Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 54,20$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 54,20$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 54,20$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Председатель комитета по европейским делам парламента Словакии Любош Блага: «Я не хочу защищать Россию, но мы не заинтересованы в санкциях против неё»

×
Разговор на Малине 23 января 2015 в 18:33
Проблемы с видео?
В материале:

Блага Любош

Почему Словакия оказалась среди семи стран Евросоюза, поддерживающих Россию.

Смотрите также:

«Сегодня в Италии ужасная экономическая и политическая ситуация. У нас нет возможности работать внутри страны»

Уральский хоккей поможет экспортировать экзотическое мясо на Урал


Екатерина Дегай: Любош, добрый день. Международная обстановка сейчас непростая. В эти дни, например, проходит форум в Давосе, и там существующее напряжение очевидно. На этом фоне визит словацкой делегации в Свердловскую область так или иначе получает политическую окраску, поэтому очень важно сформулировать цели визита. Зачем вы приехали?

Любош Блага — депутат, председатель комитета по европейским делам парламента Словакии, доктор философских и политических наук, профессор. С 2007 года — научный сотрудник департамента политических наук Академии наук Словакии. Читает лекции по социальной политике в колледже города Сладковичово и колледже св. Елизаветы в Братиславе. Журналист политического журнала Slovo.

Любош Блага: Прежде всего, я бы хотел подчеркнуть, что диалог между Западом и Россией необходим. Окей, существует некая пропаганда на Западе и в России, но мы не разговариваем друг с другом, и это проблема. Если мы хотим жить в мире, нам необходим диалог и компромиссы. Вот почему я здесь — чтобы найти какие-нибудь проекты, общие задачи, которые мы можем решать совместно с Россией. Не думаю, что без сотрудничества  мы сможем найти путь к миру.

ЕД: Вы являетесь обозревателем одной словацкой газеты и активно выступаете против введения санкций. В одной из своих статей вы пишете: «Меня удивляет русофобский триумфализм, с которым некоторые аналитики по-детски рапортуют, что санкции оказывают на российскую экономику негативное действие». Или другая цитата: «Абсурдно было бы полагать, что нанесение вреда России поможет урегулировать конфликт вокруг Украины. Нет, не поможет. Россия не отступится от своих жизненно важных геополитических интересов, и думать обратное значит не понимать международную политику. Единственное, что имеет смысл, это диалог.» Эти слова иллюстрируют, что вы занимаете достаточно жёсткую позицию относительно санкций. Я хотела попросить вас пояснить свою позицию.

ЛБ: Я хочу быть реалистом, а реализм в геополитике означает, что я пытаюсь соблюдать национальные интересы стран. Россия заинтересована в том, чтобы на Украине не было такого количества западных сил безопасности. И я должен уважать эту позицию. Однако не думаю, что западные страны хотят понять Россию и её интересы. Все знают, что Майдан был не только спонтанным порывом населения Украины — он в большой степени был инициирован и поддержан западными властями. Я не считаю, что это битва между большим злом и большим добром, и добро — это Запад, а зло — это Россия. Происходит обычная геополитическая борьба между державами за Украину. Украина — жертва этой борьбы, и я ей очень сочувствую.

Мне не кажется, что санкции могут решить эту проблему. Есть пример Ирана. С 1980-х годов против него применяются санкции. Произошли ли какие-нибудь изменения в политике Ирана? За 30 лет — никаких изменений, только население страдает. То же самое может случиться и в России — через несколько люди будут страдать от санкций. Или Россия поменяет своё отношение к Западу и переориентирует экономику в сторону Китая и других стран БРИКС. Для нас, для Словакии это не очень. 

Мы должны занять реалистичную позицию и принять тот факт, что Россия имеет свои национальные стратегические интересы. И нам нужно найти компромисс. Я не хочу защищать России — я соблюдаю интересы Словакии и Евросоюза. Мы не заинтересованы в санкциях против России.

ЕД: Ваша позиция понятна. Поддерживают ли её в Словакии?

