Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -18°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -18°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -18°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Александр Салтаев, генеральный директор «Уральских локомотивов»: «Никто не верил, что мы можем сделать скоростной поезд, который уже сегодня развивает скорость до 120 километров в час»

×
ИННОПРОМ-2014 11 июля 2014 в 11:18
Проблемы с видео?

О локализации производства как новом виде импортозамещения.

Смотрите также:

Главный дизайнер MIA Electric Мурат Гунак: «На ИННОПРОМе есть трендовый проект — этот ваш трамвай»

Алексей Жарич (Уралвагонзавод): «Даже если мы вообще не будем продавать наш трамвай, вложения в него уже окупились»


Ольга Чебыкина: Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Салтаев: Здравствуйте.

ОЧ: Когда вы строили стенд на ИННОПРОМе, вы же наверняка знали, что стоите со своей «Ласточкой» в одном павильоне с хитом УВЗ трамваем R1. Вы думали, как они будут соседствовать и кто будет выглядеть выигрышнее? Они настоящий трамвай привезли, а у вас всё-таки макет.

АС: Наша «Ласточка» на прошлом ИННОПРОМе на самом деле была деревянной. «Ласточка», которую мы 7 июля отправили на испытания, настоящая. Она уже сегодня на испытаниях развивает скорость до 120 километров в час на путях, она уже прошла почти 5000 километров. У меня не было никакого смущения или оглядки. Главное, что она уже есть живая. Мы за два года прошли путь от макета до живой «Ласточки», которая уже упорхнула из гнезда и пошла по России.

ОЧ: Теперь давайте поговорим о том, за что хвалили «Уральские локомотивы». Сегодня большое внимание уделяется локализации производства, и вас приводят в пример, потому что комплектаторами для «Уральских локомотивов» выступает более 40 предприятий Свердловской области. Объём поставок оборудования в 2013 году составил 6 миллиардов рублей. Вместе с этим эксперты отмечают, что в целом в России есть дисконнет между крупными, малыми и средними предприятиями, которые должны кооперироваться в федеральном тренде. Часто задерживаются выплаты малым и средним подрядчикам со стороны крупных заказчиков. Как вам удалось решить подобные проблемы и довести оборот до шести миллиардов рублей?

АС: Когда мы в сентябре 2011 года подписали контракт о том, что будем выпускать «Ласточки», никто — ни РЖД, ни даже компания Siemens — не верил, что мы на самом деле сделаем «Ласточку». Но уже в 2012 году к нам на завод приезжало много представителей бизнеса Германии, которые хотели быть участниками нашей программы по поставкам комплектующих на «Ласточку». Мы очень жёстко подошли к вопросу и сказали, что у нас есть условие — в 2017 году мы должны довести локализацию до 80%. Если хотите поставлять — пожалуйста, организуйте совместное предприятие. Многие услышали этот призыв и создали совместные предприятия, и то, что мы сегодня имеем — окна, двери, потолок, внутреннюю обшивку — произведено именно этими предприятиями. 

Немецкие производители приезжали к нам и просили быть поставщиками, а французы не приехали, но они поставляли главный элемент — маску передней части поезда. К нам приехали ребята из Миасса и говорят: мы вам сделаем эту маску, нам нужен договор и хотя бы понимание того, что это. Мы всё это им дали. И они сделали эту маску. Она получилась гораздо быстрее, чем мы предполагали.

ОЧ: И дешевле ещё, наверное?

АС: Не то слово. Она в три раза дешевле, чем её хотели продать нам французы. К миассцам у нас самое благостное отношение, мы их поддерживаем. Нам ещё никто не заплатил за наш поезд, но мы всё-таки нашли возможность произвести оплату этому малому бизнесу, чтобы они могли начать проектные работы и работы по производству этой маски. Я считаю, что уральцы — а Урала в общей локализации будет примерно 53% — уральцы вообще самые продвинутые люди. Они могут делать всё. 

ОЧ: Министр Денис Мантуров уже не раз говорил, что нужно не только создавать совместные предприятия здесь, но и что Россия бы хотела, чтобы иностранные партнёры передавали технологии. Возможно ли это и как это было в случае с Siemens?

