Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Всеволод Левин: «Дмитрий Медведев пообещал приехать на запуск Томинского ГОКа»

×
ИННОПРОМ-2014 10 июля 2014 в 10:44
Проблемы с видео?
В материале:

Левин Всеволод, РМК

Президент Русской медной компании — об амбициозных проектах в России и Казахстане.


Ольга Чебыкина: Всеволод Вадимович, добрый вечер.

Всеволод Левин: Добрый вечер.

ОЧ: Что сложнее — дождаться обхода Дмитрия Медведева или запустить Михеевский ГОК? 

ВЛ: И то, и то мероприятие торжественно и волнительно. Правда, к встрече Дмитрия Анатольевича мы готовились не так долго, как к запуску Михеевского ГОКа. Всё-таки его строительство заняло полтора года. А чувство торжественности и волнительности, конечно, одинаковы. 

Дмитрию Анатольевичу было интересно послушать доклад по новому проекту — Томинскому ГОКу. Это наш более амбициозный проект. Он в два раза больше Михеевки. Мы строили его в две очереди. Мы планируем, что в 2016 году первая очередь выйдет на 14 миллионов тонн переработки руды в год. А в 2018 году — вторая очередь с выходом на 28 миллионов. Дмитрий Анатольевич пожелал нам успехов в строительстве и реализации проекта и пообещал обязательно быть на открытии. 

ОЧ: В прошлом году мы с вами также встречались в студии телеканала «Малина» на ИННОПРОМе. Тогда строительство Михеевского ГОКа ещё велось, и вы прогнозировали, что  он будет перерабатывать 18 миллионов тонн руды в год. Можно ли сейчас говорить о том, что этот прогноз сбудется? 

ВЛ: С уверенностью можно говорить, что не только сбудется — мы даже видим определённые резервы. Оборудование работает надёжно, кадры подобраны высокого уровня. Мы считаем, что четыре месяца, которые мы потратили на пусконаладку, это очень короткий срок. Можно считать, что проект очень успешный. 

ОЧ: Насколько мне известно, там до сих пор работают иностранные специалисты. Мне удалось побывать на Михеевке и поговорить с рабочими  - мне показалось, что они относятся к этому немного ревниво, говорят, что и так уже всё поняли и всё знают. 

ВЛ: У нас подписаны долгосрочные контракты. Иностранные специалисты будут участвовать в сервисной поддержке, поставке запасных частей и обслуживании некоторых узлов и агрегатов.

ОЧ: Вы плотно сотрудничаете с финской компанией Outotec. Как строится это сотрудничество? 

ВЛ: Outotec разрабатывала технологию, делала минеральные исследования, рассчитывала и подбирала оборудование, и поставка производилась в основном от этой компании. Наши контракты носят долгосрочный характер и имеют технологические гарантии, которые покрываются определёнными финансовыми обязательствами, то есть компания разработала нам технологию, поставила оборудование и несёт долгосрочную ответственность за соблюдение всех технологических параметров. Это, кстати говоря, уникальный пример на постсоветском пространстве, когда западная компания поставляет инжиниринг и оборудование и несёт технологическую гарантию с финансовой ответственностью. 

ОЧ: На Томинском ГОКе так же будет происходить?

ВЛ: Да, с этими же подрядчиками. Российские институты при этом проектируют всю строительную часть, энергетику, инфраструктуру, сопутствующие технологическому процессу. Наши институты успешно справляются с задачами, мы довольны.

ОЧ: Этот проект — федерального масштаба, и эксперты говорят, что он локомотивом потянет за собой остальную промышленность, например, производство оборудования. Я слышала, что, скажем, ведутся разговоры о том, чтобы начать производство комплектующих, которые нужно регулярно менять, прямо в Челябинске. Это пока только теория или реальные планы? 

ВЛ: Это задача. Мы начнём строительство и сразу поднимем планку по уровню качества для наших изготовителей и производителей — и по изготовлению и монтажу металлоконструкций, и по монтажу оборудования. Мы воспроизводим с помощью российских специалистов высокий европейский уровень. 

ОЧ: Вице-президент Русской медной компании Юрий Король в интервью «Российской газете» сказал, что к высокотехнологичному производству должно подтягиваться и машиностроение, но мешает немного не выверенная политика: в России невозможно взять дешёвые кредиты, поэтому они берутся в зарубежных банках, а чтобы гарантировать взаимоотношения, техника на предприятии, взявшем кредит, тоже должна быть иностранной. Можно ли решить эту проблему?

ВЛ: Безусловно, можно. Мы, например, покупаем и западное, и отечественное оборудование. Есть комплектующие, например, мельничные шары, футировки, которые быстро изнашиваются в процессе эксплуатации и требуют постоянной замены. Их нет смысла везти из Европы или, предположим, из Австралии, и мы, перенимая опыт первой поставки от западных партнёров, размещаем заказы на изготовление комплектующих на российских предприятиях. 

ОЧ: Недавно правительство Казахстана одобрило подписание соглашения по разработкам на приграничной территории. Что вам даёт это соглашение? 

ВЛ: В 1991 году произошла уникальная вещь: между Россией и Казахстаном провели демаркационную линию. Одно из месторождений, Весенне-Аралчинское, частично оказалось в России, а частично в Казахстане. Наша компания получила лицензию на право пользования недрами и на той, и на другой территории. Мы столкнулись с проблемой: чтобы разрабатывать месторождение на приграничной территории, например, использовать там взрывные работы, необходимо получить специальные разрешения. Аналогов таким разрешениям в практике не было. Пришлось потратить много времени, чтобы подвести к этому межправительственному соглашению и чтобы правительства обоих государств позволили сопредельным участникам вести разработки на территории рядом с границей. 

Сейчас это соглашение получено, и в июле мы ожидаем подписание. Это даст нам право работать, разрабатывать, строить предприятие, которое будет пополнять казну и казахстанской, и российской стороны.

Кроме того, этот прецедент даёт возможность разрабатывать и другие участки, которые попали в такую же ситуацию. 

ОЧ: Проблема с кадрами, наверное, остро стоит не только в Казахстане, но и в России. Как вы её проблему решаете?

ВЛ: Проблема с кадрами что в Казахстане, что в России одинаковая. При строительстве и запуске новых предприятий мы в нашей группе выделяем лучшие силы, которые заходят на предприятие на период пусконаладки, чтобы провести обучение персонала, который проживает в местах, где мы строим. Это нормальный процесс обучения и воспроизводства новых сильных кадров.  

ОЧ: Какие показатели вы планируете получить после запуска Томинского ГОКе? 

ВЛ: Сегодня мы считаем нашу производственную мощность в 250 тысяч тонн, это с запуском Михеевского ГОКа. К 2017 году, с выходом первой очереди Томинского ГОКа на проектную мощность, мы видим увеличение производственной мощности до 300-330-350 тысяч тонн.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^