Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В России больше не умеют создавать автокомпоненты высокого качества. В этом проблема»

×
ИННОПРОМ-2014 9 июля 2014 в 13:04
Проблемы с видео?

Алекс Загускин, управляющий директор консалтинговой компании AZ LLC (США) — о том, почему российский автопроизводитель утратил возможность производить компоненты высшего качества.

Смотрите также:

Максим Нагайцев: «У нас нет малой авиации, зато у нас летают ракеты в космос. То же самое и автопроме. Нам хорошо начинать с чего-то сложного»


Алекс Загускин начал работать на предприятиях ещё в СССР в 1985 году. Работал в США, Канаде, Мексике, Испании, Италии, Китае и России. Пришёл в «Русские машины» по приглашению Олега Дерипаски. Позже работал в качестве вице-президента по закупкам, инженерии и локализации в Sollers. Имеет почти 20-летний американский опыт управления. Специалист по локализации с отличным знанием как российских, так и американских реалий. В настоящее время — президент AZ Enterprise LLC, компании, которая занимается анализом и изучением ценообразования, решением проблем производственных процессов, разработкой бережливого производства.

Екатерина Дегай: Алекс, здравствуйте.

Алекс Загускин: Здравствуйте.

ЕД: На ИННОПРОМе вы модерируете конференцию «Автоматизация в транспортном машиностроении: сокращение издержек». Международная федерация робототехники, согласившись принять участие в выставке, хотела именно контакта с автопроизводителями. Наступил ли момент роботизации для нашего автопрома? 

АЗ: Сама роботизация, на мой взгляд, не так важна, как автоматизация производства. Объём производства автомобилей и разброс по моделям в России достаточно высок по сравнению с большинством европейских стран. Думаю, что роботизация — это следующий этап становления производства в России. Я знаю, что на «АвтоВАЗе» стали применять достаточное количество роботов, и надеюсь, что в завтрашней сессии услышим это от Бо Андерссона.Председатель правления, президент ОАО «АвтоВАЗ» Я знаю, что Volkswagen и Ford планируют высокую модернизацию производства. Но автоматизация производства и понимание себестоимости продукции, наверное, на данный момент более важно для России. Хотя в недалёком будущем и роботизация начнёт развиваться очень серьёзно.

ЕД: Ещё одна из тем конференции — локализация производства. У вас большой опыт работы в «Соллерс» — это компания, которая занимается локализацией иностранных компаний в России. Где здесь узкие места? С одной стороны, здорово, что иностранные компании приходят к нам, что появляются заводы и рабочие места. Но с другой стороны, не тормозит ли это наше развитие?

АЗ: Я занимался локализацией в составе «Соллерса», а до этого в составе ГАЗа, и уже около 4,5 лет у меня собственный бизнес по развитию и локализации иностранных компаний. На самом деле проблема российского автопрома и российской промышленности в том, что, к сожалению, локальные поставщики утратили возможность производить компоненты высокого качества. Я назову не более десяти компаний с собственниками — российскими предпринимателями, которые способны конкурировать с западными. 

Но для российских бизнесменов остаётся возможность создания совместных предприятий, что в Китае — я там много проработал — сделали очень мудро: они поднимали собственное производство за счёт некого слияния иностранных ноу-хау с локальным производителем. 

ЕД: То есть они сначала научились, взяли технологии, а потом пошли дальше?

АЗ: Да. Чем я занимаюсь: когда иностранная компания заходит на рынок, я стараюсь найти российского предпринимателя, заинтересованного в сотрудничестве, затем следует нахождение объёмов, а потом нужно пытаться сделать бизнес между российской и иностранной стороной. Если российский предприниматель готов к передаче технологий, то, в общем, может получиться неплохой бизнес для российской компании.

ЕД: Вы участвуете в конференции вместе с Максимом Нагайцевым, который одно время возглавлял «АвтоВАЗ» и ушёл оттуда, потому что был не согласен со стратегией компании в рамках сотрудничества с Renault. Ему казалось, что Renault даёт слишком мало возможности использовать собственные наработки и что мы не верим в собственных инженеров и собственные возможности. Как вы думаете, существует ли такая проблема? 

АЗ: У меня есть мнение, что российские инженеры одни из самых талантливых, когда они попадают на правильную почву. Мы видим это в Соединённых Штатах, в Германии. Люди, которые выезжают за пределы России, как правило, очень успешны. Проблема в России, на мой взгляд, в том, что нет прописанных процессов и нет бизнес-составляющей в бизнесе. Поэтому я говорю, что, наверное, правильнее использовать западные наработки и западный бизнес и учиться на этом. Пётр I привёл в своё время в Россию немцев, голландцев и поднял страну. Нет ничего плохого, когда вы приглашаете иностранцев для работы внутри страны и развиваете собственную экономику. И самое главное, что деньги, которые зарабатывают компании, как правило, не выводятся из страны, а реинвестируются, если есть бизнес и если правительство правильно построит инвестмент-политику. 

ЕД: Вы верите в проект «Кортеж«?

АЗ: Я недостаточно хорошо знаю про «Кортеж». Надеюсь, что мы пообщаемся с Нагайцевым, и я получу более глубокую информацию. 

Сам я был участником программы по созданию супермашины Ford GT. Мы создали её как конкурента Ferrari и выиграли всё, все первые гонки. Это был фурор, потому что Ford в этом классе машин не был представлен с 1964 года. Я знаю, как тяжело создавать новую машину. Нужно делать это не с самого начала, а на базе чего-то. Я не знаю, к сожалению, нюансы производства или дизайн «Кортежа», но это большой челлендж и амбициозный проект.

ЕД: Вы из США — как там реагируют на Россию и российский бизнес в связи с политической ситуацией? Может ли случиться так, что американские автомобильные компании заморозят проекты в России?

АЗ: Я не верю в то, что американский бизнес уйдёт из России. Но у меня сейчас есть три достаточно больших проекта, которые приостановились. Люди находятся в ожидании. Поскольку санкции были применены, но они не критичны, люди не знают, что будет дальше. Западный бизнес хочет видеть предсказуемость процесса.

ЕД: Какие ваши проекты приостановлены? 

АЗ: Они касаются автомобилестроения, это производство компонентов. Надеюсь, что в самое ближайшее время ситуация сдвинется. Мы не будем отказываться от этого производства. Это пауза. Мы подождём, что будет дальше, а потом двинемся. Надеюсь, что ситуация разрешится в положительном ключе.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^