Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Программный директор фестиваля «Евразия»: «В Екатеринбурге давно пора построить нормальный концертный зал»

×
Разговор на Малине 12 октября 2015 в 16:50
Проблемы с видео?
В материале:

Садых-заде Гюляра

Гюляра Садых-заде, программный директор фестиваля «Евразия» — о том, как ей удалось собрать в Екатеринбурге более 600 музыкантов из 24 стран мира.


Екатерина Дегай: Гюляра, здравствуйте.

Гюляра Садых-заде: Здравствуйте. 

Международный фестиваль «Евразия» проводится в Екатеринбурге с 2011 года. В этом году его программа сфокусирована на музыкальной культуре Средиземноморья. В Третьем международном фестивале принимают участие более 600 музыкантов из 24 стран мира — Италии, Португалии, Великобритании, Франции, КНР, Египта и других. В течение 11 дней, с 6 по 16 октября, на сцене Свердловской филармонии исполняются произведения французских, итальянских, греческих, египетских авторов. Отдельный акцент фестиваля — мировые премьеры россиянина Антона Батагова, японца Тосио Хосокавы и екатеринбургского композитора Ольги Викторовой.

ЕД: Фестиваль «Евразия» проходит в Екатеринбурге третий раз. Среди его участников — множество иностранных коллективов, более 600 музыкантов из 24 стран мира. Это чудовищные цифры. 

ГС: Цифры не должны вас пугать хотя бы потому, что мы все должны помнить, что уже давно живём в глобальном мире, такой глобальной деревне. На фестиваль приезжает, например, знаменитый ансамбль «Арпеджиата», которым руководит хороший музыкант Кристина Плухар, и среди его участников — представители шести или девяти стран. Это люди, которые живут в одной стране Европы, ездят на работу в другую страну, а выступают ещё в пяти и имеют квартиры там, там и там. И как мы будем это определять? Да, участников много, они все представляют разные страны. 

ЕД: Антон Батагов написал на фейсбуке, как на открытии фестиваля вы вышли на сцену и сказали, что главный месседж — это единство и толерантность. То, что вы сейчас рассказали про по-настоящему интернациональный состав, ещё раз подтверждает это тезис. 

ГС: Это реальность, в которой мы живём. Любые попытки изменить структуру мира, поставить искусственные барьеры обречены на провал. Это уже невозможно. Но мы почему-то забываем, насколько всё взаимосвязано в мире, в том числе культура. Она перетекает из страны в страну, оказывает мельчайшие, тончайшие влияния или наоборот, мощные. А мы почему-то никогда не можем отрефлексировать этот процесс. Екатеринбург — хорошее место, чтобы наконец начать это делать, потому что разделение на Европу и Азию в каком-то смысле искусственно. С одной стороны, это разные цивилизации, разные культуры, разные поведенческие культурные коды. С другой стороны, где была бы вся европейская культура, если бы не было арабского возрождения в XIII веке? Откуда бы мы взяли наши современные инструменты, ту же скрипку или виолончель, если бы крестоносцы в своё время не поехали в Иерусалим за гробом Господним и не привезли оттуда какой-нибудь арабский уд, из которого вышла виола да гамба и виола д’амур.

ЕД: Тема этого фестиваля — Средиземноморье, и после ваших слов хочется пояснений по поводу Средиземноморья. 

ГС: Тема прошлого, второго фестиваля была «Свет с Востока», знаменитое латинское изречение Ex oriente lux. Имелось в виду, что с Востока приходят знания. Нынешнее, Mediterranea, это даже не столько Средиземноморье, сколько Средиземье. 

Все страны, которые выходят к Средиземному морю — а это, между прочим, два десятка стран, — имеют в своей культуре нечто общее. Простой пример: я хотела привезти на фестиваль новую программу, которую придумал Жорди Саваль, известный испанский, скорее даже, каталонский музыкант. Он сам виолончелист, играет на старинной виоле да гамба, но главное, что у него есть замечательный ансамбль «Гесперион XXI». Они придумали программу «Балкан», причём латиницей её название писалось как Bal-kan. Это про Балканы — и не только.

Bal и kan — это два турецких слова, которые переводятся как «кровь» и «мёд». Понятно, сколько крови было пролито на Балканах и сколько там мёда — песен, солнца… Жорди Саваль представил эту программу на фестивале в Зальцбурге. Разные-разные люди: из Сирии, Турции, Греции, Португалии — отовсюду представляли свои песни. Все эти песни были сложены в цикл, что-то вроде «Времён года» — весна, осень… И одновременно это цикл человеческой жизни: рождение, зрелость, старость. А в пятой части программы каждый представитель страны выходил и пел простую песенку. И выяснилось, что эти песенки называются по-разному, а мелодия у них одна, она практически совпадает. Я запомнила только, что по-турецки это Üsküdar, но там было много других песен из разных стран, которые мотивно совпадали.

Так, не говоря ни единого слова, Жорди Саваль показал нам, что все люди братья, и песни у них одинаковые, нет смысла разбираться, чья это песня, греческая или турецкая. 

Нам не удалось привезти именно эту программу — мы уже практически договорились, но грянул кризис, и пришлось редуцировать программу. А если бы не кризис, то у нас бы такое было на фестивале! 

ЕД: Безусловно, программа фестиваля очень интересная. Что из того, что ещё можно посмотреть и услышать, вы порекомендуете?

