Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В этот проект вложен почти миллиард долларов»

×
ИННОПРОМ-2014 11 июля 2014 в 14:22
Проблемы с видео?
В материале:

РМК

Юрий Король, вице-президент группы РМК — о том, как сделать металлургическое производство максимально экологичным.

Смотрите также:

Президент Русской медной компании Всеволод Левин: «Дмитрий Медведев пообещал приехать на запуск Томинского ГОКа»

РМК построит себе штаб-квартиру в Екатеринбурге


Ольга Чебыкина: Юрий Александрович, здравствуйте. Это первый день вашего визита на ИННОПРОМ. Каковы ваши впечатления?

Юрий Король: Очень много интересных стендов. Если раньше мы выделялись на общем фоне, и на этой выставке у нас довольно оригинальный стенд, то другие стенды — один лучше другого. Начинаем соответствовать международным требованиям. 

ОЧ: РМК вводит два огромных проекта, Михеевский и Томинский ГОКи. Чего от вас ждут бюджеты, каких налоговых поступлений, какое количество рабочих мест? 

ЮК: Пока рано говорить, что мы вводим два крупных объекта. Михеевский ГОК, который мы запустили в прошлом году, находится в стадии пусконаладочных работ. Предприятие построено в степи, между Карталами и Варной в Челябинской области. Конечно, оно уже создаёт новые рабочие места. Суммарно с подсчётом суборганизаций это от 2000 до 2500 мест. Непосредственно в нашей компании будет работать от 800 до 1000 человек. В период строительства представительство этого ГОКа приняло участие коло 10 000 человек — подрядные и строительные организации. Этот объект дал импульс строительным, масштабным организациям, производителю местных строительных организаций (кирпич, цемент, металлоконструкции). 

Реализация этого проекта обошлась почти в миллиард долларов. Мы рассчитываем, что в течение 10-12 лет мы получим отдачу вложенных денежных средств. Соответственно, получив прибыль, мы платим соответствующий налог. Без этого нельзя. Поэтому бюджет региона и федеральный бюджет будут пополняться прямыми налогами и косвенными налогами и созданием рабочих мест. У нас дно рабочее место на горно-обогатительном предприятии создаёт четыре дополнительных рабочих места в сопутствующих отраслях — допустим, питание, проживание людей, одежда, люди где-то отдыхают, ходят в кинотеатры. 

Томинский ГОК находится в стадии проектирования. Сначала мы согласовали техническое задание, а сейчас проходит предварительное общественное обсуждение. Вопрос чуть-чуть политизировался, много эмоций было со всех сторон. Мы уже неоднократно объясняли, с чем это связано, — с недостатком информации с нашей стороны. Поэтому мы были вынуждены начать выдавать информацию для общественности чуть раньше того момента, как мы окончательно её обработали. Это было по настоянию общественности. Мы должны были начать процедуру в апреле, но первые встречи с общественными организациями и экологами начались уже в декабре прошлого года. Процедура общественного слушания определена законом, мы идём в её рамках, все этапы соблюдаем. Все мнения абсолютно всех граждан будут учтены, независимо от того, проживают ли они на месте будущего ГОКа, или в Челябинской области, или в Екатеринбурге, или на Камчатке. По закону мы обязаны среагировать на все точки зрения, обосновать нашу позицию либо согласиться с предложениями. Это сгруппируется в общий пакет документов, и мы его ещё раз выставим на обсуждение общественности, проведём явочные публичные слушания. Наша задача — чтобы будущее производство наносило минимальный ущерб окружающей среде. После обсуждения пакет документов отдаётся в государственную экологическую экспертизу. 

ОЧ: Михеевка построена в степи, а Томинский ГОК появится в месте, где уже есть готовая инфраструктура и налаженная жизнь. Отсюда общественное возмущение?

ЮК: На мой взгляд, ситуация для Томинки более благоприятна, потому что Томинский ГОК соседствует с Коркинским угольным разрезом. Шахта на этом разрезе прекратила своё существование в прошлом году. Это привело к высвобождению огромного количества людей и, соответственно, уменьшению налоговых поступлений в Коркино. Через один-два года заканчивается работа Коркинского угольного разреза. Соответственно, специалисты, которые там работали, будут востребованы на нашем предприятии. Возможно, будет пересечение производственных и материальных потоков, чтобы ликвидировать недостатки одного за счёт плюсов другого. 

Большой инфраструктуры там нет. Мы по новой строим электростанции, делаем новые дороги. Там преимущественно есть люди, которые знают, что такое горное дело, и могут отличить руду от пустой породы. Это очень хорошо.

