Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владимир Княгинин: «Следующей темой ИННОПРОМа я бы сделал soft technologies»

×
ИННОПРОМ-2014 9 июля 2014 в 21:44
Проблемы с видео?
В материале:

Княгинин Владимир

Как Китай понял, что мало просто копировать чужие технологии.


Екатерина Дегай: Владимир Николаевич, здравствуйте.

Владимир Княгинин: Здравствуйте.

ЕД: Вы пришли к нам после главного пленарного заседания «Промышленность в поисках интеллекта». Нашли интеллект в промышленности? 

ВК: Это, по-моему, первое или второе обсуждение интеллектуального производства. В мировой промышленности этот тренд активно развивается годов с 90-х, когда цифровизация процессов стала приближаться к тотальной. Вот и мы спустя какое-то количество лет тоже дошли до этого. Интеллектуальная промышленность обсуждается на государственном уровне, достаточно сложные слова выговариваются разного рода представителями власти, экспертное сообщество начало подтягиваться, и общее понимание промышленности тоже растёт. В этом смысле пленарка была целым знаковым событием. Это не то место, где ведутся дебаты по понятиям, это не научный клуб — это, скорее, штрих, обозначающий зону интереса для бизнеса и государства. 

Что касается конкретных тем, то, пожалуй, ещё понадобится ещё несколько форумов, чтобы мы нашли язык обсуждения, сформировали значительный пул заинтересованных участников и чтобы то, что говорится, например, нашими зарубежными коллегами, адекватно воспринималось российской промышленностью. 

ЕД: Вы вошли в совет по инжинирингу и промдизайну. Для него уже составлена дорожная карта и выделено 32 миллиарда рублей. Кажется, что это очень хорошая инициатива. Как вы её оцениваете? 

ВК: Три года назад слово «инжинириг» было экзотичным, и во многих случаях даже требовалось пояснять, что имеется в виду. Многие представители традиционной индустрии говорили: мы знаем, что такое проектирование, конструирование, технологическая привязка, не надо называть это словом «инжиниринг». Прошло три года. Во-первых, термин прочно вошёл в оборот. Во-вторых, начинает оформляться и структурироваться рынок инжиниринговых услуг. Уже понятно, чем занимаются строители — epc-контракторы, что такое инхаус, как внутри большой корпорации существует свой проектно-конструкторский отдел и как он связан с технологическими службами. И никто не пугается, когда на рынок выходит поставщик инжиниринговых услуг и говорит, что у него нет производства, но он готов выполнить определённый объём этих услуг. 

ЕД: 32 миллиарда рублей на инжиниринг — это много или мало?

ВК: Во-первых, эти деньги пошли по разным направлениям. Часть средств ушла по программам Минобрнауки в инжиниринговые центры при университетах. Не все университеты распорядятся ими по уму. Но я знаю, например, что сегодня Сибирский аэрокосмический университет разворачивает новый проект совместно с информационными спутниковыми системами. Там есть промышленный партнёр и точно сформированный заказ, там что-то может получиться. Ещё часть инжиниринговых центров дооформится, и из них появятся звёздочки, которые будут действовать как свободные контракторы на рынке инжиниринга. 

Часть средств пошла на поддержание уже существующих инжиниринговых компаний — аутхаусов, которые находятся вне корпоративных структур и являются свободными агентами на рынке. 

А часть средств ушла в инхаусы, внутрь компаний. Там корпорации и так получали деньги, ну, ещё получат, на проектирование. 

Часто приводятся цифры, которые ушли на проектирование Sukhoi Superjet. Любители уже посчитали, что стоимость государственных субсидий равна рыночной стоимости компании Boeing. Говорят, что надо было на эти деньги просто Boeing купить, всю компанию. Но я думаю, что это от лукавого. 

Если брать затраты на инжиниринг, который реально осуществляется в российской промышленности, 32 миллиарда — это очень небольшая сумма. И для министерства это трудный опыт. Минпромторгу и Минобрнауки сложно финансировать не отрасль и не компанию, а определённую компетенцию или технологию. Это всё равно что в вашей телекомпании профинансировать операторов или освещение. А дальше, представьте, мы будем финансировать освещение в студиях во всех телекомпаниях России. Как это сделать? Вот здесь проблем более чем достаточно. 

Я, кстати, за то, чтобы мы вкладывались в мозги, в то, что повышает интеллектуальный уровень и нашей жизни, и нашего производства. Самое глупое, что можно сделать, это купить железяки. Железяки ничего не решают. В своё время, когда Китай вступил во Всемирную торговую организацию, у него возникла проблема: начали расти новые заводы, китайцы старались локализовать производство и сделать его национальным, но оказалось, что перенесение цехов и станков не приводит к тому, что знания оседают на людях. Знания переносятся в головах. Тогда китайцы вынуждены были помимо производственных технологий обсуждать и soft technologies, то есть мягкие технологии, то, как люди взаимодействуют с производственными процессами. Посмотрим, дойдём ли мы до этой же ситуации года через два. Я вполне допускаю, что одой из тем следующих ИННОПРОМов будут soft technologies.

ЕД: Вас можно поздравить с новой должностью, вы теперь президент Центра стратегических разработок. Что изменится в вашей жизни? Наверное, вам придётся переехать из Петербурга в Москву?

ВК: Да, я сейчас много времени провожу в поездах. Стараюсь не летать, потому что самолёты мне уже надоели. 

Если разбираться с тем, что сейчас происходит с интеллектуальным рынком в стране, это укладывается в простую формулу. Раньше мы говорили о фабриках мыслей, Think Tank, а сейчас мы всё чаще говорим о Think Tank и Do Tank, то есть фабриках мыслей и действия. Аналитика никого не интересует, аналитики у нас достаточно, это сформированный рынок. Он напряжённый, плотный и уже не такой прибыльный, как ещё несколько лет назад. Ключевое на этом рынке — не написать benchmarking, не описать чужой опыт, не найти пример и даже не что-то придумать, а просто сделать. Организовать людей, построить новые человеческие, технологические и прочие связки. 

То, что сейчас происходит со мной и с моей жизнью, — это не изменение должностей, а выход выйти в Do Tank, необходимость стать фабрикой действия, создать хоть один технологический консорциум, оформить новые институты в рамках университетов, с которыми мы работаем, и так далее. Для меня это ключевая задача, которая занимает 70% моего времени. Задача сложная, но зато новая.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^