ЛБ: Официальная позиция Словакии не такая жёсткая, как моя. В Евросоюзе нам необходимы компромиссы, и Словакия не собирается противостоять общей европейской позиции по этому вопросу. Мы в одной лодке. Но Евросоюз не монолитен, это не камень. Мы всё обсуждаем, мы ведём диалог, и я думаю, что есть много стран, включая Словакию, Чешскую республику, Венгрию, Австрию, которые довольно скептически относятся к санкциям, и я поддерживаю эту точку зрения. Думаю, большая часть населения Словакии считает так же, потому что словаки — реалисты. Мы положительно относимся к России, это обусловлено культурой и историей, потому что Россия для нас — страна, которая освободила Чехословакию от фашизма во Второй Мировой войне. Мы очень уважаем Россию и российскую культуру и власть, но не занимаем пророссийскую позицию. Если бы речь шла не о России, а о Монголии, я говорил бы то же самое. 

ЕД: Действительно, Словакия входит в число семи стран, которые поддерживают Россию, — кроме вас это ещё Австрия, Венгрия, Италия, Кипр, Франция и Чехия. 19 января в Брюсселе состоялось заседание совета ЕС на уровне министров иностранных дел, во время которого обсуждались отношения с Россией, и в ходе встречи министры не нашли оснований для снятия экономических санкций. Получается, позиция стран, которые выступают против санкций, не была услышана? И как вы считаете, что тогда должно произойти, чтобы ситуация изменилась?

ЛБ: Европе просто нужно активнее вести диалог — и с Россией, и внутри Евросоюза. Это не так просто, потому что Германия с ее  Христианско-демократическим союзом (партией Ангелы Меркель) в ЕС довольно сильна. Они убеждены, что санкции — единственный способ убедить русских как-то поменять их политику в отношении Украины. Но вот вы русская — разве вы думаете, что Россия изменит интересы национальной безопасности из-за некоторых экономических проблем? Я так не считаю; может быть, у вас, у русских, есть идеи получше. Однако у нас в Словакии 5,5 миллионов человек. Мы можем обсуждать нашу позицию и пытаться убедить сильными аргументами наших партнёров. Но мы не собираемся мешать Евросоюзу и противостоять ему в одиночку, как Дон Кихоты. В Европе есть и другие страны, которые не поддерживают санкции, — Франция, Австрия, Италия. Они довольно сильны, и вместе мы можем что-то поменять. 

Как вы знаете, в Европе проблема с терроризмом; недавно была совершена атака на журнал «Шарли Эбдо». Евросоюз и Россия имеют общего врага, и это исламский экстремизм. Я не думаю, что мы можем решить проблему Исламского государства — или проблему Северной Кореи, Ирана или любую другую проблему глобального общества без России. И сейчас хорошее время для того, чтобы Европа изменила агрессивную политику против России и нашла новые пути диалога и кооперации. Я верю, что Россия наш стратегический партнёр и что в будущем она будет очень и очень важна для Европы, так же как и Европа для России. А санкции и экономическая война ничего не могут решить и в долгосрочной перспективе могут обернуться для нас и для России катастрофой.

ЕД: Для Германии партнёрство с Россией очень важно, потому что мы экономические партнёры. Здесь, на Урале, много немецких предприятий, и в условиях санкций возникают ощутимые потери для всех. А какое значение имеет экономический фактор нашего сотрудничества для Словакии? 

ЛБ: Санкции не влияют на экономику Словакии напрямую настолько, чтобы это заставило нас волноваться. Но может стать хуже, если они продолжаться. В будущем у нас могут возникнуть проблемы в области энергетики и безопасности. Наши национальные интересы заключаются в том, чтобы защищать нашу энергетическую безопасность и в особенности нашу транзитную функцию. Газ из России идёт транзитом через Словакию в Западную Европу, но я знаю, что есть план, по которому Россия может поменять этот маршрут и поставлять газ в Западную Европу через Чёрное море. Это плохо для Словакии. 

Нам нужны связи с Россией, потому что Россия — большая страна с большой экономикой. В будущем это может помочь нашему развитию. А у Европейского союза, как вы знаете, большие проблемы как с развитием, так и с экономикой. Я не уверен, что страны Западной Европы, особенно Испания, Италия, Греция и другие, будут терпеливо сокращать экономику из-за проблем с Россией. Они пытаются понять украинскую проблему, но она слишком далеко от них. Так что я не думаю, что жёсткая позиция Европы по отношению к России будет жизнеспособной.

