр — приглашать сюда лучших в мире людей, которые могут расширить границы понимания того, что такое театр?

МА: Рецепта не существует. Существует момент настоящего и цель, к которой ты идёшь. Из этого вырастают идеи, создаются содружества, начинается поиск чего-то. Идея «Dance-платформы» витает в воздухе. Практически в каждом театре остро стоит вопрос хореографа. Но где-то эти вопросы поднимаются, а где-то они просто реализуются. В Екатеринбурге они реализуются. Здесь нашли идеолога, человека, который развивается, не боится видеть рядом с собой…

ЕД: Сильных?

МА: Ещё нельзя сказать, что ребята сильны. Но они в поиске, они дерзкие — молодость всегда дерзкая. И видно, как Слава тоже меняется от проекта к проекту и как он уже не боится задавать каверзные вопросы, ставить ребят в разные ситуации. Проект реализован, на мой взгляд, блестящие. Наша профессия вообще такова, что если ты не начнёшь что-то делать, ты ничем не являешься.

ЕД: Вы являетесь вдохновителем и организаторам конкурсов на написание музыки к балетам — так написано в вашей биографии. Что это означает?

МА: Это то же самое, что работа хореографов, которые творят сейчас.

ЕД: В балете традиционно много классики…

МА: Это наследие, и его не так много, от силы наберётся 15 балетов. 

ЕД: Галина Уланова говорила, что не может танцевать под современных ей авторов и никогда не будет танцевать под Шостаковича, потому что не понимает, что это такое. А вы, получается, любите экспериментировать и любите современное в балете — и хореографию, и музыку. 

МА: Я люблю жизнь. А жизнь происходит не в прошлом. 

Мы изучаем профессию по базе, по методике, а вся методика выстроена на классическом балете. Очень сложно записать современную хореографию, сделать её методику, потому что современная хореография зачастую просто делится на стили того или иного автора, того или иного хореографа. 

Любая работа с хореографом сию секунду — это кот в мешке. Начиная работать, ты не знаешь, что получится, будет ли это шедевр или провал. Но любая работа, если ты проходишь её честно, растит тебя как профессионала. А классика очень сложна, очень многопланова, у неё высокая планка во всём — и во внешнем виде, и в сверхзадаче. Там ты даже не человек, а образ, всегда идеализированный. Это как художники учатся от руки рисовать идеальный круг. Мы должны владеть этой невероятной гармонией. 

Но, я ещё раз повторю, всего 15 классических балетов. Ну хорошо, их может быть несколько редакций. Но всё равно это прошлое. А кто ты есть сейчас, каков ты на самом деле определяет именно современная хореография, и от этого нельзя закрываться. Иногда наступает момент, когда её становится слишком много, и тогда ты начинаешь скучать по классике. Потом наступает период, когда классики слишком много, и ты начинаешь забывать, боже мой, как же я вообще выгляжу по-настоящему. А вот когда есть золотая середина, когда есть порыв и ты можешь излить этот порыв, быть свободным, это самое лучшее.

ЕД: В Большом театре этим летом ставили «Героя нашего времени», и это был эксперимент. Его режиссёром был Кирилл Серебренников, который ранее балетов не ставил. Как вы оцениваете этот опыт? 


МА: Мне было ужасно интересно. 

Кирилл прекрасный режиссёр, но в балете всё равно главный — хореограф, потому что язык хореографа — наш язык. 

ЕД: Им был Юрий Посохов, бывший премьер Большого театра.

МА: Да, и это была большая удача, так как с Юрой работать очень интересно. 

Я исполняла ундину в «Тамани», и мне кажется, что «Тамань» получилась необычным произведением. На 100% современная вещь, странная, неразгаданная, непонятно, что это было — ровно как ты читаешь произведение. «Тамань» в то время была написана Лермонтовым как авангард, и наша «Тамань» тоже получилась достаточно авангардной, у неё очень естественный вид. Мне дорога эта работа. Я прикоснулась к очень странному, мистическому миру, и мне это понравилось. 

ЕД: Эксперименты для Большого театра — это обычная практика? Или то, что позволили себе этим летом, исключение?

МА: Я вообще с самого своего прихода в театр существую в состоянии эксперимента. Мой самый первый спектакль в театре был Эйфман. В 19 лет я исполнила партию Екатерины II. 

Мне кажется, бояться не надо ничего. Надо идти навстречу страху. Я люблю находиться на сцене, потому что это очень яркий момент, от этого сложно отказаться. Не потому что я ощущаю какую-то свою значимость, а потому что жизнь в эти секунды протекает очень ярко. Очень-очень ярко. Мыслей много, действия много, и света много. И профессии много, а свою профессию я очень люблю. Сцену люблю, люблю ощущение дыхания зрителей, люблю, когда они кашляют и чихают. Я могу сказать на сцене «будь здоров». Мне нравится момент пространства и немого диалога. Выйти на сцену для меня самое важное.

ЕД: Вам наверняка уже сто тысяч раз задавали вопрос о массово известных артистах балета, например, Цискаридзе и Волочковой. Вам такого рода слава не близка и не симпатична?

МА: Я не буду разменивать себя на огромное количество вот этого всего ненужного. Это очень сильно отвлекает. Я воспитана в ощущении, что нарушать чужой квадратный метр пространства не принято. Я не уверена в том, что эта слава принесёт мне гармонию. Вот здесь слова «надо» нет. Всё надо в профессии, а в жизни я предпочитаю жить и делать то, что я хочу.

ЕД: Большой театр — это очень высокая планка, которая вами давно взята. Есть ли ещё более высокая планка?

МА: Жизнь прожить. А если её получится прожить достойно, наверное, я буду счастлива (улыбается).

ДОСЬЕ

Мария Александрова, прима-балерина Большого театра
Заслуженная артистка России, народная артистка России, лауреат премии «Золотая маска». 

Мария Александрова родилась в 1978 году в Москве. В 1988 году поступила в Московскую государственную академию хореографии. В 1997 году получила I премию и золотую медаль Международного конкурса артистов балета в Москве и сразу после конкурса была зачислена в балетную труппу Большого театра. Сольные партии стала получать в первый сезон работы в театре. 

С 2000 года Мария Александрова — ведущая солистка балета Большого театра. С 2004 — прима-балерина Большого театра. Педагог-репетитор — Татьяна Голикова. Мария Александрова станцевала в 60 партиях на сцене Большого и на престижных сценах мира.

В 2003 году исполнила главную роль в балете «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева в авангардной постановке режиссёра Деклана Доннелана и хореографа Раду Поклитару. В 2008 году потрясла публику исполнением сольной партии Жанны в балете «Пламя Парижа». Постоянная участница проекта «Русские сезоны. XXI век». Стала первой женщиной в истории балета, выступившей в заглавной партии «Петрушки» И. Стравинского. 

В 2015 году исполнила партию Балерины в балете «Занавес» на музыку О. Респиги в постановке Вячеслава Самодурова с труппой Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета.

Вдохновитель и организатор конкурсов на написание музыки к балетам.

Смотрите также:

Вячеслав Самодуров, худрук Екатеринбургского театра оперы и балета: «Человеком вообще быть тяжело»

Пол Лайтфут, художественный руководитель Нидерландского театра танца: «Я страшный человек, у меня сумасшедшая энергетика»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^