Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«На демонтаже «Ярмарки» мы поняли, что уборщики ушли, а площадка должна быть чистой к утру. Надели перчатки и пошли убирать фудкорт»

×
Разговор на Малине 1 августа 2014 в 19:07
Проблемы с видео?
В материале:

Жиделёва Екатерина, Швецова Мария

Екатерина Шихова и Мария Швецова, владелицы агентства событий Dream Team — о самой провальной Ярмарке Фест, новом интернет-проекте «Гнездо» и о том, можно ли заработать на промо региона, организуя городские фестивали.

Смотрите также:

«Ярмарка Фест» — фестиваль хороших людей в Харитоновском парке

Музыкальный руководитель «Ярмарка Феста» Екатерина Кейльман: «Наша закадровая кухня — это поиски денег»


Мария Швецова и Екатерина Шихова познакомились, когда учились на факультете журналистики УрГУ. После получения диплома подруги решили открыть собственное дело. Так в 2009 году появился магазин редких вещей Deficit. В этом году проект расширил ассортимент и сменил название — теперь это супермаркет дизайнерских вещей «Гнездо». В 2009 году под эгидой магазина Deficit Мария и Екатерина организовали первую «Ярмарку Дефицита». В этом году «Ярмарка» пройдёт уже в шестой раз.

Людмила Яицкая: Привет, Катя, привет, Маша. Вы обе окончили факультет журналистики, а потом вдруг решили заняться магазином дизайнерских вещей и открыли «Дефицит». Зачем?

Екатерина Шихова: Нам самим не хватало такого магазина в городе. Где-то курса со второго мы начали обсуждать возможность сделать что-то своё, но в порядке шуточек-прибауточек. Маша интересно шила, придумывала необычные вещи, и появилась идея открыть магазин классной одежды, которой было бы буквально по несколько экземпляров, это было бы по демократичным ценам и называлось бы «Дефицит». Но потом мы посчитали, сколько это будет стоить, и поняли, что очень много. 

Мария Швецова: И мы пока не можем позволить себе открыть магазин одежды.

ЕШ: Мы сосредоточились на магазине подарков, потому что цель «магазин» прочно засела в голове. Мы были уверены, что откроем его, просто немного перепрофилировались. У нас не было никакого переходного периода или сомнений — мы закончили институт, зарегистрировались и открыли магазин.

ЛЯ: Со стороны всё это выглядит как тусовка: вы сами стояли на кассе в «Дефиците», и в гости к вам приходили друзья. Недавно у нас в гостях была Лариса Прокопова, владелица ночного клуба «VaN ГоГ» в Миассе. Она тоже говорила о том, что любой бизнес такого рода — это тусовка людей, которые дружат и классно проводят время. «VaN ГоГ» стал окупаться через два года. Когда это случилось с вами?

МШ: Нам, наверное, очень повезло — магазин ни одного месяца не работал в минус. Как только мы открылись, сразу пошли люди, начались продажи, и мы сразу вышли в плюс. Мы этому невероятно радовались, потому что невероятно болели магазином, очень старались, сами стояли на кассе. Мы с Катей три месяца работали без выходных. Потом поняли: зачем работать вместе каждый день? Начали меняться два через два. Потом поняли, что пора нанимать продавца, нашли человека, и стало намного легче.

ЕШ: Мы всем наливали чай, угощали, болтали. Я помню, люди были в школе, когда они заходили, а мы им просто говорили: «Здравствуйте». Многие делали большие глаза и говорили: «Я ничего не собирался покупать!» Мы: «Да мы просто поздоровались». Людям даже такой сервис казался странным. 

МШ: Если человек заходил с тяжёлыми пакетами, мы  предлагали их куда-нибудь поставить, и у людей становились большие глаза: как? мне можно поставить пакет, чтобы что-то здесь посмотреть? Этого почти никто не понимал.

«Клуб редкий вещей Deficit» находился в ТЦ «БУМ»

ЛЯ: Дизайнерские вещи — не самый ходовой товар. Это была причина, по которой магазин закрылся?

МШ: Нет, причина была административная.

ЕШ: Никаких финансовых условий для закрытия не было. Было нарушение правил противопожарной безопасности, экстренная ситуация, совершенно неожиданная для нас. Пришлось закрыть магазин, и сейчас мы его переформатируем. Пока он работает в онлайн-формате, торгует дизайном на Россию и весь мир. Мы изменили название «Дефицит» на «Гнездо». 

МШ: Здесь будут и дизайнерские книги, и еда, и одежда — такой большой супермаркет. 

Агентство событий Dream Team выступило в качестве соорганизатора встречи комиссии ЭКСПО-2020 и фестиваля болельщиков в Екатеринбурге.

