Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Аркадий Чернецкий: «В нашей стране своя политическая культура»

×
Разговор на Малине 23 июля 2014 в 19:56
Проблемы с видео?
В материале:

Чернецкий Аркадий

Большой разговор с сенатором о работе в Совфеде («Кто везёт, на том и едут»), о реальных городских проблемах («Точечная застройка — надуманная проблема»), а также о политической культуре и ответственности власти («Кого выбрали, того выбрали»).

Смотрите также:

Эдуард Россель: «Да, у меня были президентские амбиции… Но тогда бы нужно было оставить область в тяжелейшие годы. Я посчитал это неприемлемым и неэтичным»


Ольга Чебыкина: Аркадий Михайлович, добрый день.

Аркадий Чернецкий: Добрый день.

ОЧ: Не буду скрывать, что мы этого интервью ждали.

АЧ: Дождались (улыбается).

ОЧ: Накануне вы дали пресс-конференцию, на которой говорили в том числе про метро — чтобы вторую ветку построили к юбилею города. Вы сказали, что без федерального бюджета здесь никак. Что нужно сделать, чтобы федеральный центр дал деньги? 

АЧ: Я думаю, что для продолжения строительства метро нужно всерьёз задуматься о резервировании определённого ресурса в городском и областном бюджете, потому что в любом случае без этого ресурса не обойтись. Ну и самое главное — нужно добиться федерального ресурса. Здесь можно использовать надвигающийся юбилей, трёхсотлетие города. 

На мой взгляд, нужно срочно создавать оргкомитет, формировать программу подготовки к юбилею, одним из пунктов этой программы заносить строительство второй линии метро и начинать работать с правительством.

Здесь должны быть использованы все возможности: губернатор по своей линии, мы по своей линии, депутаты Государственной думы по своей. Нужен объединённый ресурс, чтобы добиться выделения средств из федерального бюджета.

ОЧ: Может ли помочь такое событие, как презентация Свердловской области в Совете Федерации, или такие вопросы решаются на уровне цифр и сухих расчётов?

АЧ: Нет, это решается всё-таки в правительстве. Но по итогам презентации области в Совете Федерации было принято постановление, и там это метро фигурирует. Это лишний плюс, это дополнительное конкурентное преимущество в борьбе территорий за ресурс на строительство метро. 

ОЧ: Вы очень деятельный человек, вы 18 лет руководили городом. Кажется, Совет Федерации — слишком спокойное место для вас. Не скучно ли вам там? 

АЧ: Я, конечно, человек из исполнительной власти. Я всю жизнь работал в системе исполнительной власти — государственной, муниципальной, был директором завода, замдиректора по производству, начальником цеха. Я был человеком, который принимал решения и эти решения выполнял. Работа в коллегиальном органе для меня немножко непривычна. Хотя, наверное, не так: непривычна — это неправильно сказано, потому что в течение тех лет, что я был главой города, я неоднократно был депутатом областного законодательного собрания. Тем не менее, я был и остаюсь человеком из исполнительной системы. 

Что касается сегодняшней работы, вы знаете, есть хорошая поговорка: кто везёт, на том и едут. Я никогда не убегал от работы. Мне действительно нужно заниматься темами, которые волнуют всех, достигать определённых результатов, двигать законы, которые решают принципиальные проблемы, существующие сегодня, но уже не в Екатеринбурге, а во всей стране. Наверное, совершенно неслучайно вдобавок к жилищно-коммунальному хозяйству мне было передано всё строительство.

Сегодня я как первый заместитель нашего комитета курирую часть, которая занимается жилищно-коммунальным хозяйством и строительством. Это, конечно, очень серьёзная загрузка. Только на последнем заседании, которое состоялось 9 июля, по линии нашего подкомитета было пять законов. В сегодняшней «Российской газете» я видел, что президент подписал эти законы.

ОЧ: Чувствуете ли вы некий когнитивный диссонанс, что сейчас вы работаете с законами, которые готовятся годами.

АЧ: Да нет, диссонанса уже не существует. Но мне, конечно, досадно видеть, когда принимаются неправильные решения, которые в принципе невыполнимы, когда не обеспечиваются необходимые организационные меры.

ОЧ: Можете привести пример таких решений?

АЧ: Я думаю, это некорректный вопрос. Но те, кто следят за ситуацией, вспомнят такие примеры. Это не только касается Свердловской области, но и других регионов, да и в целом в стране принимается ряд необдуманных решений.

