Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Профессионалы устали от неразберихи, которая царит в строительстве»

×
100+ Forum Russia 26 сентября 2014 в 17:00
Проблемы с видео?
В материале:

100+ Forum Russia

Президент Союза архитекторов России Андрей Боков — о том, как скоро небоскрёбы смогут стать обыденностью.

Смотрите также:

«Москву-Сити» называли градостроительной ошибкой. Сегодня я могу доказать, что это не так»

Елена Сиэрра, заместитель министра строительства и ЖКХ России: «Высотное строительство в Екатеринбурге проходит с привлечением местных строительных компаний, что говорит об успехе города»


Екатерина Дегай: Андрей Владимирович, добрый день.

Андрей Боков: Добрый день.

ЕД: Сегодня Минстрой заявил, что скоро отпадёт необходимость СТУ для зданий выше 75 метров. Это важный шаг для отрасли?

АБ: Это шаг давно ожидаемый, шаг важный, но мало что решающий. 75 метров — это не тот предел, к которому мы должны стремиться. Нормативная база законсервировалась в каком-то не очень продуктивном состоянии, и для того, чтобы сделать мало-мальски сложное сооружение, всякий раз требуется приходить в Минстрой или другое государственное учреждение и просить утвердить так называемые специальные технические условия или отступления от действующих норм.

ЕД: На форуме активно обсуждает дорожная карта. Эта идея вам нравится?

АБ: Она очень продуктивна. Речь идёт о создании некой новой структуры — института высоких компетенций. Он должен заменить практически отсутствующие сегодня научно-исследовательские институты, которые на протяжении практически всех лет советской власти успешно занимались типологией, конструкциями, технологиями, инженерным обеспечением. Тогда мы не нуждались ни в каких зарубежных заимствованиях. Теперь будет создан собственный институт экспертов, возможно, с участием иностранцев, но всё равно это замечательная идея. Центром такого рода исследований может стать Екатеринбург. Мы все будем это только приветствовать.

ЕД: Как вам, москвичу, идея аккумулировать все компетенции в Екатеринбурге?

АБ: Я патриот Москвы, я там родился и прожил всю жизнь, но я не московский шовинист.

ЕД: Большинство высотных зданий в России строится с привлечением иностранных специалистов. А мы можем строить такие объекты самостоятельно?

АБ: Мы всё можем и должны строить, не только сложные системы вооружения, но и дома. Высотные дома из экзотики превратились в нечто вполне обыденное. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сегодня переполнены сооружениями подобного рода. Они строят их уже своими силами, без помощи иностранных компаний, они развивают технологии, которые разработаны внутри этих стран, и строят довольно успешно. Они, конечно, запускали этот механизм с помощью западных компаний, но сегодня, если вы посмотрите в интернете, то увидите, что самые современные здания в Лондоне проектируются и строятся китайской компанией.

Нам надо многому учиться. Прежде всего, это касается инженерных систем, в том числе высотных зданий. У нас практически не движется то, что связано с так называемыми зелёными и ресурсосберегающими технологиями, технологиями, которые опираются на новую, более бережную этику поведения по отношению к окружающему миру, к людям, которые его населяют.

ЕД: Но это же ещё и существенная экономия.

АБ: Вне всякого сомнения, это и экономия. Меня просто потрясли цифры, которые я недавно услышал, что Германия буквально за последние несколько лет пришла к состоянию, когда 25% потребности в энергоресурсах удовлетворяется за счёт возобновляемых источников. И нам надо начать наконец этим заниматься. Нам кажется, что у нас бездна и газа, и нефти, но давайте мы оставим что-то для потомков, для детей и правнуков.

ЕД: Когда речь идёт о строительстве амбициозных проектов, возникает дилемма, как сохранить исторический облик и в то же время построить современные здания. И у вас были всевозможные спорные ситуации, когда, например, долго реконструировался «Геликон-опера», и вокруг этог объекта было много общественных слушаний. Вы модернизировали школу Познера и часть исторического здания сохранили, а часть достроили. Как найти золотую середину, чтобы развивать город, сохранив его исторический облик?

АБ: Эти споры имеют место быть только у нас в стране. Это такая российская особенность. В Европе эти споры уже давно не ведутся, там все успокоились.

Найти баланс между сохранением и изменением очень непросто или даже практически невозможно при отсутствии соответствующего законодательства. Это законодательство у нас отсутствует. Точнее, оно очень неразвито. А ещё точнее, оно запрещает любые действия. Как только вы всё запрещаете, это означает, что вы косвенно всё разрешаете, потому что просто запретить всё нельзя, ведь жизнь продолжается.

Все обвинения в мой адрес, вытекали из формального правила, которое запрещает что-либо делать в центре города. Когда я говорил: «Театр «Геликон» существует в этих стенах на протяжении 30-40 лет, это институт, который является огромной ценностью для города — ценностью не меньшей, чем стены», — меня не слышали. Я говорил о том, что сохранение и создание нормальных условий для работы людей, для тех, кто приходит к ним в гости, для тех, кто их слушает, это нормальная естественная задача. Я предложил использовать двор театра, превратить его в нормальный, современный, совершенный, качественный зрительный зал, сделать то, что сделано и многократно повторено во всём мире. Мне ответили, что это незаконно, потому что никакое новое строительство — а то, что я проектировал, наделено признаком нового строительства — быть не может. Не должно быть по закону. Хорошо вы делаете или плохо, мы это не обсуждаем.

Такая точка зрения возможна. Но она зрения абсолютно не соответствует всему тому, что принято сегодня в остальном мире. Все историческое города живут только благодаря тому, что очень тонко и точно, очень деликатными средствами, сходными с теми, которые предложили мы, продолжают трансформироваться. Эти трансформации повышают качество исторической среды, превращают её в любимое людьми пространство. И напротив, если мы исключим эту возможность, мы исключим всякую жизнь из городского центра.

Разумеется, тотальный снос, в том числе деревянных зданий, уничтожение памятников эпохи конструктивизма есть вещи абсолютно недопустимые. Это великие ценности. Но работать с этими ценностями, как я уже сказал, надо очень тонко. Двоечники, люди бесчувственные, люди, которые не чувствуют старый город, люди, которые в нём не жили, которые его не понимают и не слышат, не могут выполнять эти работы, это совершенно ясно.

ЕД: Какой прогноз можно дать относительно высотного строительства в нашей стране?

АБ: Строительный сегмент сегодня справедливо рассматривается как локомотив российской экономики. Нам необходимо очень много строить. И именно строительство может и должно быть средством выхода в том числе из сложных экономических ситуаций. Конечно, нам нужно строить собственными силами, но не сдерживая возможности строительного бизнеса и не ограничивая мысль архитектора, а напротив, стимулируя их. Вот в этом состоит задача прежде всего властей, институтов, министерств и ведомств, которые обязаны этим заниматься и которые должны наконец понять, что мы от них ждём результата.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

100+ Forum Russia

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^