ЛЯ: Помимо прочего у вас есть ещё и агентство событий Dream Team. Как оно появилось?

МШ: Организуя первую «Ярмарку Дефицита», которая прошла в «Телеклубе» в 2009 году, мы понимали, что таких мероприятий в городе нет и мы делаем это впервые. На нас будут смотреть, нас будут оценивать. Получится или не получится, будет понятно только после мероприятия. Но никакого страха не было.

ЕШ: Было только немножко страшно, придут ли люди, нужно ли это другим, кроме нас. Этот страх у нас остаётся до сих пор перед каждым Sunday Up Market, которых прошло уже 14. Мы, конечно, понимаем, что люди придут, но вдруг. Вдруг мало рекламы было.

МШ: Надеюсь, что страх через несколько лет пропадёт, но пока он есть.

Первая «Ярмарка Дефицита» прошла в 2009 году

ЛЯ: Вот сидите вы, две красивые молодые девушки. И вам приходится общаться по поводу баннеров, люверсов, территории, площадки, групп, питания и прочего. Я еле заставила вас выключить телефоны на интервью. К вам серьёзно относятся, не думают — ну, девчонки что-то делают, и пусть делают?

ЕШ: Когда как. Сначала думают — девчонки, а когда доходит дело до работы… 

МШ: Мы достаточно конкретны в работе. Мне кажется, люди любят с нами работать. 

ЛЯ: Сколько людей у вас в команде? 

МШ: В штате человек шесть. Но у нас много людей, проектных менеджеров, которые работают на фрилансе. Их, наверное, ещё человек 15.

ЕШ: Если сосчитать всех, кто работает на «Ярмарке», то человек сто точно наберётся. 

В 2010 году Мария и Екатерина запустили проект для дизайнеров и шопоголиков Sunday Up Market. Он проходит четыре раза в год — зимой, весной, летом и осенью. Это дизайнерский рынок, где можно приобрести продукцию малоизвестных брендов и творческих людей.

ЛЯ: Dream Team делает три крупных проекта: «Ярмарка Дефицита», Sunday Up Market и «Гастроном». За опытом вы ездите за границу, я видела в инстаграме. Как съездили, что привезли?

МШ: Мы недавно съездили в Барселону на фестиваль Primavera Sound. Осталось двоякое впечатление. Этот фестиваль музыкальный, а мы стараемся на всех своих фестивалях делать множество тематических площадок, чтобы всем было интересно. На Primavera Sound нас с Катей не все группы интересовали, и мы не понимали, что делать – посидеть-отдохнуть, покушать или куда-то пойти. Развлечений было мало.

ЕШ: У них колоссальные территории, у нас такого в городе просто нет, и я не знаю, найдём ли мы такое за городом. В Барселоне было семь сцен, и от одной до другой можно идти примерно полчаса. Партнёры-спонсоры у них — пиво. В Екатеринбурге такое в принципе невозможно.

Что нас очень удивило: у них значительно грязнее, чем у нас. Мы на своих фестивалях по-хорошему запариваемся за брендинг, всё должно быть унифицировано. И то мы каждый раз себя корим, что что-то не доделали. А там — у этого палатка, у того шатёр, тут баннер криво висит, здесь ещё что-то косо. Мы стояли в очереди за едой, а женщина-продавец болтала со своей дочкой. Мы всё ждали, когда же нам можно будет еды заказать. Потом она взяла у нас деньги и той же рукой дала лепёшку. Там все на расслабленном. Если у нас мы видим что-то такое, тут же начинается — как так, что это?!

ЛЯ: Все три мероприятия, которые вы делаете, это промо города и региона. Вы приглашаете музыкантов и дизайнеров из разных городов России и мира, и они узнают о Екатеринбурге. 

МШ: Мы просто делаем то, что нам нравится. И мы очень рады, что это положительно сказывается на имидже города.

ЛЯ: Когда вы делали «Гастроном», на вас обрушился просто шквал негатива. 


Фестиваль «Гастроном»

В этом году появился ещё один проект Екатерины и Марии — фестиваль еды «Гастроном», который отделился от «Ярмарки» и стал самостоятельным событием городского масштаба. Это фестиваль о кухнях мира с мастер-классами, семинарами, гастрономическим маркетом и выступлениями артистов. 
Первый фестиваль прошёл 22 июня. Организаторы согласовали дату с администрацией города задолго до мероприятия, но за пару дней до фестиваля на них обрушился гнев патриотов. Именно в этот день в России отмечается день памяти и скорби: 22 июня 1941 года Германия напала на СССР. Действующее законодательство не рекомендует в этот день проводить массовые развлекательные мероприятия. 
Страницы организаторов «Гастронома» в соцсетях буквально за один вечер заполнились комментариями, а в сети моментально появилось больше количество антиагитации.