ОЧ: Обстоятельства вынуждают вас быть новаторами в цветной металлургии. На Томинском ГОКе есть месторождения медно-порфировой руды, а все привыкли к колчедановым месторождениям. В России подобного рудного опыта нет. Какие технологии вы применяете, чтобы добывать бедную по содержанию руду и вытягивать из неё ценную медь, которая, как оказалось, нужна практически везде? 

ЮК: По всем прогнозам специалистов, экономистов предприятий и специальных компаний, несмотря на всевозможные кризисы спрос на медь в мире не упадёт. С 90-х годов прошлого века за двадцать с небольшим лет спрос на медь увеличился в три раза! Учитывая, что меди в легко разрабатываемых месторождениях становится всё меньше и по всему миру, не только в России, появляются новые требования к добыче, которые требуют больших затрат на экологию, соответственно, медь становится дороже. В перспективе ближайших десятков и сотен лет медь будет востребована, и цена на медь будет высокая. 

Колчеданные руды более богаты медью, но это не значит, что их легче перерабатывать. Наоборот, тяжелее: там целый букет металлов, которые нужно разделить, — медь, свинец, цинк и другие. Порфировые руды обогащаются легче, но содержание меди в порфировой руде всего лишь полпроцента, тогда как в колчеданной руде 1%, 5%, бывает и 10%. Перелопачивая полмиллиона тонн руды, мы извлекаем всего лишь тысячи тонн меди. 

Запасы разведанных месторождений колчеданных руд исчерпываются. Общий объём меди, добываемой из колчеданных месторождений, с каждым годом снижается. Отдельные рудники, может быть, будут работать не один десяток лет и у нас, и у наших партнёров УГМК, но количество добываемой меди существенно падает. На этом фоне возникает перспектива у порфировых руд, запасы которых — миллиарды тонн. В советское время такие руды прорабатывали в Узбекистане, были небольшие объекты в Казахстане. В современной России мы первые протоптали дорожку в разработке кап-технологий, применения оборудования, системы организации, управления и строительства и тому подобного. Бедная руда приводит к тому, что обычные известные технологии к ней применить нельзя — эффекта не будет, окупаемости, инвестиций не будет. Мы используем самые современные разработки в мире по производительности оборудования, по удельной мощности, по особенностям технологий, связанных с переработкой руды. Это позволяет нам предполагать прибыль, которая в конечном итоге окупит инвестиции и из которой будут осуществлены платежи в бюджет. Государство и население, которое живёт на этой территории, будет заинтересовано в нашей работе, а наши акционеры получат окупаемость инвестиций и приступят к реализации других проектов. 

Нашей компании в этом году десять лет. За это время мы реализовали более 15 проектов, связанных с модернизацией старых производств и строительством новых предприятий горной, металлургической и обогатительной промышленности в России и Казахстане.

ОЧ: Многие добывающие и металлургические компании сейчас сворачивают свои инвестпрограммы. Как будет себя вести РМК? 

ЮК: Надо отвечать шире. Цветники-медники последние 10-15 лет работают в условиях мирового рынка. Мы не можем сказать, что зависим только от российского бизнеса и российского спроса. Наша задача — быть конкурентоспособными не в отношении России, а в отношении предприятий — мировых лидеров. Если у нас есть современные технологии, если у нас низкие затраты и высокая производительность труда, это позволяет нам спокойно заниматься добычей сырья, а не приобретать его, получать продукцию и реализовывать её на внешних рынках. Внутреннего рынка меди нет, есть общемировой рынок. Это хорошо дисциплинирует и настраивает. 

По инвестиционным программам мы находим технологии и оборудование, которые позволяют реализовывать самое сложное. Томинский ГОК сложнее, чем Михеевский. Там, допустим, другое соотношение окисленной и сульфидной руды, и это требует нюансов технологии. Мы идём по этому пути, учитывая мировой опыт. Нельзя замыкаться на опыте внутри России, потому что у нас есть конкуренты. Компания, которая не развивается, умирает. Я думаю, что мы довольно активно развиваемся.

У нас есть несколько стратегических программ. Продолжается реконструкция Карабаша, предприятия, которое было остановлено в 199 году по экологическим причинам — оно работало без газоочистки. На новом этапе мы построили небольшой серно-кислотный цех, модернизировали металлургический цех, сейчас заканчиваем строительство большого серно-кислотного цеха. Всё, что там осуществляется, связано с экологической программой по Карабашу. Наша задача — не только чтобы медь была, но чтобы она была экологически чистой. То, что это технически возможно, показывает международный опыт.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

РМК

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^