Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,13$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,13$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,13$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Нормативы достаточности собственных средств у брокера — не гарантия для клиента». А что тогда?

×
Разговор на Малине 26 августа 2014 в 15:58
Проблемы с видео?
В материале:

Лебедев Виктор

Экспертное интервью в студии Malina.am с Виктором Лебедевым, чья компания уже 19 лет работает на рынке финансовых услуг.

Смотрите также:

Ираклий Кирия: «Это способ придавить российский фондовый рынок»


Накануне пресс-служба ЦБ РФ на официальном сайте опубликовала информацию «О приостановлении действия лицензий профессионального участника рынка ценных бумаг»:

«Банк России 21 августа 2014 года принял решение приостановить действие лицензий профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами Общества с ограниченной ответственностью «Универсальная инвестиционная компания Партнёр» на срок до 30.09.2014.
Основаниями для принятия решения послужили неоднократные в течение одного года нарушения требований законодательства Российской Федерации о ценных бумагах. Среди них:
1. просроченная дебиторская задолженность по договору займа, которая была принята к расчёту собственных средств;
2. несоответствие нормативам достаточности собственных средств, установленным законодательством РФ о ценных бумагах (за период с 31.10.2012 по 31.03.2014);
3. недостоверная информация в квартальной отчётности профессионального участника рынка ценных бумаг по форме № 1100 за I квартал 2014 года;
4. несоблюдение требования законодательства РФ к раздельному хранению денежных средств, переданных по договорам на брокерское обслуживание, и денежных средств, находящихся в доверительном управлении;
5. заключение с третьим лицом договора купли-продажи ценных бумаг, предусматривающего покупку ценных бумаг за счёт средств учредителей управления, при отсутствии в доверительном управлении денежных средств в объёме, достаточном для исполнения обязательства по договору.»

Эта практика ЦБ как мегарегулятора всех игроков финансового рынка не уникальна и не единична. Приостановление лицензии — это ни в коем случае не аннулирование и не ликвидация компании. Это также не означает, что организация будет участвовать в слиянии или поглощении или войдёт в какой-либо холдинг.

На финансовом рынке, как в медицине, есть профилактические меры, направленные на улучшение хозяйственной деятельности всех игроков. В некотором плане это даже позитивные меры, так как они направлены в том числе на самосовершенствование компаний.

Да, этот период автоматически подразумевает приостановку приёма новых лиц на обслуживание. Но в этом нет ничего особенного. Деятельность нашей компании благополучно продолжается. Мы устраним все нарушения в установленный Центробанком срок — до 30 сентября — и продолжим работу. Все обязательства перед текущими и будущими контрагентами будут исполнены.

— Дмитрий Земеров, заместитель генерального директора по юридическим вопросам «Уником Партнёр»

Ольга Чебыкина: Чтобы обсудить эту ситуацию, мы пригласили в студию телеканала «Малина» директора финансового ателье Grottbjorn Виктора Лебедева. Виктор, здравствуйте.

Виктор Лебедев: Добрый день.

ОЧ: Очевидно, что новость о приостановлении действия лицензии не слишком хороша для конкретного игрока. Интересно понять, что она означает в целом для рынка. После того как функции ФСФР передали Центробанку, появилось ощущение некоторой зачистки поля, как это происходило с банковским сектором. Более того, постепенно и регулярно повышаются нормативы собственных средств для профессиональных брокеров. Как вы считаете, это действительно зачистка поля под крупных игроков или всё-таки обоснованные действия мегарегулятора в интересах клиента?

ВЛ: Вопрос сложный, и однозначного ответа у меня, к сожалению, нет. Складывается двойственное впечатление. Это, возможно, некая зачистка поля, чтобы избавиться от совсем небольших игроков, потому что с крупными компаниями регуляторам всегда проще взаимодействовать. С другой стороны, защита клиента, конечно, стоит в приоритете Центробанка, но методы, которыми она достигается, подчас вызывают некое недоумение. 

Что касается постоянного повышения норматива достаточности собственных средств, то это не совсем так. В середине 2000-х нормативы достаточности были существенной увеличены и с тех пор не менялись. Более того, сейчас активно обсуждаются законопроекты, которые направлены на снижение этих нормативов, потому что профессиональное сообщество как-то убедило регулятора, что нормативы достаточности в том виде, как они есть сейчас, никаким образом не защищают интересы клиентов. Они, во-первых, не являются гарантией, а во-вторых, едины для крупных и мелких игроков рынка. Надо либо совсем отказываться от такого понятия, как норматив достаточности, или делать его несущественным, либо же делать некую пропорциональную шкалу. Сейчас активно обсуждается существенное снижение норматива в номинальном выражении.

ОЧ: Я попрошу вас прокомментировать претензии, которые Центробанк официально сформулировал к «Уником Партнёру». Прежде всего, фигурирует недостаточность собственных средств. Как я понимаю, это нарушение, которое имеет место быть, но которое совместимо с жизнью. Как вы считаете?

