Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

О поддержке малого бизнеса: «Если будут «бесплатные деньги», потеряется философия бизнеса»

×
Разговор на Малине 1 июля 2014 в 20:06
Проблемы с видео?
В материале:

Зиганшин Артур

Артур Зиганшин, собственник ART mobili — о высокой конкуренции свердловских мебельщиков, остаточном принципе комплектации офисников в Екатеринбурге и о двух неделях, которые ему выделил заказчик на полное оснащение здания Центрального стадиона от раздевалок до вип-лож.

Смотрите также:

«Если тебе что-то не нравится в человеке, нужно уметь его осаживать»


Ольга Чебыкина: Артур, добрый день.

Артур Зиганшин: Здравствуйте.

ОЧ: В сюжете, который мы только что посмотрели, вы представляетесь как собственник компании. Это для вас самое главное, что вы собственник, а не работаете на кого-то? 

АЗ: Да, для меня это немаловажно. Был период в моей жизни, когда я устроился на работу в одну компанию, посидел там буквально до обеда и понял, что это не моё, что я уже пожил в другом мире и мне хочется вернуться обратно. И я вернулся в самостоятельное плавание. 

Я не понимаю, когда люди приходят ко мне устраиваться на работу, и у них в резюме написано: «Был собственником бизнеса, генеральным директором». Как так? Ты же, получается, в том бизнесе сдался. А мне слабые сотрудники не нужны. 

Главное, на мой взгляд, что я получаю удовольствие от своей работы, от бизнеса. Я считаю, что можно гордиться проектами, которые мы реализовали в Екатеринбурге и Свердловской области, и мне от этого хорошо.

ОЧ: А чем гордитесь больше всего? Может быть, не самое дороге решение, а просто приятное глазу, куда можно привести друзей и сказать: это я сделал.

АЗ: Самое масштабное — это здание МРСК на Куйбышева, там мы полностью сделали внутреннее оформление. А душу мне греет комплектация Центрального стадиона: вип-ложи, служебные помещения, помещения футбольного клуба «Урал». 

ОЧ: Вы успели поработать дизайнером, и творчество вас не отпускает. Как это отражается на вашем бизнесе?

АЗ: Когда создавался бизнес, мы не хотели продавать обыденную мебель, которая всем надоела. Мы хотели делать красивые офисы, в которых людям будет удобно работать, пытались перенимать опыт у зарубежных коллег — в этом лидируют итальянцы. Стараемся переломить ситуацию. В Москве стало немного лучше, но Екатеринбург до сих пор отстаёт. У нас часто комплектация офиса, бизнес-центра или другого общественного интерьера происходит по остаточному принципу. Люди могут вбухать огромные миллионы в ремонт, в отделочные материалы, а потом купить неподходящую дешёвую мебель, и им будет комфортно. Я всегда таким людям задаю вопрос: вы же в дом свой не будете покупать абы что? Хотя дома вы проводите меньше времени, чем в офисе. Должно быть комфортно и в офисе, и дома.

ОЧ: У нас ещё нет этой культуры?

АЗ: Да. Мы в своё время изучали вопрос с точки зрения классности офисных центров. Существуют центры класса А, B, C. За рубежом в эту классность входит и внутреннее убранство бизнес-центра — архитектура, дизайн, мебель. У нас этого нет. У нас могут построить бизнес-центр, а внутрь заходишь — блин, снаружи-то красивее.

ОЧ: Мне кажется, рано или поздно всех победит IKEA. Вы с этим как-то боретесь? 

АЗ: Нет, не боремся. Конечно, бывают случаи, когда клиент сравнивает наше предложение с IKEA. Мы, конечно, проигрываем по цене, потому что там мебель сделана из картона и бумаги. Но мы берём подходом — мы заходим на объект порой даже на стадии котлована и вместе со строителями и архитекторами проектируем внутреннее убранство.

ОЧ: Я не ослышалась: котлован вырыли, и вы уже думаете, какую мебель в это здание поставить?

АЗ: Да, почти все наши объекты в городе именно так и реализовывались. Пока здание ещё строится или конструируется, мы уже проектируем и думаем, как всё будет внутри. 

Правда, мы живём в России, и часто бывает, что всё делается в последнюю минуту. Так было с Центральным стадионом, когда Москва долго не могла согласовать проект. Буквально за две недели до дня города и открытия стадиона мне позвонили со стадиона и спросили: «Сможешь?» Я ответил, что это нереально. Мне сказали, что у меня нет выбора. Мы работали круглосуточно, но смогли.

ОЧ: Не так давно мы в нашем эфире обсуждали последнее исследование Агентства стратегических инициатив, в котором у Свердловской области очень низкие оценки представителей малого и среднего бизнеса — они считают, что государство недостаточно помогает, дотационных программ и других мер поддержки не хватает. 

АЗ: Нужно не мешать. Если будут «бесплатные деньги», то теряется весь смысл, вся философия бизнеса. 

ОЧ: Философия в борьбе?

АЗ: В борьбе, добывании и зарабатывании.

ОЧ: Вам сейчас тяжело на рынке в своей отрасли?

АЗ: Всегда было тяжело. Конкуренция в этой сфере просто огромная. До кризиса 2008 года в городе было порядка 300 мебельных компаний, начиная от тех, кто пилит лобзиком у себя в цехе в подвале и заканчивая компаниями, которые занимаются этим профессионально. Тех, кто работает на высоком уровне, в городе не так много. Я всех своих конкурентов знаю наперечёт, их порядка трёх-пяти компаний в городе. 

ОЧ: Мои любимые вопросы — про личное и трепетное. Вы стали отцом в 36 лет. Что такое отцовство в этом возрасте? 

АЗ: Я подходил к этому осознанно, я понимал, что готов и хочу иметь детей. Проявилось это очень банально: общаясь с ребёнком своего близкого товарища, я понял, что хочу такое же чудо, чтобы оно вокруг меня бегало, задавало вопросы. 

Я долго думал, что это сильно изменит мою жизнь, у меня будет меньше свободного времени, я заброшу свои увлечения. Оказалось, нет, удаётся комфортно совмещать и занятия сыном, и работу, и увлечения. 

ОЧ: Мы с вами познакомились на тусовке Harley Davidson. Вы разделяете харлеевскую идеологию свободы или мотоциклы для вас — это просто красивая игрушка успешного человека?

АЗ: Байкер в моём понимании — это человек, который путешествует на мотоцикле, а я перемещаюсь на мотоцикле только по городу и не могу себя так гордо называть. Хотя уже семь лет езжу на мотоцикле, и у меня были разные мотоциклы. Думаю, что постепенно я приду к тому, что смогу назваться байкером, когда сяду на мотоцикл и отправлюсь в длительное путешествие.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зиганшин Артур

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^