Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Елена Артюх: «Силуанов посоветовал тем, кому бизнес здесь не нравится, ехать в Казахстан»

×
Разговор на Малине 22 сентября 2014 в 17:26
Проблемы с видео?
В материале:

Артюх Елена

Бизнес-омбудсмен Свердловской области — о том, что ей было важно донести до власти на инвестиционном форуме в Сочи и как отреагировали на это федеральные министры.

Смотрите также:

«Выставка на форуме в Сочи была меньше, чем у нас на ИННОПРОМе»

Елена Артюх: «Мы подготовили мораторий на принятие правовых актов, которые ухудшают положение предпринимателей. Я надеюсь, что президент нас услышит»


Международный инвестиционный форум «Сочи-2014» проходил с 18 по 21 сентября. Это второй по значимости экономический форум страны после петербургского. В этом году он проходил в 13-й раз. В нём приняло участие почти 10 000 человек, среди которых 265 представителей иностранных государств. Самые многочисленные делегации — из Китая, Германии, Турции, Франции, Швейцарии и Японии.

Уровень спикеров был традиционно высок: председатель правительства России Дмитрий Медведев, вице-премьеры Дмитрий Козак, Ольга Голодец, Аркадий Дворкович, Александр Хлопонин, а также 13 федеральных министров. На открытии форума, обозначая его международно-инвестиционную составляющую, Дмитрий Медведев заявил: 

Несмотря на санкции, дверь в Россию для западных партнёров не будет заперта. Торговля со странами Евросоюза — это примерно половина нашего внешнеторгового оборота. Более 60% российских зарубежных инвестиций приходится именно на Евросоюз, это практически сотня миллиардов долларов. В свою очередь, европейские компании — ведущие инвесторы в российскую экономику, объём их вложений составляет около 300 миллиардов долларов. Мы настолько плотно интегрированы в мировую экономику, в мировую политическую структуру, что наши отношения с различной степенью интенсивности должны развиваться только по нарастающей.

Первые лица крупнейших российских компаний также принимали участие в форуме. Среди них — председатель правления Сбербанка России Герман Греф, первый вице-президент ОАО РЖД Александр Мишарин, президент ОАО «Лукойл» Вагит Алекперов, генеральный директор ОАО ТМК Александр Ширяев.

Основная мысль, которую озвучили на форуме представители бизнеса, — бизнес по-прежнему хочет получить от власти стабильность в налоговой и тарифной политике. Вице-премьер России Аркадий Дворкович отметил, что первоочередной задачей для власти является улучшение собираемости налогов, а не их повышение. Принцип, которым при этом руководствуется власть, — презумпция добросовестности предпринимателя.


Екатерина Дегай: Елена, добрый день.

Елена Артюх: Здравствуйте.

ЕД: Вы были на инвестиционном форуме в Сочи и принимали участие в большой панельной дискуссии. Она называлась «Защита прав предпринимателей. Диалог бизнеса и власти». В ней участвовал Дмитрий Медведев. С какими идеями вы ехали на форум и удалось ли донести их до власти?

ЕА: На форум я ехала по приглашению федерального уполномоченного. Для участия в дискуссии было приглашено несколько региональных уполномоченных, и наша задача была донести до премьер-министра информацию о проблемах, которые были выявлены нами в России в предпринимательской деятельности, и предложения по изменению предпринимательского климата, которые всё ещё, к сожалению, не реализованы. На нашей дискуссии был не только Дмитрий Анатольевич, но и министр экономики и развития Алексей Валентинович Улюкаев и министр финансов Антон Силуанов. 

Мы пытались донести до них проблемы. В частности, я говорила о низкой, на наш взгляд, конкурентоспособности российских предприятий, которые выходят на рынок и участвуют в обороте со странами Таможенного союза. На примере конкретного предприятия и конкретных расчётов я показывала, что конкурентоспособность такова, что на территории России выгоднее в некоторых случаях покупать товары, произведённые в Казахстане. В восьми километрах от российской границы в Казахстане есть предприятие, которое выпускает цемент. За счёт того, что некоторые виды налогов и других издержек, например, связанных с энергоносителями, у них ниже на 30%, себестоимость товаров получается примерно на 30% ниже, чем в России. Предприятие в соседней Волгоградской области, выпускающее точно такой же цемент, реально не может его продать. Вся Волгоградская область покупает цемент из Казахстана. Это совершенно конкретный практический пример, который был приведён для того, чтобы призвать руководство нашей страны более серьёзно посмотреть на проблему НДС. НДС в Казахстане 12%, а у нас 18%.

ЕД: А мог бы стать ещё и 20%, как недавно обсуждалось.

ЕА: Да, но слава богу, не случилось. На форуме очередной раз подтвердили, что налог с продаж не будет введён. Хотя бы в этой части налоговая нагрузка на бизнес не вырастет. 