ОЧ: В Екатеринбурге этой осенью пройдёт первый в России форум небоскрёбов, и, если не ошибаюсь, по итогам этого форума должна быть подписана дорожная карта по строительству небоскрёбов на всей территории нашей страны. Насколько большую роль здесь играют наши вполне оправданные претензии на статус третьей столицы? 

АЧ: В данной ситуации это не касается наших претензий на третью столицу. Это реальное отражение того факта, что по количеству высотных зданий и сооружений Екатеринбург входит в тройку ведущих территорий страны. Высотное строительство имеется в Москве и Московской области. В других территориях развитой системы высотного строительства практически не существует. 

Мы хотим, чтобы здесь, в столице Урала, собрались различные территории, которые смогли бы обменяться вопросами, связанными с проблемами в этом направлении, и попытаться решить эти проблемы. Чтобы не устраивать междусобойчик, а выйти на некие решения, приглашён министр строительства. Он дал согласие на участие в этом мероприятии.

Самый главный вопрос, который нужно обсудить, — это отсутствие нормальной нормативной базы для высотного строительства. Высотное строительство — это 75 метров и выше, то есть 25-этажный дом.

Сегодня в Екатеринбурге количество 25-этажных домов исчисляется многими десятками. Если мы хотим, чтобы это направление строительства в стране прогрессировало, нужно создать условия, которые не допустили бы брака, потому что здесь брак недопустим, чтобы структуры, обеспечивающие и качественную экспертизу, и качественное строительство, и качественное проектирование были не только иностранными или не только в Москве, но и в регионах. В этом смысле Екатеринбург уникальная территория, потому что небоскрёбы, которые построены у нас, спроектированы нашими конструкторами и выполнены нашими строителями. Никаких иностранцев на высотных домах у нас никогда не было. 

Организаторами форума небоскрёбов выступает объединение строителей. Для строителей это и потенциальный коммерческий интерес, и новый фронт работ, и новые технологии. 

Я вспоминаю 1995 год, когда мы, используя ресурс иностранных фирм, смогли заставить наших строителей перейти на монолитное домостроение. Это был действительно прорыв, потому что наши соседи перешли на эту форму строительства на 7-10 лет позднее. 

ОЧ: На пресс-конференции вы говорили, что на федеральном уровне принято решение о создании так называемых домов социального использования.

АЧ: В сегодняшней газете этот закон напечатан, можете посмотреть. Жилья на основе социального найма практически не существовало. Существовал коммерческий найм — кто во что горазд. Люди сдают жильё в аренду по таким ценам, которые не могут стимулировать активное строительство. 

Формы социального найма не существовало в первую очередь потому, что застройщикам невыгодно строить подобное жильё. Люди, которые нуждаются в таком жилье, есть, но застройщики не будут строить подобный тип жилья просто потому, что им это экономически невыгодно. 

ОЧ: И для решения этой экономической дилеммы земли для застройщиков будут безаукционнные, то есть значительно дешевле.

АЧ: Да, это одна из форм поддержки. Это вообще очень серьёзная работа и для региональных органов власти, и для органов местного самоуправления, потому что земли будут специально отведены, и у подобных домов будет специальный статус, будет новая форма договоров, которые должны заключаться, и новые сроки, а в органах местного самоуправления должны быть составлены очереди для желающих получить жильё на основе социального найма. Это новая страница, но эта страница позволяет втянуть в орбиту возможностей для получения жилья огромный пласт населения, который имеет доходы достаточные для того, чтобы платить за найм, но недостаточные для того, чтобы получить жильё в собственность.

ОЧ: Ипотека в нашей стране не слишком эффективный инструмент, как показывает практика.

АЧ: Ипотека инструмент универсальный, но, учитывая высокие процентные ставки за пользование кредитом, она действительно многим становится не по карману.

ОЧ: Уже появились первые комментарии от профессионалов отрасли. Эти преференции, земли без аукциона и налоговые послабления — это здорово. Но строители всё-таки кредитуются под очень высокие проценты, от 9% до 15%. Даже если вычесть стоимость земли, говорят, что строить всё равно дорого.

АЧ: Есть разные категории застройщиков. Наверное, для строителей, которые работают на общих основаниях и решают только свои коммерческие вопросы, сегодняшний букет предложений ещё недостаточен. Но есть и другая категория.

Жильё на основе социального найма — это возможность для предприятий, которые решают кадровую проблему, давать своим работникам жильё, не боясь, что они потеряют это жильё и работников вместе с ним. 

ОЧ: Приватизируют и уволятся?

АЧ: Совершенно правильно. Такое жильё можно использовать как способ привязки работника. Для небольших городов с монопредприятиями — а у нас в Свердловской области таких много — это очень удачная форма. 