ВЛ: Однозначного ответа у меня здесь нет. Но могу сказать, что у Центробанка достаточно жёсткая методика для расчёта собственных средств. К зачёту принимаются в основном только ликвидные активы, а то, что по мнению Центробанка или регулятора не является достаточно ликвидным активом, к расчёту не принимается или принимается, но с понижающими коэффициентами, скажем, 0,5 или 0,1. Например, компания может дать другой компании займ, так вот размер этого займа войдёт в расчёт собственных средств всего лишь с коэффициентом 10%. Причём займ сам по себе может быть выдан какой-нибудь неплохой компании. Но эти тонкие моменты при расчёте собственных средств в рамках существующей методики совершенно не учитываются. 

То, что было обозначено как нехватка собственных средств, формально является достаточно неприятным нарушением, но это не говорит о том, что компания не сможет повысить норматив достаточности до нужного уровня путём продажи части неликвидных активов. Даже если она продаст какие-то неликвидные активы с дисконтом к рыночной цене, это даст хорошую прибавку в собственный капитал. Формально компания выполнит требование, претензия будет снята, и проблем у компании не будет.

ОЧ: Ещё одно нарушение «Уником Партнёра» сформулировано следующим образом: «использование имущества учредителя управления для исполнения собственного обязательства по договору займа». Это, мне кажется, достаточно серьёзное нарушение. 

ВЛ: Если читать так, как написано, это действительно является серьёзным нарушением, поскольку имущество учредителей управления нельзя использовать для исполнения своих обязательств либо отчуждения в пользу аффилированных лиц. Но надо смотреть причину нарушения. Может быть, это действительно было злонамеренно, но очень не хотелось бы в это верить. Вполне возможно, что компания, отдавая кому-то займ, технически перевела средства не с того счёта, а потом опомнилась и компенсировала потерю средств. Но факт есть факт, и за это могли зацепиться.

ОЧ: По большому счёту, регулятор на то и регулятор, чтобы проверять подобные вопросы и расставлять все точки над i. 

ВЛ: Да. Более того, в сообщении Центробанка никаких конкретных сумм нет. Мы не знаем, сколько собственных средств компании не хватает. Может быть, это всего одна копейка. Может быть, условный займ был одна тысяча рублей, и ничего страшного в этом нет. Ущерба никому нет, но для регулятора это формально является серьёзным нарушением, на что регулятор и ссылается, аргументируя, почему предпринято то или иное действие. 

ОЧ: Ещё один пункт — отсутствие расчёта вознаграждения управляющего в отчётности общества, которое было предоставлено клиентам по доверительному управлению. То есть была начислена некая премия, а в отчётах перед клиентами она не указана. За это, конечно, нужно делать а-та-та. 

ВЛ: Я понимаю это таким же образом. Но, опять-таки, это всё неприятно, но не смертельно. Ущерба в денежном выражении клиенту от этого не было. Если бы было удержано то, что не предусмотрено договором, и клиенты выразили бы своё недовольство данным фактом — вот это было бы уже совсем неприятно. Но по формулировке Центробанка можно сделать вывод о некой недоработке типовых форм брокера. Соответственно, когда брокер доработает эти формы и перевыставит отчёты с изменёнными формами, я думаю, претензия будет снята. 

ОЧ: Сейчас саморегулирование для участников рынка добровольное и брокеру не обязательно состоять в СРО. Тем не менее по статистике порядка 70% профессиональных игроков всё-таки состоит в той или иной организации. Является ли это, на ваш взгляд, дополнительным гарантом надёжности? И вообще какова сейчас роль СРО? 

ВЛ: У СРО ограниченные возможности, но они всё равно есть, и эти организации так или иначе влияют на рынок, как правило, в положительную сторону. 

Что касается обязательного членства, действительно, такое требование раньше было предусмотрено законодательством, а сейчас стало добровольным. На мой взгляд, участие в СРО является положительным сигналом для потенциального инвестора. Но мало быть просто членом СРО — надо участвовать в его жизни, в мероприятиях, которые организуются под эгидой общества. И если инвестор считает, что участие в СРО — это положительный сигнал, то полезно запросить о компании информацию, рекомендации этой саморегулируемой организации, узнать, как себя чувствует компания. Конечно, скорее всего, будет получен ответ, что плохих компаний там нет, они все априори хорошие. Но по крайней мере посмотреть мероприятия, которые проводятся СРО, всегда полезно.

ОЧ: Вы смотрели фильм «Волк с Уолл-стрит«?

ВЛ: Было дело.

ОЧ: Там герой Леонардо Ди Каприо говорил: «Я никогда не прошу судить меня по моим успехам, я прошу судить меня по моим неудачам, потому что у меня их так мало». Работает ли это с брокерами? 

ВЛ: Репутация — это такая вещь, которая зарабатывается годами, а теряется за одну секунду. Потенциальным инвесторам всегда надо обращать внимание на репутацию брокера или доверительного управляющего, которого они выбирают, на его опыт работы и прочее. 

Фильм же сам по себе забавный, но, на мой взгляд, это удар по рынку брокерских услуг. Участники, конечно, могут действовать недобросовестно, как показано в фильме, но основные игроки, конечно, так не действуют. Мы посмеялись над какими-то моментами, но очень неприятно осознавать, что некоторые твои коллеги зарабатывают себе на хлеб вот такими недобросовестными способами.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Лебедев Виктор

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^