Так вот ключевая разница между нашими странами — это страховые начисления на фонд оплаты труда. В России это 30%, а в Казахстане, на минуточку, 11%. Почти трёхкратная разница не может не сказать о себе. И ещё у нас более чем на 20% выше стоимость ключевых энергоносителей, которые используются в производстве. Всё вместе это даёт такую существенную разницу в себестоимости, которая существенно затрудняет конкуренцию нашим предприятиям.

Ещё я приводила пример международных автомобильных автоперевозчиков, которые грузят на свои машины крупногабаритные грузы в России по одним правилам, доезжают до Казахстана, а там, оказывается, правила другие. Их штрафуют. Потом они приезжают в Белоруссию, а там третьи правила, и их снова штрафуют. Это бесконечная история, когда техническое регулирование в странах Таможенного союза не догоняется нашим национальным законодательством, и мы в рамках одного и того же Таможенного союза создаём себе дополнительные проблемы. Это неправильно. 

Кроме того, на панельной дискуссии с премьер-министром говорили о том, что сегодня у бизнеса достаточно высоки уголовные риски. Любой предприниматель не может чувствовать себя в безопасности, даже стараясь выполнить непростые правила игры.

ЕД: Хотят ввести уголовную ответственность для юридических лиц.

ЕА: Да, есть и эта тема, но мы её на форуме не касались. Хотя, я думаю, если это произойдёт, у уполномоченных, прямо скажем, работы добавится. 

ЕД: обсуждалась ли на форуме история с Владимиром Евтушенковым?

ЕА: Напрямую эта фамилия в обсуждении не звучала, но мы говорили о том, что даже если установлены факты уголовного преступления со стороны предпринимателей, то ответственность за такие преступления должна уходить в поле экономических санкций. Мы имеем в виду штрафы, а не реальные отсидки, потому что от этого ни для бюджета, ни для целей превенции нет никакого толка. Если бизнес совершил уголовное экономическое преступление, он должен отвечать экономически. Необходимо вводить кратные штрафы вместо лишения свободы и других неэкономических мер наказания. Мы были услышаны, господин Медведев поддержал эту идею и обещал дать поручение правительству разобраться с этим вопросом. Возможно, будут какие-то законодательные инициативы на этот счёт.

ЕД: Как вам кажется, вас услышали? Какова была реакция?

ЕА: Реакция была разнообразная. С чем-то согласны, с чем-то ориентировочно согласны. Я была удивлена, что после того как мы привели пример расчётов неконкурентоспособности по сравнению с казахскими предприятиями, на следующий день, когда Борис Юрьевич Титов участвовал в дискуссионной сессии по налоговой нагрузке на бизнес, у него возникла достаточно серьёзная словесная перепалка с министром финансов Силуановым. Тот в результате, наверное, в сердцах сказал: «Раз вам кажется, что бизнесу в Казахстане лучше, туда и поезжайте». Честно сказать, реакция со стороны федерального министра несколько неожиданная. Может быть, это было излишне эмоциональное проявление, потому что на инвестиционном форуме, который шёл под лозунгом «Россия ждёт и Россия призывает», говорить, что если кому-то что-то не нравится, можно ехать в Казахстан, на мой взгляд, непатриотично и вообще неправильно. Реакция зала была очень бурной, зал буквально зашумел и загудел в ответ. Я думаю, раз реакция была такой резкой, значит, нам удалось донести проблему, значит, есть осознание того, что она достаточно острая. 

Надеюсь, когда страсти улягутся и будет осмысление того, что происходило, наши финансовые и экономические исполнительные власти всё-таки примут правильное решение.

Мне понравилась реакция министра Улюкаева. Андрей Валентинович мне лично всегда нравится своими высказываниями, своей взвешенной аргументированной позицией. В этот раз он присоединился к нашему опасению, что объём налоговой и социальной страховой нагрузки на бизнес уже превысил все лимиты и путей и возможностей для увеличения уже совершенно точно нет. Нужно снижать эту нагрузку и через снижение выходить на увеличение возможности пополнения бюджета, потому что только при снижении нагрузки есть надежда на то, что бизнес выйдет из тени и больше понесёт в казну. Я полагаю, что это осознание со стороны Минэкономразвития всё-таки есть.

ЕД: С чем власть пришла на этот форум? Какие ключевые мысли прозвучали на форуме?

ЕА: Программное выступление премьер-министра на пленарном заседании было утром 19 сентября. Я зафиксировала несколько ключевых позиций, в частности, ещё раз получила подтверждение того, что Россия открыта для общения с любого рода инвесторами, независимо от страны происхождения. Достаточно доброй воли для того, чтобы приходили и инвестировали. 

Вторая, на мой взгляд, важная позиция — это позиция о том, что внутреннего инвестора тоже необходимо видеть, слышать и создавать ему такие условия, чтобы он оставался в стране. Погоня за внешним не должна сбрасывать со счетов тех, кто уже сейчас вопреки всему живёт и работает здесь. Нужно найти возможности удержать собственный капитал от вывоза. 

