Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Михаил Чурбанов: «Если мы за год не найдём инвестора, я готов уйти с поста директора»

×
Разговор на Малине 26 августа 2014 в 16:13
Проблемы с видео?
В материале:

Чурбанов Михаил, Свердловская киностудия

Генеральный директор Свердловской киностудии — о том, кто может стать её новым собственником.

Смотрите также:

Основатель сети «Премьер-зал» Евгений Рогозин: «Через год я открою в «Пассаже» кинотеатр на 16 залов, это знаковое место»

Директор кинотеатра «КАРО Фильм Радуга Парк» Максим Новосёлов: «Екатеринбург находится на первом месте по количеству экранов на душу населения — это очень перспективно»

Серж Петров, автор проекта киносоцсети Cinemawell.com: «Мы открыли свою компанию в Гонконге, там для этого идеальное законодательство»


Правительство России внесло изменения в прогнозный план приватизации на 2014-2016 годы. В ближайшее время будет приватизирована Свердловская киностудия, 100% акций которой на сегодняшний день принадлежат Росимуществу. Решение о продаже имущества было принято ещё в 2011 году, но на аукционе в 2013 году продать Свердловскую киностудию не удалось.

Свердловская киностудия была построена в 1943 году. Она стала третьей киностудией в стране после московской и ленинградской. Всего на киностудии снято более 200 художественных и 500 документальных картин, сотни научно-популярных фильмов, около 100 анимационных работ. Многие из них вошли в золотой фонд отечественного кинематографа.


Екатерина Дегай: Михаил, добрый день. Действительно ли у киностудии может появиться новый собственник и когда это случится, если случится вообще?

Михаил Чурбанов: За этим стоит большая экономика, которая требует решения глобальных задач на уровне страны с точки зрения финансирования и обязательств бюджета.

ЕД: То есть киностудию продают, потому что нужно пополнять бюджет?

МЧ: Конечно. При этом в послании президента и в основах государственной политики на ближайшие 25-30 лет стоят задачи, которые как раз находятся в той самой плоскости, в которой Свердловская киностудия развивается последние несколько лет. Задачи продать киностудию никогда не было. Нам предложен механизм государственно-частного партнёрства. Полтора года назад мы обещали это сделать, и сегодня мы понимаем, как действовать. Единственным заинтересованным лицом было и остаётся федеральное правительство. Ему и предстоит решать задачу формирования этого государственно-частного партнёрства.

ЕД: Идея с таким партнёрством возникла, когда киностудию в первый раз вынули из плана приватизации, но инвестора тогда не нашли. Сейчас есть какой-то заинтересант?

МЧ: Раньше не было и принципиальной схемы, как действовать. А сейчас принципиально понятно, что государственная собственность сохранится не менее чем на 50%. В этом блоке, вполне вероятно, могут возникнуть ещё и уральские регионы, вот что будет новацией. Таким образом проект останется федеральным с точки зрения своего макроэкономического распространения, но потенциальными заказчиками являются и регионы.

ЕД: 50% будет принадлежать государству, а остальное?

МЧ: Может быть, кого-то попросят включиться в процесс. Я знаю как минимум трёх-четырёх владельцев и руководителей крупнейших компаний, представленных на Урале, в разговорах с которыми я вижу, что они понимают, зачем им инвестировать в аспекты, не связанные напрямую с их бизнесом. Они называют это инвестициями вдолгую. Они действуют на этой территории и в этом социальном контексте, и им важно, как этот социальный контекст развивается.

Важно, чтобы на первичной стадии появились компании-участники будущей корпорации, кинокластера. Мне кажется, что многие представители малого и среднего бизнеса видят себя, например, в роли продюсеров. Предприниматели от малого и среднего бизнеса смогут привнести то, чего нам сегодня не хватает — знания, как выстраивать конкурентную компанию.

ЕД: Какова цена сделки?

МЧ: При создании частно-государственного партнёрства будет учитываться миллион аспектов. С одной стороны, будет оцениваться реальная экономическая ситуация, с другой стороны, потенциал развития проекта. В этой логике аспект недвижимости отходит на второй план и начинает лишь опосредовано влиять на стоимость пакета.