Что касается строителей на таком мощном строительном рынке, как Екатеринбург, здесь, конечно, нужны дополнительные преференции. Серьёзный вопрос, который будет стоять перед региональными властями, — какой будет обозначена стоимость аренды. Если это будет приличная сумма, которая в течение определённого количества лет обеспечит окупаемость, это один разговор. А если это будут слишком низкие цифры, которые её не обеспечат, то тогда это  проблема вряд ли тронется с места. 

Что касается кредитования, то государство, конечно, может рассмотреть вопрос о возмещении затрат, которое предприятие имеет на проценты. В обычных же условиях я сомневаюсь, что банки могут опустить ставку ниже ставки рефинансирования.

ОЧ: Хотелось бы затронуть тему ЭКСПО. Вы уже пережили эту ситуацию? 

АЧ: Я не пережил в том смысле, что я не считал, что случившееся — это трагедия.

Мы, конечно, были настроены на победу. Но мы стоим ногами на земле, и мы прекрасно понимали международную ситуацию, когда часть мира по инициативе наших «старых друзей» была восстановлена против нас. По крайней мере, страны Британского Содружества совершенно очевидно настраивались на противодействие российской заявке.

С другой стороны, другие участники несли совершенно несопоставимые денежные затраты. В первую очередь, это дубайская заявка. Мы считаем, что в этих условиях выступить в четыре раза успешнее, чем это сделала Москва десятилетием раньше, — это достаточно серьёзный успех. Отрадно, что и руководство страны это поняло и высоко оценило работу. 

ОЧ: Не обидно ли вам за город и отношение горожан к идее ЭКСПО-2020? Эту тему долго не принимали и не понимали. 

АЧ: Мы иногда судим о мнении горожан по откликам на форумах. Я далёк от того, чтобы считать, что на форумах отражено их истинное мнение. Я разговаривал с сотнями горожан, выступал в институтах, встречался со школьниками, с молодёжью, с педагогами, с промышленными предприятиями, и я видел совершенно другое отношение. Понимаете, сегодня на форумах сидит какая-то странная часть населения города. Она, на мой взгляд, не такая многочисленная, но негативно настроенная вообще ко всему. Эти люди ничему не верят, они во всём сомневаются, для них вообще не существует никакого позитива, они ничто не готовы поддержать. Они готовы критиковать ради критики, просто для того, чтобы, извините за выражение, грязью обливать всё вокруг.

ОЧ: После того, как прошло голосование по ЭКСПО-2020, были разговоры по поводу возможного ЭКСПО-2025. Это такая болеутоляющая пилюля или это на самом деле возможно?

АЧ: Я теоретически не исключаю такую возможность. Город и команда, которая этим занималась, наработали совершенно бесценный опыт, который невозможно получить ни при каких других обстоятельствах. 

Окончательное решение, естественно, будет приниматься на уровне России, потому что выбор площадки — это компетенция Российской Федерации. Оно будет связано в том числе и с внешнеполитической обстановкой.

Не думаю, что в условиях постоянных попыток изолировать Россию любая заявка будет находить отклики в сердцах представителей стран третьего мира. 

ОЧ: Недавно на официальных городских информационных ресурсах появилась заметка о том, что Аркадий Чернецкий «сформулировал ряд выводов о реформе местного самоуправления». Там было сказано, что вы являетесь противником навязывания муниципалитетам тех или иных схем управления и считаете, что предлагаемая реформа подходит далеко не для всех, но в каких-то случаях может иметь и положительное значение. Один из заголовков был «Сенатор Чернецкий назвал путинскую реформу МСУ безумием». Что вы имели в виду? Я, честно говоря, не очень верю, что здравомыслящий сенатор Совета Федерации будет так критично оценивать инициативу президента.

АЧ: Не надо путать инициативы президента и то, что президент подписал закон. Инициатива была не президента. Президент говорил о том, что местное самоуправление должно стать ближе к населению. С такой постановкой вопроса никто не спорит. Она, кстати сказать, присутствует с того момента, когда появился закон о местном самоуправлении. А вот предложенная форма вызывает много вопросов, по крайней мере, у меня. Путинская она или не путинская — этот вопрос давайте отложим в сторону.

Я действительно сказал, что есть некие исключительные случаи, когда эта реформа может сработать в плюс. Могу привести пример: создание Большого Екатеринбурга. В обычных условиях создание Большого Екатеринбурга упирается в нежелание окрестных территорий входить в большой муниципалитет, поскольку они теряют самостоятельность. Может быть реализована схема, когда к семи существующим районам Екатеринбурга прибавляется ещё два или три района, которые имеют статус органов местного самоуправления, и они все объединяются в большой муниципалитет, который называется Большой Екатеринбург. Это некое эволюционное развитие, позволяющее создать не условную, не липовую агломерацию, да простят меня коллеги из Новосибирской и Челябинской области, а настоящую, серьёзную агломерацию.  

