Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владимир Мостовщиков: «Всей избирательной системе я бы поставил тройку»

×
Разговор на Малине 4 августа 2014 в 18:48
Проблемы с видео?
В материале:

Мостовщиков Владимир

Экс-судья Уставного суда Свердловской области, легенда свердловской политики — о реформе местного самоуправления, 17 годах у руля областного избиркома и о том, чем он планирует заниматься после выхода на заслуженный отдых.

Смотрите также:

Тайные знаки. Экс-председатель облизбиркома Владимир Мостовщиков теперь судья Уставного суда. Справится или нет — на лице написано


Екатерина Дегай: Владимир Дмитриевич, здравствуйте.

Владимир Мостовщиков: Здравствуйте, Екатерина.

ЕД: Я второй раз в жизни беру у вас интервью. В предыдущий раз мы общались полтора года назад, когда вы ушли с поста председателя областной избирательной комиссии. Тогда говорили, что Мостовщиков, большая фигура в большой политике, уходит на почётную пенсию. Как вы можете охарактеризовать эти полтора года жизни и работы в Уставном суде?

ВМ: Ещё когда я завершал свою деятельность в избирательной комиссии, встал вопрос о работе в Уставном суде. Честно скажу, встраивание в новый орган меня не очень сильно волновало. С моей точки зрения деятельность избирательной комиссии как правоприменительного органа с глубокой аналитической работой, изучением массы документов и их сопоставлением в чём-то схожа с деятельностью Уставного суда. Там тоже любое дело связано с тем, что нужно, как в народе говорят, перелопатить массу нормативных актов и найти истину в деле, которое рассматривает Уставной суд. За полтора года было около полутора десятков дел, в рассмотрении которых я принимал участие, и практически все они были связаны с тем, что мы искали, как с точки зрения Конституции и Устава Свердловской области решить конкретное дело таким образом, чтобы человек получил защиту своих прав.

ЕД: Процедура вашего назначения была очень долгой, возникали различные юридические моменты, были разного рода публикации о вашей загадочной недвижимости. Сейчас, когда вы уходите с поста судьи, по этому поводу вновь звучат разные реплики. Официально дело в возрасте, правильно? Однако в Уставном суде есть судья, который старше вас — Николай Жилин, ему 66 лет. С чем на самом деле связан ваш уход?

ВМ: Что касается событий двухлетней давности, то я тогда считал и сейчас могу подтвердить свою точку зрения: всё, что происходило, носило сугубо субъективный характер. Попросту говоря, я кому-то перешёл дорогу.

ЕД: Вы тогда шутили, что это была самая длинная избирательная кампания в вашей жизни.

ВМ: Да, это действительно было так. Я кому-то перешёл дорогу, и кто-то очень не хотел, чтобы я попал в Уставной суд. Но я тогда говорил и сейчас повторяю: я не просился в Уставный суд. Мне было сделано предложение, и я счёл для себя возможным с ним согласиться. 

То, что кому-то я перешёл дорогу и этот кто-то старался применить самые разнообразные методы и способы, чтобы помешать моему назначению, пусть остаётся на совести у того человека. Совесть моя чиста, я за свою жизнь не совершил ничего такого, за что мне было бы стыдно. Тот, кто что-то пишет, ради бога, пусть пишет. Как с глубоким убеждением говорит моя жена, тот, кто делает нам плохо, тому бог воздаст.

ЕД: То есть официальная причина вашей отставки — это возраст, и вы действительно уходите на пенсию:

ВМ: Да, законом определено, что по достижении предельного возраста — а предельный возраст составляет 65 лет — судья уходит в отставку. Я написал соответствующее заявление, суд его рассмотрел и принял решение считать меня судьёй Уставного суда Свердловской области в отставке.

ЕД: Вы сказали, что на месте сидеть не намерены и у вас есть планы. Вы можете их озвучить?

ВМ: Все мои близкие знают, что я не буду сидеть на завалинке и ходить в халате и в тапочках. Я возьму какое-то время, чтобы оформить свои дела, а потом буду решать, чем заниматься дальше. 

Военной службой мне, наверное, заниматься поздновато. Сейчас исполняется 20 лет, как я ушёл в первую отставку после военной службы. Мне более близка деятельность, связанная с реализацией избирательного законодательства. И у меня ещё есть серьёзное политологическое образование, я по роду своей деятельности много лет занимался работой с общественностью, как это официально называется. Так что у меня есть возможность для выбора, чем заняться.

ЕД: В избирательной комиссии вы начали работать с 1993 года, в 1994 году стали заместителем председателя облизбиркома, год спустя – председателем, то есть проработали в комиссии 19 лет, 17 из которых у руля. Это грандиозный опыт, равный по продолжительности существованию выборных процессов современной России. Какие три ключевые проблемы вы могли бы выделить?