Инвестиции, которые нужно привлечь, уже на первом этапе будут автоматически превращены в киноактивы. В итоге собственники и государство через какое-то время станут собственниками кинобизнеса, а не некоего объекта или недвижимости.

ЕД: Я, возможно, не права, но ведь сейчас киностудия — это именно объекты недвижимости. По факту в ней осталось мало людей, которые занимаются кино, мало оборудования, которое можно использовать для кинопроизводства. Мы позвонили нескольким кинодеятелям и спросили, что они думают по поводу возможной сделки.

Я отрицательно отношусь к продаже киностудии, если это пройдёт с перепрофилированием. Если без перепрофилирования, то возникает вопрос, кто и как будет управлять. Наша киностудия и так находится не в лучшем творческом состоянии: здание есть, а кина нет.
— Владимир Макеранец, кинооператор и кинорежиссёр, председатель Свердловского областного Союза кинематографистов России


Я отношусь к продаже киностудии совершенно равнодушно. Как кинобазу её использовать сложно, это дорого. Для последнего фильма я заказывал оборудование на Украние и в Москве — выходило дешевле. Кроме того, там практически не осталось специалистов, может быть, человек пять. Поэтому мне совершенно всё равно, кто будет собственником.
Алексей Федорченко, режиссёр, продюсер


МЧ: На самом деле очень важно, кто будет владеть киностудией и как она будет действовать дальше. Сегодня главная функция и главный продукт киностудии — это не кино. Мы уже доказали, что можем делать кино и оно будет прибыльным или как минимум вернёт деньги инвесторам, которые продадут его на хорошие каналы. Получается, качество наших услуг — и как продюсеров, и как технологической базы — всех устраивает по полной программе. Но только инвесторы-то делают кино для рынка. К сожалению, нет повода сказать о моих оппонентах, что они включены в индустриальный процесс.

ЕД: Последний громкий проект киностудии — фильм «Золото». Сколько денег он принёс?

МЧ: Инвесторы вкладывали в него деньги в расчёте на то, что сделают его и будут показывать в кинотеатрах до 2008 года. А тогда была совершенно другая логика с точки зрения денег в телевизионном эфире.

ЕД: Так сколько было вложено и сколько получено?

МЧ: Сейчас всё зависит от того, как пройдёт прокат по федеральным каналам. Инвесторы рассчитывали вернуть деньги с показов четырёхсерийной версии на федеральном канале.

В фильм вложено в общей сложности, с учётом постпродакшена, не более двух миллионов долларов. В течение трёх-пяти лет инвесторы вернут деньги, это однозначно.

ЕД: Есть ли сейчас какие-то кинопроекты?

МЧ: Этот год будет посвящён документальным проектам.

Наша главная проблема — что студия продолжала находиться в мифе, что она должна наравне с маленькими компаниями конкурировать за получение государственных денег и что-то снимать.

Сегодняшняя задача — делать то, что может приносить деньги, например, телевизионное кино. Можно делать эксперименты в кино, если есть базовый инвестор, который говорит: мне интересна эта идея, я готов профинансировать 70-80% бюджета. Тогда будет экономика такая, фифти-фифти. С одной стороны, будет некий месседж — условно говоря, какой-нибудь фильм про предпринимательство. Вот «Золото» называют фильмом про предпринимательство. Его смотрят и говорят: отличное кино снято, раньше про предпринимателей не было, а сейчас есть.

В России пока нет индустрии для кинопродукта. Знаете, кто мне это сказал? Это я сидел и разговаривал с продюсером Никиты Сергеевича Михалкова Леонидом Верещагиным. У них возможностей, как вы понимаете, вон столько. Но он сказал простую вещь: индустрии нет. Кино, говорит, есть, а индустрии нет.

ЕД: Правильно ли я понимаю, что кино как бизнес — это история завтрашнего дня, а сейчас киностудия всё-таки на зданиях зарабатывает?

МЧ: Да, она зарабатывает на зданиях. Но здесь такая тонкость: когда десять лет назад мы туда пришли — любого человека, кто имел хоть какое-то отношение к киностудии, хотя бы заходил туда десять лет назад, спросите, можно ли было там вообще находиться и были ли сумасшедшие, готовые заплатить за это деньги.

