Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Евгений Брагин, заместитель генерального директора УГМК: «Небоскрёбы в Екатеринбурге — это инфраструктура на вырост. Даже если они сегодня не очень востребованы, обязательно придёт их время»

×
Разговор на Малине 25 июня 2014 в 16:25
Проблемы с видео?
В материале:

Брагин Евгений, УГМК

Зачем УГМК Венский фестиваль музыкальных фильмов и какими девелоперскими проектами занимается холдинг.

Смотрите также:

Эфир об открытии Венского фестиваля музыкальных фильмов

Фоторепортаж с открытия Венского фестиваля музыкальных фильмов

Станислав Швец, солист «Геликон-оперы»: «Партию «Летучего голландца» в мире поют только десять человек. Это огромный риск для голоса, и люди боятся остаться без работы»

«Показ одного фильма на Венском фестивале стоит тысячу евро, то есть только на приобретение лицензий на показ мы потратили 18 тысяч евро»

Виталий Милованов, директор уральского филиала ЗАО «Райффайзенбанк»: «Ни для кого не секрет, что иностранные банки надёжные. В России никогда не было дефолтов иностранных банков»

Музыка денег: как австрийский фестиваль и приезд Дениса Мацуева на ИННОПРОМ влияют на инвестиционный климат Урала


Евгений Брагин — заместитель генерального директора УГМК. В 2000 году окончил УрГУ по специальности «философия» и начал работать в холдинге УГМК. Был ведущим специалистом информационно-аналитической службы, далее занимал должности начальника отдела мониторинга и аналитики, начальника аналитического управления. В 2002 году стал помощником советника генерального директора ООО «УГМК-Холдинг». На посту заместителя генерального директора с 2012 года.

Екатерина Дегай: Евгений, добрый день.

Евгений Брагин: Добрый.

ЕД: УГМК не первый год поддерживает Венский фестиваль. Зачем вам это?

ЕБ: Прежде всего, есть формальная причина: Андрей Анатольевич Козицын, генеральный директор нашей компании, является почётным консулом Австрии. А он такой человек, что если уж за что-то взялся, то не может просто табличку на доме в городе держать и радоваться, он требует, чтобы происходили какие-то события. Одной из задач австрийского консульства является развитие культурных связей между Россией и Австрией. Мы нашли такой формат, обкатали его пять лет назад, и он оказался удачным . Как видите, год от года он становится всё более и более востребованным.

ЕД: Помогает ли Андрею Козицыну роль почётного консула Австрии в бизнесе, есть ли какие-то совместные бизнес-проекты? Или это только культурные проекты?

ЕБ: Андрей Анатольевич разделяет роли почётного консула и генерального директора. Почётный консул пользуется ресурсами генерального директора для выполнения своей роли. Консульство работает не в интересах УГМК, оно работает, чтобы решать задачи, для которых оно было создано. Главная задача — развивать все виды связей, чем оно и занимается. У УГМК прямых связей с Австрией нет.

ЕД: Сейчас на слуху несколько девелоперских проектов УГМК, прежде всего, снос мукомольного завода. Этот несчастный элеватор сам упал или всё было запланировано?

ЕБ: Конечно, запланировано. Всё под контролем. 

ЕД: Продолжается строительство башни «Исеть». Вы подписали с «Хаяттом» соглашение, и «Хаятт» возьмёт под управление несколько этажей башни, где будет создан апарт-отель. Что это за проект и когда он будет реализован? 

ЕБ: Город и рынок недвижимости развиваются. Чтобы проект был успешным, не обязательно упираться в первоначальную идею. Мы по ходу пьесы, пока строим, следим за рынком и ищем форматы, которые могут оказаться более удачными. Надеемся, что апарт-отель поможет нам успешно реализовать площади, которые мы построим в башне «Исеть». Что касается сроков, насколько я помню, мы должны завершить этот проект в 2016 году. 

ЕД: В этом году в Екатеринбурге пройдёт форум небоскрёбов. У организаторов серьёзные амбиции: они хотят продвигать Екатеринбург как единственный региональный город, способный строить высокие здания. Например, для Челябинска 25-этажное здание — это событие, а для нас — обычное явление. Вам симпатична эта идея? 

ЕБ: От идеи до воплощения проходит много времени, надо посмотреть, что получится. Но если сравнить Екатеринбург с соседними областными центрами, то, конечно же, налицо наша бОльшая амбициозность. Что такое небоскрёб? Это символ некоторых амбиций конкретного города, который хочет доказать, что он выше и лучше окружающих его соседей. Если мы сравним Екатеринбург, как он выглядит сегодня и каким он был десять лет назад, то увидим, что он быстро развивается, развивается и городская инфраструктура. Небоскрёбы — это инфраструктура на вырост. Не сказать, что сегодня они очень востребованы, но когда придёт время, они будут востребованы. А небоскрёб же просто так не построишь.