Международные интересы Словакии — это главным образом соблюдение и защита международного права. Поэтому мы не можем признать Крым. Мы никогда не признавали Косово. Но существует такой парадокс: некоторые европейские страны признали Косово, и это было нарушение международного права. Однако они не собираются признавать Крым, хотя с ним история точно такая же. Словакия действует последовательно и принципиально, мы стараемся защищать международное право и не признаём ни Косово, ни Крым. Но мы стремимся к миру и уважаем другие культуры и интересы других стран. Мне кажется, это очень практичная позиция, и она не пророссийская. Я люблю Россию, но в данном случае речь идёт о мире, компромиссе, диалоге и кооперации, а не о России в отдельности. Я точно также люблю Францию, Германию, многие другие страны мира. То, что происходит сейчас в Европе, это не про страны. Это не футбольный матч. Речь идёт о вопросах войны и мира.  

ЕД: В ближайшее время должен состояться визит премьер-министра Словакии Роберта Фицо в Киев. Что Словакия ждёт от этого?

ЛБ: Это очень важно. Нам нужно разговаривать не только с Россией, но и с Украиной. Ни та, ни другая страна нам не враг, они наши партнёры, и нам нужна стабильная Украина и стабильная Россия. Так что да, мы помогаем Украине. Например, у нас есть реверсивный газовый поток на Украину, чтобы помочь ей, потому что она имеет некоторые проблемы с оплатой российского газа. Мы пытаемся помочь Украине чем можем, но проблема в том, что Украина находится на грани коллапса. Там идёт гражданская война. Там часть населения не собирается идти на соглашения с действующим правительством в Киеве. Там начали появляться фашистские настроения, и меня вовсе не радует, что в правительстве Украине есть такие люди, как Олег Ляшко — он настоящий правый экстремист. Знаете, в Евросоюзе, в Греции есть партия «Золотой рассвет» — это фашистская партия. Есть партия «Национальный фронт» миссис Ле Пен во Франции. Но между нормальными партиями и партиями такого рода есть что-то вроде консенсуса. А на Украине неофашистская партия «Свобода» была в парламенте и до выборов. Теперь вот мистер Ляшко — я не думаю, что он настоящий демократ. На Украине поднимает голову национализм и фашизм, и я не могу игнорировать это. И Евросоюз, который построен на принципах гуманизма и антифашизма, не может игнорировать проблемы такого рода на Украине. Это очень опасно. 

Давайте говорить об этом. Давайте поможем Украине обрести стабильность. И я думаю, что соглашение и с Россией, и с Евросоюзом — единственный способ спасти Украину. Если только Россия захочет помочь, этого будет недостаточно. Если только Евросоюз будет помогать Украине, а Россия саботирует этот процесс, это не поможет. Вот почему нам нужен диалог с Киевом — и с Москвой. 

ЕД: Мы начали разговор с цели вашего визита, а теперь я хочу спросить о ваших впечатлениях от поездки. Совпали ли её результаты с вашими ожиданиями?

ЛБ: У нас очень хорошие отношения с мистером Петровым (Александр Петров — почётный консул Словакии в Екатеринбурге. — прим. Malina.am). У России и Словакии есть много совместных проектов, которые могут улучшить наше сотрудничество. А в эти непростые времена мы можем показать всей Европе, что возможен путь соглашений, компромиссов и проектов, и, возможно, шаг за шагом мы сможем решить более крупные проблемы. 

Особенно приятным опытом в Екатеринбурге для меня стал разговор о мультикультурализме. Это большой вопрос в Евросоюзе: после атаки мусульманских террористов на «Шарли Эбдо» многие политики-популисты заговорили о смерти мультикультурализма. Мне это не нравится. Екатеринбург и Свердловская область — это пример того, что мультикультурализм работает. В вашем регионе живут представители многих национальностей и религий, и вы уживаетесь без каких-либо проблем, вы уважаете друг друга, между вами нет напряжённости, как в Европе. Как это возможно? Россия может вдохновлять нас и быть примером того, что мультикультурализм существует. Это стало для меня сюрпризом. Западная пресса пишет, что Россия нетолерантна, нетерпима и консервативна, в ней много ненависти. Нет, вы живёте как обычные люди. Вы, может быть, даже более толерантны и доброжелательны к другим культурам, чем европейцы. Вот пример того, что меня приятно удивило в Екатеринбурге и Свердловской области.


Продюсер, редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Блага Любош

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^