В день проведения «Гастронома» активисты пикетировали фестиваль


МШ: Мы ни капельки себя не оправдываем и не считаем, что дата была выбрана идеально и мы такие молодцы. 

ЕШ: Это просто стечение обстоятельств. Никогда не было прецедентов, чтобы в день памяти и скорби что-то запрещали проводить. Есть рекомендации по поводу отмены развлекательных мероприятий, но на всех главных каналах в эти дни проходят «Смехопанорамы», а в Москве в этот день был грандиозный маркет еды, и никто не был против него. 

У нас лето короткое, выходных мало, поэтому организаторы мероприятий пытаются использовать каждые выходные.

ЛЯ: Вам удалось очень аккуратно выйти из конфликта. Он сказался на посещаемости и на отношениях с партнёрами?

Организаторы «Гастронома» за три дня до фестиваля опубликовали вот такое открытое письмо

МШ: Да, сказался. Первый «Гастроном» планировался небольшим камерным мероприятием. Мы выбрали для него Литературный квартал, потому что это небольшая площадка.

ЕШ: Мы хотели отработать, обкатать формат.

МШ: Мы рассчитывали максимум на две тысячи человек, а пришло около пяти. Потом мы читали, что минусами фестиваля были очереди, большая толпа и маленькая площадь. 

ЕШ: Мы просто не рассчитывали на такое количество людей. Мы заранее знали, что ресторанов будет немного, но на первый проект было сложно собрать участников: кто-то не верил, кто-то сомневался. Мы извиняемся перед всеми, кому пришлось постоять в очередях. Выводы сделаны. 

Когда ситуация начала раскручиваться, мы понимали, что, скорее всего, людей будет больше, чем мы ожидаем, но уже нельзя было ни парк поменять, ни дополнительные шатры поставить.

МШ: Планируется сделать «Гастроном» сезонным мероприятием. Следующий будет в декабре, рождественский.

ЕШ: Будем среди сугробов есть бургеры.

МШ: И раскрашивать пряники.

ЛЯ: Прямо на улице?

МШ: Да, скорее всего, на улице. 

«Гастроном» для нас стал хорошим уроком. Теперь мы будем просматривать каждую дату. 

ЕШ: «Ярмарка Фест» в этом году совпала в днём ВДВ. Мы традиционно проводим её в первую субботу августа, открываем программу празднования дня города. В этом году открываем вместе с ВДВ. Честно говоря, я не вижу в этом никакой проблемы. ВДВ отдыхает тут, а мы там, у нас разные представления об отдыхе, и всем хорошо. Мы просто тоже придём в тельняшках.

Мария Швецова, Екатерина Шихова, Екатерина Кейльман

ЛЯ: Любой бизнес переживает взлёты и падения. В какой точке вы сейчас находитесь и были ли у вас глобальные падения?

МШ: Да, были.

ЕШ: Вот у нас магазин был.

МШ: Магазин приносил нам какой-то доход, и мы на него рассчитывали. Но когда он закрылся, денежный поток приостановился.

ЕШ: Магазин закрылся буквально за два дня. Нам позвонили, Маша чем-то была занята, и я одна приехала в магазин. Мы думали, там надо что-то временно перенести. В итоге я уехала из магазина часов в шесть утра, потому что мы просто вывозили магазин на склад. 

МШ: У нас была одна очень минусовая «Ярмарка», после которой настроения не было ни у кого. Мы с Катей не разговаривали целый месяц — просто не хотели говорить на эту тему. Мероприятие было на Фурманова-Белинского.

ЕШ: На пустыре, где сейчас расширили дорогу.

МШ: Это было в 2012 году, да?

ЕШ: Да.

МШ: После неё было такое чувство, что никому не нужно то, что мы делаем. 

ЕШ: Ни нам самим, ни людям. Был просто миллиард факторов, которые складывались против нас. 

Мы выбрали это место, потому что хотели ровную большую площадку. Мы же до этого всегда проводили «Ярмарку» на Уктусе, но там гористый рельеф, неудобно ставить ограждения, а некоторые зоны вообще невозможно расположить. Тут мы увидели: центр, людям удобно добираться, площадка ровная, есть немножко деревьев — отлично! За короткое время до фестиваля выяснилось, что это частная территория, о чём до этого никто не сообщил. Пришлось быстро решать вопрос, как нам быть с тем, что мы решили сделать праздник на частной территории. 