Третья ключевая позиция — это призыв к тому, что власть должна вернуть доверие бизнеса. Чтобы бизнес остался здесь или приехал сюда, он должен доверять не только и не столько своему бизнес-партнёру, сколько государственным правилам игры, и понимать, что он может приехать сюда и получить стабильность хотя бы в плане правового регулирования. 

Теперь нужно, чтобы эти правильные теоретические посылки воплощались в жизнь. Тем страннее реакция министра Силуанова — «кому не нравится, езжайте в Казахстан». Но я ещё раз оговорюсь, я надеюсь, что это было эмоциональное высказывание, и оно на самом деле не отражает истинного отношения министра к тому, что он хотел бы видеть с бизнесом в России.

ЕД: Поднималась ли на форуме тема санкций и напряжённой международной обстановки? Как себя вели представители иностранных делегаций?

ЕА: Я участвовала в целом ряде разных панельных дискуссий, сессий и семинаров. Конечно, везде были иностранцы. Никакого напряжения, никакого недружественного отношения не было, это совершенно точно. 

Более того, я участвовала в сессии, которая была прямо посвящена санкциям. Она была организована «Деловой Россией» и поддержана рядом министерств экономического блока. Там мы прямо обсуждали, как бизнес оценивает санкции. В этой дискуссии участвовали предприниматели и представители профессиональных ассоциаций из России, несколько представителей бизнеса и бизнес-аналитики из Америки и Европы. И каждый говорил о том, что ждёт, когда это недоразумение рассосётся и стороны восстановят нормальные отношения. 

Мы говорили о том, что политика должна быть концентрированным выражением экономики, а не наоборот, и политика в первую очередь должна обслуживать интересы экономики. Бизнес не готов следовать за не совсем взвешенными политическими решениями. Многие иностранные предприятия, и американские, и европейские, отказались участвовать в системе санкций, исходя из глубины взаимопроникновения наших бизнесов. 

Мы обсуждали, что глубина взаимного проникновения инвесторов такова, что некоторые предприятия в России, которые работают под иностранной маркой, имеют несколько десятков тысяч работников — российских граждан, имеют миллионы налогов в российские бюджеты. Как это предприятие можно считать американским или западноевропейским, когда оно всеми корнями проросло здесь и серьёзно здесь работает?

Я очень рада тому, что мне выдалась возможность лично поучаствовать в таком обсуждении и пообщаться с реальными предпринимателями, которые недовольны санкциями, ожидают их прекращения и не собираются поддерживать неразумные политические решения. Американские и западноевропейские предприниматели не готовы отказываться от нормального, годами выстроенного экономического сотрудничества с российскими предприятиями. 

ЕД: Можно ли сравнить уровень выставки и деловой программы сочинского форума с нашим ИННОПРОМом?

ЕА: Мне кажется, что физический объём нашего выставочного пространства больше, чем выставка, которая была в Сочи. И ещё — может быть, Екатеринбург мой родной город и мне здесь всё роднее и привычнее — но мне показалось, что качество организации и логистика у нас тоже гораздо лучше. Хотя сочинцы старались, гостеприимство было проявлено в полной мере, и когда ты добрался до площадки, там всё было комфортно и вполне приятно. 

ЕД: В эти дни в Сочи проходило ещё одно мероприятие, на котором вы побывали, — юридический форум. Что там было?

ЕА: Это был форум под названием Sochi Legal. Я была приглашена для участия в форуме Борисом Юрьевичем Титовым. Он сам принимал участие в нескольких мероприятиях юридического форума, и я тоже там выступала — в секции, посвящённой уголовным рискам бизнеса. 

Исходя из того, что уполномоченным поступает много жалоб на незаконное уголовное преследование предпринимателей и есть много сложностей при работе с такими жалобами, мы подготовили ряд предложений, которые были донесены до премьера. Мы обсуждали их с коллегами, практикующими адвокатами и руководителями юридических компаний. 

Я говорила о том, что часто руками противоборствующих, конкурирующих или участвующих в корпоративных конфликтах сторон правоохранительные органы вовлекаются в разборки и под маркой уголовного преследования происходит изъятие документов, изъятие собственности и её фактическое перераспределение. Я говорила о том, что очень много дел возбуждено по экономическим статьям, и они годами не заканчиваются, и предприниматель долго находится в подвешенном и непонятном состоянии — то ли он преследуется, то ли не преследуется. А за время этой непонятности бизнес фактически разрушается, потому что счета арестовываются, имущество и документация изымаются, и потом уже неважно, будет ли реальное уголовное наказание или не будет — цель достигнута, бизнес разрушен. Здесь много вопросов, и мы все их обсуждали.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Артюх Елена

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^