ГС: 14 октября будет интересный концерт Ардитти-квартета. Это один из самых известных европейских квартетов. Его музыканты специализируются на исполнении современной музыки — не просто современной, которая была написана в XX веке, а той современной, которая только что написана, с пылу с жару. Многие современные композиторы просто бьются, в очереди стоят, чтобы Ардитти-квартет их исполнил, и пишут специально для Ардитти-квартета.

Будут пьесы Тосио Хосокавы, японского композитора, который прозвучит и на закрытии фестиваля. Мы заказали Хосокаве новую вещь для оркестра и Ардитти-квартета, квартет выступит вместе с Уральским филармоническим оркестром в качестве коллективного солиста. Эта вещь называется Fluss — «Река». У нас такой принцип: к фестивалю всегда заказываются два новых сочинения. 

ДОСЬЕ

Гюляра Садых-заде, программный директор международного музыкального фестиваля «Евразия», журналист, публицист, музыкальный и арт-критик, член правления Союза композиторов Санкт-Петербурга

Родилась в Баку. Окончила Санкт-Петербургскую государственную консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова. Автор более 3000 журнальных и газетных статей, опубликованных в российской прессе («Ведомости», «Культура», «Независимая газета», «Невское время», «Фонтанка.ру»). Постоянный гость и музыкальный обозреватель европейских фестивалей. С 2012 года — программный директор международного фестиваля «Евразия».

ЕД: И это удивительно.

ГС: Это не так уж удивительно, в мире это общепринято. Это только у нас не принято, потому что и дирижёры, и музыканты оркестров как правило не очень хорошо относятся к исполнению современной музыки. И это плохо, потому что главная миссия нас, людей, которые структурируют музыкальный процесс, музыкальную жизнь, это стимулировать композиторское творчество. Ещё во времена императорских театров Римский-Корсаков как оперу напишет, так её сразу в Мариинском театре ставили. И ничего, нормально. А сейчас кто-нибудь заказывает оперы хоть в каком-нибудь нашем театре? Считается, что не надо, у нас и так полно опер. Это неправильно. 

Каждый оркестр должен понимать: если он хочет не пропасть поодиночке и не затеряться в волнах времени, он должен думать о будущем, а это значит, что он должен стимулировать композиторский процесс, чтобы порождать новый репертуар для оркестра. Иначе все просто перестанут писать для оркестра, и с чем он останется? С симфониями Брамса? Уральский филармонический оркестр и дирижёр Дмитрий Лисс играют новые сочинения, и за это честь им и хвала. Во-первых, ещё раз повторю, они стимулируют композиторское творчество, во-вторых, нарабатывают себе новый репертуар, а в-третьих, остаются в истории как первые исполнители новых сочинений. А произведения для фестиваля мы заказываем не каким-нибудь там проходимцам, а самым крутым композиторам.

ЕД: Сейчас в Екатеринбурге высокая концентрация культурных событий. В эти дни проходит невероятное количество различных премьер.

ГС: Да, Dance-платформа у вас проходит. Современное искусство в «Исети»…

ЕД: Буквально несколько недель назад были «Безумные дни». 

ГС: Это было всего-то в сентябре (улыбается). 

ЕД: Фестивалям приходится конкурировать друг с другом? Или наоборот, это правильный позитивный процесс, который меняет город, публику и организаторов и заставляет их сильнее стараться?

ГС: Екатеринбург в этом смысле город уникальный. И хорошо бы, чтобы власти города это понимали. Вы не забывайте, страна у нас огромная, а вы живёте в самом центре, и неважно, что делается в столицах. Столица имеет свою жизнь, а у вас своя. И это нормально, что у вас такая культурная жизнь. Я бы сказала, что она должна быть ещё более интенсивной, честно говоря. 

Да, у вас с залами плоховато. Где проводить фестиваль, когда нет нормальных концертных залов? Мы же не можем провести больше концертов, потому что не можем никуда параллельно вставить эти концерты. Когда были «Безумные дни», камерные концерты приходилось играть в маленьких зальчиках — в филиале Театрального института, ещё где-то… Это ненормально. У города должен быть нормальный концертный зал. Что это такое — 700 человек, ни хоров, ничего, просто коробка. Давно пора его построить, и вот тогда всё расцветёт. Есть маленький город Кухма в Финляндии — медвежий угол, северное сияние видать, три с половиной тысячи человек населения, и они отгрохали на берегу озера огромный роскошный светлый зал. И в любом городе Финляндии такие залы стоят. Про Германию вообще молчу. Сколько миллионов в Екатеринбурге живёт? 

ЕД: Миллион триста тысяч. 

ГС: Почему в городе-миллионнике только один старый концертный зал, который даже не строили как концертный зал, а просто переделали? Это вообще как? 

ЕД: Я надеюсь, ваши слова услышат, потому что дискуссия по поводу нового зала для филармонии последнее время активно поднимается.

ГС: Активно поднимается, и всё время говорится, что денег нет! Уже и место показали, а денег нет, и кризис… А где вы все были до кризиса, в тучные годы? Где, что, как? Маленькая Финляндия, две с половиной тысячи человек — и огромный зал! Заходишь, и такое впечатление, что в Вальгаллу зашёл, сцена теряется за горизонтом.

ЕД: Согласна с вами. Мне остаётся только пожелать вам удачи в рамках фестиваля. Я уверена, что у вас всё будет хорошо, и будем ждать следующего фестиваля.

Смотрите также:

Антон Батагов: «Мне не могли простить, что я «расстраивал» рояли в Свердловской филармонии»

Александр Колотурский: «Многие до сих пор думают, что филармония – только для элиты и только «задорого»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Садых-заде Гюляра

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^