Предполагается, что эта реформа будет не ломкой устоев, а принятием мер для того, чтобы добиться серьёзного прогресса. Но мне никто не может ответить на вопрос, за счёт чего будет прогресс.

Сегодня главная проблема — это нехватка денег у органов местного самоуправления для реализации собственных полномочий. Не нехватка депутатов, которые знают о проблемах, а нехватка денег для того, чтобы реализовать все хотелки депутатов.

Даже сегодняшние 36 человек Екатеринбургской городской думы, думаю, достаточно хорошо знают все проблемы, но денег у города нет. Откуда же эти деньги возьмутся, если будет не 36 депутатов, а 200? Даже если они будут работать на освобождённой основе — им нужны помещения, автомобили, аппараты, текущие расходы и так далее. Но даже это не самая главная проблема. 

Самая главная проблема в том, что нарушаются основные принципы управляемости. Говорят: надо создать такую систему местного самоуправления, чтобы исключить противостояние город-область. Но при этом мы создаём 15 новых фронтов противостояния. 

ОЧ: Раз уж вы об этом заговорили — всё-таки такое противостояние существует? Или вы считаете, что это здоровые отношения, которые рождают конкурентную среду и возможность отстаивать интересы жителей области и города?

АЧ: Если есть возможность избежать конфликта, конфликты нужно избегать. Вопрос заключается в том, есть такая возможность всюду и при всех условиях. Наверное, нет, потому что ресурсы ограничены, и каждый уровень власти отстаивает те интересы, за которые их народ и поддержал. Такие конфликты естественны. 

Другое дело, что в нормальном обществе эти конфликты решаются достаточно цивилизованно. Находятся некие компромиссы, в результате которых, предположим, городской уровень власти понимает, что область не резиновая и её ресурсы ограничены, а область понимает, что город отвечает за определённые функции, которые должны быть мало-мальски обеспечены.

ОЧ: За годы своей деятельности вы неоднократно признавались лучшим мэром. Совсем  недавно был опубликован рейтинг «100 лучших мэров России» за 2009-2012 годы — это только хвостик вашей эпохи на посту главы города, но и в этот рейтинг вы попали. Потом появилась новая система управления городом. Если посмотреть, за что  ругают власть — а её традиционно ругают, это национальная русская забава…

АЧ: Это не русская забава, власть ругают не только в России, но и всюду. Вопрос, как ругают.

ОЧ: В нашем городе ругают за дороги, грязь в городе, точечную застройку, нехватку мест в детских садах. Не изменилось ничего, что при хорошем обалденном мэре, заслуги которого все признают, что при новой системе. 

АЧ: Есть две стороны этого вопроса: проблемы озвученные и проблемы реальные. Проблемы озвученные вы сейчас назвали. Теперь проблемы реальные. Я не считаю, что точечная застройка —  это реальная проблема. Как таковой точечной застройки в городе нет.

Мало ли что кому-то не нравится, что рядом с его домом построили новый дом. Но в этот дом въедут десятки и сотни людей, которым это будет нравиться. Никакой дом не пройдёт экспертизу, если он не посажен в соответствии с нормативами.

Все дома, которые были построены в городе, сделаны в соответствии с нормативами. 

Другое дело, что был период времени, когда в силу различных обстоятельств — проблем в строительном комплексе, отсутствия ресурсов, отсутствия необходимых инженерных сетей — часть площадок, которые должны были быть застроены ещё в стародавние времена, остались незастроенными. Прошли десятилетия. План на застройку сохранился, а люди уже воспринимают эту территорию как свободную. Кто-то там стоянку устроил, кто-то гаражи поставил, кто-то песочницы туда затащил, хотя для песочниц было другое место предопределено. Я не считаю, что точечная застройка — это проблема. Это надуманная проблема.

Другой разговор — места в детских садиках. Это проблема? Да, проблема. Её корни лежат в начале 90-х годов, когда было снижение рождаемости, ухудшение экономического положения.

Но мы в то время провели очень правильную политику: мы не продали, не разрушили садики. Да, мы сдали их в аренду каким-то структурам. Часто это были государственные структуры, огромное количество которых в то время появлялось — и таможня, и пограничники, и мировые судьи.