АС: Локализация — это не значит взять и перенести производство с одного места на другое и под отвёртку собирать то, что перенесли. Это прежде всего трансфер технологии — не просто перенести написанный техпроцесс, но и обучить людей, подобрать оборудование, материалы для производства. Только тогда получается локализация. 

Мы прошли все эти этапы. Мы за два года успели сделать проект, построить производство, сумели найти людей, и люди к нам пришли — в основном молодёжь. Сегодня на заводе из 3700 человек 50% — это молодёжь до 35 лет, толковая, активная, она обучилась и сегодня передаёт свой опыт другой молодёжи, которая приходит на завод.

ОЧ: Это же всё федеральные тренды — и по поддержанию рабочих специальностей, и по привлечению и обучению молодых специалистов.

АС: Мы создали высокоинтеллектуальные рабочие места. Ещё никто в Российской Федерации не сваривал алюминий для железнодорожного транспорта, а мы сварили. Сегодня нет ГОСТов, технических стандартов, как сварить алюминий. Мы взяли европейский стандарт EN 15085, и на его основе сделали первый вагон и дали нашим институтам написать наш, российский стандарт. Я думаю, что к концу следующего года мы получим наш стандарт. 

ОЧ: Вчера на стратегическом совете по инвестициям представитель Siemens, отвечая на вопросы о методах стимулирования, говорил о многих требованиях иностранных компаний. Несколько раз прозвучал тезис о необходимости гарантированного спроса хотя бы на пять лет и о нулевых таможенных пошлинах на те вещи, которые не могут быть произведены в России. В качестве примера хорошей поддержки он приводил именно «Уральские локомотивы». В чём заключалась эта поддержка? Какие базовые условия были вами выполнены, чтобы сотрудничество состоялось? 

АС: Мы создавали совместное предприятие с компанией Siemens по рекомендациям РЖД. Мы создавались как предприятие для локомотивостроения, никак не связанное с пассажирскими электропоездами. Всё-таки это две разные вещи, И, как я сейчас понимаю, вторая часть намного ответственнее, чем первая. Но потом, когда мы начали хорошо строить локомотивы, Siemens сказал, что мы могли бы строить и электропоезда, скоростные и высокоскоростные. Пока мы оставили затеи по высокоскоростным поездам, а вот скоростной поезд под названием «Ласточка» мы спроектировать и сделали. Никто не верил, но мы сделали это. 

ОЧ: Напоследок хочу спросить о наболевшем — о федеральном законе о промышленной политике, который сейчас разрабатывается. Чего вы ждёте от этого закона, каких мер поддержки? Что в нём должно быть прописано, чтобы он был во благо, а не как обычно у нас бывает? 

АС: Я только что вернулся с рабочей группы, которая обсуждала импортозамещение и локализацию. Существует такое понятие: если ты сегодня произвёл локализацию какого-то продукта, то он должно быть многократно дешевле. Если ты сделал какое-то импортозамещение, оно тоже должно быть дешевле. Но и в первом, и во втором случае привлекается наука, ресурсы. Это не только одна отвёртка заменяется на другую — создаётся новый продукт. А от него требуют немедленно отдать затраты. Но это не совсем правильно. Должны быть налоговые каникулы на этот период, когда ты создал этот продукт, он соответствует требованиям, и ты заменил то, что надо было заменить. 

Я не хочу сказать, что нужно буквально всё заменять, потому что это будет абсурд. Есть ведь компании, которые единственные могут что-то делать, например, выращивать кристаллы от девяти модулей — это только Германия и Япония. Мы пытаемся. Мы ещё не достигли тех высот, но достигнем, наверное, когда-то. Однако сегодня нельзя сказать: нет, мы не будем пользоваться чужим, мы будем брать только своё. Нужно заменять только то, что мы можем заменить. 

ОЧ: Последний мой вопрос — по мотивам фильма «Жестокий романс»: кататься на «Ласточке»-то мне когда возможно будет?

АС: Мы наметили 12 декабря этого года провести межведомственную комиссию и сертифицировать «Ласточку». Потом мы должны будем официально передать её в РЖД. И РЖД будет вас катать, мы катать вас не будем. Я думаю, что сможете сделать это уже в марте следующего года.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^