ВМ: Главной функцией системы избирательных комиссий согласно закону является реализация и защита избирательных прав граждан. Некоторые считают, что комиссии занимаются простым делом: они организуют голосование и считают голоса, и главное, чтобы всё правильно посчитали. Я уверен, что главным в деятельности избирательных комиссий является подготовка к выборам, а она идёт непрерывно. А сами выборы — это как поднимаешься на вершину, достигаешь её, и нужно перевальную часть пройти так, чтобы перед спуском был ясен результат.

ЕД: Как вам кажется, стали ли наши выборы за 20 лет более цивилизованными? 

ВМ: Ну, от периода дикости мы ушли. 

ЕД: Далеко ли?

ВМ: Возьмём 1993-1998 годы — был период, когда руководители наших профильных органов пришли ко мне однажды вечером и сказали: «Владимир Дмитриевич, с этой минуты вас круглые сутки сопровождает вооружённая охрана». Слава богу, сейчас этого нет. Никакой охоты за председателями избиркома с целью физического устранения никто не устраивает. А ведь было такое, что одного из председателей городских комиссий после объявления результатов выборов поймали в тёмной подворотне и ударили железной трубой по голове в отместку за результаты. Я уж не буду вспоминать, какие методы применяли соперники, какие материалы выпускали, какие устраивали акции. 

Сейчас это приобрело другие формы. Да, борьба есть, но она проходит более цивилизованно и более сложно и изощрённо. 

Ну а избирательные комиссии по определению как были, так и остаются в центре событий. Любой из соперников желает использовать всё возможное для того, чтобы получить перевес, в том числе и попытаться воздействовать на избирательную комиссию — например, в ходе избирательной кампании забросать её всякого рода жалобами, втянуть в борьбу с конкретным соперником, заставить окунуться в рассмотрение бесчисленного числа заявлений и тем самым повлиять на ход избирательной кампании. Это было, есть и это будет.

ЕД: Сколько бы вы поставили избирательной системе в Свердловской области и в России по пятибалльной шкале? 

ВМ: Я бы поставил удовлетворительно. 

ЕД: Я помню, как вас провожали с поста председателя облизбиркома, тогда даже Владимир Чуров приезжал. Есть ли у вас ностальгия по тем временам, хотелось бы вам туда вернуться? 

ВМ: Ещё более глубокие чувства у меня в отношении службы в армии. Я всё-таки 25 календарных лет отслужил и, как говорится, в армейской службе всё бывало, но у меня больше получалось такого, что приносило мне удовлетворение. 

Что касается избирательной комиссии, наша была достаточно профессиональным органом и высоко котировалась. В 2012 году по итогам всех избирательных кампаний мы заняли второе место в России. Последние несколько лет мы были и победителями всероссийских конкурсов, которые проводил Центризбриком, и призёрами. Я семь лет был бессменным членом совета председателей комиссий субъектов при Центризбиркоме, а в его состав входило всего семь человек, по числу округов. Что-то получалось в моей деятельности. Я прекрасно это помню и связей с коллегами не терял и не теряю. Бывает, что ко мне обращаются за советом. Я считаю, что это нормально.

ЕД: А сегодняшний председатель к вам за советом обращается?

ВМ: Есть такая хорошая поговорка: уходя — уходи. 31 июля я оставил кабинет председателя избирательной комиссии, и больше я туда ни с какими советами и рекомендациями не обращаюсь. Я считаю, это некорректно.

ЕД: Сейчас активно обсуждается реформа муниципального самоуправления. Как вы считаете, необходимая ли это мера и как будут развиваться события?

ВМ: Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вернуться к тому, что было сказано президентом в послании Федеральному собранию. Президент сказал, что нужно очень взвешенно и осторожно подходить к внедрению тех или иных новаций и установлению в том или ином муниципальном образовании конкретного варианта организации местного самоуправления. При этом он, конечно, имел в виду, что Россия огромна и многообразна, и каждое муниципальное образование по-своему уникально — со своей историей, традициями, особенностями. Реформа нужна не ради схемы, а ради развития конкретного муниципалитета и решения проблем, которые волнуют население. Важно, чтобы это не превратилось в очередную кампанию: сроки определены, надо немедленно это внедрить, это новое, это все поддерживают, давайте пойдём по этому пути. Это узкий взгляд на тему. Надо взвешенно и осторожно подойти к тому, чтобы применить тот или иной вариант в конкретном муниципальном образовании.

ЕД: Наверное, мы можем посмотреть на опыт Челябинска — у них в этом году будут выборы депутатов городской думы, и они пройдут по новым принципам.

ВМ: Я бы задал вопрос: а почему в Челябинске решили внедрить новую систему, а в Магнитогорске нет?

ЕД: Какая ваша версия?

ВМ: Стоит поехать и туда, и туда и пообщаться с теми, кто готовил варианты этих решений: почему они в Челябинске так сделали, а в Магнитогорске нет? 

Главное и основное — не должно быть никакой спешки, должно быть глубокое изучение обстановки и принятие решения только с учётом всех данных.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^