Сегодня имеется возможность изъять детские сады и вернуть им первоначальное предназначение. Кстати, так и происходит. Сегодня в городе появляется 20, 25, 30 садиков в год, но ведь город не все их строит. Он обычно строит четыре, пять, может быть, семь садиков в год, а остальные — возвращённые.

Теперь проблема с дорогами. Да, она существует.  Эта проблема имеет один-единственный выход из положения: на дороги нужно денег в четыре-пять раз больше, чем сегодня город имеет возможность выделить. Значит, надо принять решение: либо ничего больше по социальной поддержке, по социальному развитию города не делать и все деньги вкладывать в дороги, либо область, понимая эту проблему, должна дать городу соответствующую поддержку. Такая ситуация была в моё время, такая ситуация, к сожалению, есть и сегодня. Других решений этого вопроса не существует. 

А все эти разговоры о дорогах, что меньше нужно воровать, тогда и дороги будут, от лукавого.

Я помню один из примеров, когда с подачи руководителей правительства в город завели фирму, работающую на севере Свердловской области. Фирма пришла, увидела расценки, по которым работают внутри города, и сказала: «Мы здесь работать не будем». Второй удар, чуть ли не смертельный, для них был, когда они узнали. Что мы работаем с поребриками. А они поребрики строить не умеют, они только дорогу в поле умеют делать. В общем, они на тот год, на который их сюда ангажировали, наняли одну из наших фирм, чтобы она выполнила эту работу за те деньги, на которых наши строители привыкли работать. И убежали, и больше их в городе не было никогда. 

ОЧ: На днях был арестован по подозрению в совершении убийства депутат Екатеринбургской городской думы Олег Кинёв. Я хочу поговорить об ответственности власти — ни в коем случае не о вине Евгения Ройзмана, а о его ответственности как главы думы за действия депутата, руководителя комиссии, кому он отдал свой мандат, своего однопартийца. Как вы считаете, уместно ли употреблять такое понятие?

АЧ: В каждой стране существует определённая политическая культура. В соответствии с той политической культурой, которая сложилась на сегодняшний день в России, такая ответственность не обязательна. А дальше каждый выбирает для себя. Он должен сделать соответствующие выводы. 

На сегодняшний день разговор носит очень предварительный характер.

Не надо вешать политические ярлыки. Виноват — значит, виноват. Значит, надо, чтобы получил соответствующее наказание. Не виноват — значит, не виноват. Ну а политическая ответственность — это выбор каждого из руководителей. 

ОЧ: Федеральный «Интерфакс» вышел с заголовком «Убийством по репутации». Вы разделяете мысль о том, что это политическая смерть Евгения Ройзмана? 

АЧ: Я такие категоричные заявления о политической смерти делать не буду. Но это несомненно удар по репутации.

ОЧ: Наверняка за вашу 18-летнюю историю на посту главы города были ситуации, когда вы могли уйти в отставку. Что такое должно было бы случиться?

АЧ: Я был близок к тому, чтобы уйти в отставку в 2003 году. Это было связано с общими процессами, которые происходили в государстве, и с тем, что у меня складывались непростые отношения с «Единой Россией». Они поступили по отношению ко мне очень непорядочно.

Для меня тогда принципиально важно было следующее: только что был принят стратегический план развития города. Это был документ, в который мы вложили душу. Я прекрасно понимал, что если я уйду, то с грязной водой выплеснут и ребёнка — на этом плане будет поставлен крест не потому, что он плохой, а потому, что это был план Чернецкого.

Я не мог себе позволить уйти в этот момент. Других моментов, когда я бы размышлял, уйти мне или не уйти, не было. 

Ну а в 2010 году всё было достаточно ясно. Стратегический план был в значительной степени реализован. Когда началось давление по поводу введения двухголовой системы, я сказал, что не буду работать в таких условиях, поэтому совершенно спокойно уйду. Хотя я сделал всё, чтобы город не потерял выборность главы города, и в конечном итоге мы всё-так имеем выборного главу представительного органа. Кто-то говорит, не того выбрали, кто-то говорит наоборот. Ну, кого выбрали, того выбрали. Это наш с вами выбор, и нам за этот выбор надо отвечать.

ОЧ: Каким вам видится лицо нашего города сейчас и в будущем?

АЧ: Сегодня есть задел для того, чтобы город мог рвануть ещё сильнее и ещё сильнее оторваться от наших коллег. Екатеринбург вызывает и уважение, и восхищение. Возможность дальнейшего прорыва у города существует, но очень важно суметь воспользоваться этой возможностью. Екатеринбург — это лицо всей Свердловской области, это город, который не стыдно представить любому инвестору, и я думаю, что у городской и областной власти должны быть единые цели, и нужно совместно работать на эту тему.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^