Затем произошли неприятные ситуации с монтажом. У нас был технический директор, на котором были абсолютно все контакты работников. Мы в это никак не лезли. Стояла жара, и у него случился солнечный удар…

МШ: Не солнечный удар — судороги. Когда человек очень много волнуется и много бегает — а он был в возрасте, ему 50 лет, — у него начинаются судороги. Мы вызвали скорую, его увезли.

ЕШ: К нему не пускали, а все контакты были у него. Основной монтаж задержался примерно на сутки. Всё делалось очень быстро и своими силами. Мы, без преувеличения, ночи не спали, сами с шуруповёртами что-то делали. 

МШ: Это была самая страшная «Ярмарка». А минусовой она получилась потому, что люди не пришли. Было +30, любой здравомыслящий человек в такую погоду поедет на озеро. 

ЕШ: Мне друзья, которые к нам всегда ходят, сказали: «Кать, извини, но мы не можем в городе», и уехали купаться.

МШ: Все эти факторы сделали «Ярмарку» минусовой, причём получился такой хороший минус. 

ЕШ: Мы в тот день ждали, когда она уже закончится, держались из последних сил. А когда всё закончилось и нужно было демонтировать «Ярмарку», мы поняли, что контактов демонтажа ни у кого нет, и мы всё должны делать сами. 

МШ: На нас, кстати, тогда писали заявление в милицию.

ЕШ: У нас упал забор.

МШ: И он упал на мужчину. У него порвалась рубашка, и ему поцарапало плечо. Конечно, настоящий мужчина решает эту проблему через полицию.

ЕШ: Мы очень неудобно себя чувствовали, сто раз извинились, предлагали различные бонусы и реализовали их. Он сказал, что всё ок и он ничего не будет писать. А через день нам позвонили. 

МШ: Там бегал какой-то активист и говорил: «Надо их засудить! Я знаю, как это сделать! у меня есть юристы!»

ЕШ: Самое смешное, что он был нанятым промоутером и раздавал наши же флаеры. Вообще сюр: раздаёт наши флаеры, чтобы люди зашли на «Ярмарку», и тут же говорит им: «Вы этих-то засудите!»

МШ: Он того мужчину подначил, и тот написал заявление. Но всё быстро закрылось, потому что это небольшая проблема. А последнее, что нас добило, это когда мы на демонтаже поняли, что уборщики ушли.

ЕШ: А мы по договору должны были к утру сделать так, чтобы территория была чистым полем.

МШ: А там этот фудкорт.

ЕШ: Никто не посчитал нужным за собой убрать.

МШ: Там валялись разбитые арбузы, вот это всё. У меня просто слёзы побежали, когда я поняла, что сейчас мы пойдём собирать мусор.

ЕШ: Мы сами всё собирали. Потом у нас была сильная депрессия. Мы только через полгода собирались, чтобы обсудить, будем ли ещё раз делать «Ярмарку». В итоге сделали прошлогоднюю в Харитоновском парке.

МШ: Она подняла наше настроение.

ЕШ: Мы между собой шутим, что когда мы будем пенсионерами, сделаем фестиваль «Пенсионер».

ЛЯ: У вас есть опыт, вы можете сделать хоррор-фестиваль.

МШ: В голове очень много проектов, и их хочется реализовать. Сейчас мы работам над увеличением штата, нанимаем новых людей и хотим всё, что сидит у нас в голове, вытащить и дать этому жизнь. 

ЛЯ: «Ярмарка» пройдёт завтра. Что будет самое вкусное и интересное, куда нужно обязательно прийти и посмотреть?

ЕШ: В этом году «Ярмарка» достаточно масштабная; хорошо бы, чтобы ещё с погодой повезло. Будет две сцены, 16 артистов, два из которых приедут из Великобритании. Очень много начинающе-известных артистов, которые были номинированы Артемием Троицким на его премию «Степной волк». Это действительно хорошие и интересные артисты. 

Мы наконец-то реализовали свою давнюю мечту — завтра посмотрим, как это будет выглядеть — и пригласили Николая Коляду. Он открывает программу фестиваля спектаклем «Старые песни о главном-2». Актёры будут показывать песни языком жестов. 

Впервые мы делаем зону Geek-Con. К нам придут какие-то нереальные персонажи, Халки, которые будут гулять по «Ярмарке».

МШ: Бэтмен будет летать.

ЕШ: Будет лаборатория печати, в которой будут печатать флипбуки — это такие книжки-мультики с вашим изображением.

МШ: Сначала вас фотографируют, а потом так тр-р-р-р — и вы уже танцуете на бумаге.

ЕШ: Будет зона пикника с различными угощениями. Большая детская зона с кучей развлечений для самых маленьких — театр, представления, детский маркет, анимация. И будет дизайнерский рынок, который организует наш магазин-супермаркет «Гнездо».

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^