ЕД: Размер инвестиций в подобного рода здания колоссальный, и есть ощущение, что небоскрёб — это памятник себе при жизни, потому что с точки зрения бизнеса его сложно окупить. 

ЕБ: Давайте по-другому. Отель «Хаятт» сопоставим с башней «Исеть», он дорогой и сложный. Но смотрите, как хорошо сейчас проводить в Екатеринбурге форумы любого уровня. Кто бы ни прилетел — пожалуйста, «Хаятт», всех всё устраивает. Звонят какие-нибудь москвичи, говорят — какая у вас гостиница? Хаятт? Конечно, подойдёт. 

ЕД: Но большую часть времени он простаивает, там много пустых номеров. 

ЕБ: Но уже в этом году можно найти дни, когда пустых номеров в отеле просто не будет. Его заполняемость год от года растёт, и сегодня бывают дни, когда проводятся большие мероприятия и «Хаятт» занят полностью. 

Специфика отельного бизнеса такая, что нельзя построить отель, продать его и получить всё, что хотите. Имиджевая составляющая, конечно, играет свою роль, когда принимаются решения о таких инвестициях.

ЕД: УГМК традиционно участвует в ИННОПРОМе. Что вы покажете в этом году?

ЕБ: Мы представим свои промышленные инновации, прежде всего любимый цех электролиза меди. На сегодняшний день это единственный такой цех в России, а наша медь — единственная сертифицированная на Лондонской бирже металлов по качеству продукции. А если говорить об инновациях в области электроники — электроника прежде всего требует чистых металлов, и мы умеем их делать по части меди. Также будет часть, посвящённая драгоценным, редким и рассеянным металлам: селену, тилуру, кадмию, индию. Наш кабельный дивизион представит две марки кабеля — «Кольчуга», которая не горит, и HoldFlex, который гнётся на любом морозе. 

ЕД: Мне рассказывали, что вы в компании отвечаете ещё и за то, чтобы медь победила алюминий.

ЕБ: Между медью и алюминием идёт конкурентная борьба в части материалозамещения. Есть сегменты, где побеждает алюминий, например, автомобильные радиаторы — в силу того, что он просто дешевле. Есть сегменты, где медь заменить нельзя, например, в электропроводке. Правда, в воздушных ЛЭП медь применить невозможно — опоры просто упадут, медь тяжелая. Но из меди можно сделать подземные кабели и убрать ЛЭП под землю. Сейчас в Екатеринбурге легко найти районы, где ЛЭП идёт по жилому сектору, но рано или поздно мы дойдём до ситуации, когда их надо будет убирать, потому что не должно быть воздушных ЛЭП в жилой застройке. Вот тогда свои конкурентные преимущества получит медь. 

Говорить о том, что я отвечаю за такой глобальный процесс, всё-таки нельзя, это кто-то очень сильно перестарался (улыбается).

ЕД: Но если серьёзно, именно вы отслеживаете научные разработки, главные тенденции и взаимодействуете с мировыми университетами.

ЕБ: Мы пытаемся наладить кооперацию между российскими и европейскими производителями меди, чтобы совместными усилиями развивать рынок. Обмениваемся опытом, который позволяет продвигать медную продукцию, в том числе конкурируя с алюминием и другими материалами. Допустим, все знают в медном секторе и никто за его пределами, что медь обладает антибактериальными свойствами. На медной поверхности 99% микробов в течение суток естественным образом погибает. В США и некоторых других странах постепенно расширяется применение меди в медицинских учреждениях — на перилах, на ручках, на оборудовании, на всём, за что берутся люди. Это снижает вероятность больничных инфекций. Такая простая вещь до сих пор не получила распространения в России, и мы думаем, как придать ускорение этому процессу.

ЕД: Ещё вы покажете на ИННОПРОМе самолёты, которые «УГМК-Холдинг» делает в Чехии. 

ЕБ: В структуру нашей компании входит завод Aircraft Industries в чешском городе Куновице, который собирает самолёты L-410. Самолёты производятся достаточно давно, они поставлялись ещё в СССР, и их было достаточно много. Кто малой авиацией занимается, тот знает. 

Завод достался нам в предбанкротном состоянии, но за последние годы мы сумели привлечь инвестиции и обеспечить сбыт самолётов. На сегодняшний день это достаточно успешно работающее и полностью загруженное предприятие. Мы производим от 15 до 20 самолётов в год и продаём их по всему миру — в Россию, в Азию, в Южную Америку.

ЕД: Вокруг УГМК аккумулировано много самых разных активов, в том числе, казалось бы, совсем не профильных, и географически они очень удалены. Эта стратегия вашей компании не может не удивлять. 

ЕБ: Географическая распределённость — это наша особенность. У нас самый широкий список регионов присутствия, мы, наверное, самый территориально распределённый холдинг в России. Это, конечно, вызывает определённые проблемы, но благодаря этому мы имеем уникальный опыт, умеем работать в разных регионах и у нас это, наверное, неплохо получается.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^