ЕД: Безусловно, за десять лет, что вы руководите киностудией, она превратилась в арендный бизнес. Сейчас там есть, например, бизнес-центр «Континент».

МЧ: «Контиент» — это инвестпроект, который построен с участием киностудии. Киностудия получила совершенно конкретные активы, согласованные Росимуществом, которое этот проект авалировало и запускало. Без Росимущества ничего не могло произойти. Это сделка в интересах государства, поверьте мне.

ЕД: Как это работает? Приходит инвестор, и вы ему даёте возможность построиться на территории киностудии?

МЧ: Мы не даём возможность. Мы, получив предложение инвестора, направляем его в совет директоров. Совет директоров проводит кучу экспертиз, всё просматривает и оценивает, и только после этого появляется вердикт, да или нет. Мы в своё время предлагали, например, построить над зданиями мансардный этаж. У нас ташкентский проект киностудии — взяли из Ташкента, поставили в Екатеринбурге. А климат у нас вообще-то немножко разный. Но нам сказали: нет, ребята, не будем это делать. А сделку по бизнес-центрам «Континент» и «Кристалл» одобрили и подписали.

ЕД: И в обмен на это киностудия теперь имеет дополнительные площади.

МЧ: Да, студия стала больше. Это уникальная вещь, это пока единственный в стране такой случай. А вот например павильоны Warner Brothers, которые стоят с 1928-1035 года, никто не перестраивает, потому что арендный бизнес там не сильно выгодный.

Сегодня наши резиденты, находясь в старых корпусах, готовы оставаться здесь, хотя понастроили столько современных центров. Знаете почему они не уходят? Потому что большая часть резидентов, тех, кому интересно заниматься созданием продукции либо творческими проектами, либо собирается когда-нибудь снимать кино, либо уже сейчас хочет его снимать и пробует это делать. Они говорят: это наш дом.

ЕД: В 2013 году киностудия получила выручку 49 миллионов рублей. А чистая прибыль составила 3,7 миллиона рублей, очень скромно. Как я понимаю, в основном это арендные доходы — в киностудии помимо кинокомпаний располагаются туроператоры, агентства по сбору долгов, региональный центр маркетинговых исследований и прочие, никакого отношения к кино не имеющие. Сколько в структуре выручки у киностудии приходится на арендные доходы, а сколько приносит кино?

МЧ: В первую очередь нужно научиться создавать рынок, экономику, чтобы снимать кино. А экономика создаётся не на том, что у тебя есть камера или студия. Сейчас все в мире создают креативные кластеры, сажают рядом творческих людей, которые производят контент, it, визуальные эффекты, и ждут, когда возникнет эффект синергии.

ЕД: Но мы же понимаем, что это небыстро.

МЧ: Да, это игра вдолгую. Я думаю, окупаемость этого проекта — пять, шесть, семь лет. Если всё пойдёт правильно, будет капитализация.

ЕД: Как вы думаете, за год вы найдёте нового собственника?

МЧ: У нас других шансов нет. Мы должны запустить работу в новом формате.

ЕД: А если нет?

МЧ: Я, конечно, не гарантирую, что я сбегу. У меня внутренний план такой: я надеюсь завершить эту работу за год, потому что у меня есть планы заняться проектами. Мы, собственно говоря, и работали десять лет, чтобы превратить студию в то, что дальше будет существовать само, развиваться и жить дальше, а не для того, чтобы кто-то пришёл, купил, снёс и построил что-то новое.

Сегодня не время коротких заработков. Задача — научиться конкурировать вдолгую и вдлинную. Мы думаем обо всех аспектах кино, понимая, что только так можно достичь результата, сделать проекты, которые будут и зрительскими, и полезными для нашей страны. Вот такая странная безумная идея.

ЕД: Если вдруг через год собственник так и не найдётся, вам будет интересно руководить Свердловской киностудией?

МЧ: Мы десять лет верили, что нам всё удастся. Я ставил себе задачу завершить этот проект в срок. Я уверен, что будет не новый собственник, а прежний, просто мы привлечём инвесторов, и это будет реальное частно-государственное партнёрство.

ЕД: Какой вы себе поставили срок?

МЧ: Год. У меня как раз через год заканчивается контракт, и я с удовольствием не подпишу его в очередной раз.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^