Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,92$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Моя цель — сделать так, чтобы каждую Олимпиаду выигрывали девочки из Свердловской области»

×
Разговор на Малине 22 мая 2014 в 20:40
Проблемы с видео?
В материале:

Зильбер-Веселова Ирина

Ирина Зильбер-Веселова, олимпийская чемпионка и президент федерации эстетической гимнастики Свердловской области — о сотрудничестве со школой олимпийского резерва, новом статусе президента и дочери, которая в девять лет решила прекратить занятия художественной гимнастикой.

Смотрите также:

Эфир с Ириной Зильбер

Ирина Зильбер: «Бизнес — это сложный для меня вопрос. Я ухожу в творчество и перестаю видеть цифры»

«Война — это путь в никуда. Надо договариваться»


Екатерина Дегай: Ирина, добрый день.

Ирина Зильбер: Добрый.

ЕД: 22 мая во Дворце молодёжи состоится гала-концерт учащихся вашей школы, посвящённый окончанию учебного года. Больше мероприятие, и в этом году у вас достаточно большая площадка. 

ИЗ: Да, в школе увеличилось количество занимающихся, нас уже порядка 170 человек, и площадки во Дворце молодёжи нам только-только хватает. В прошлом году мы проводили гала-концерт в детской филармонии, и было тесновато — там всего 500 посадочных мест. В этом году, я думаю, тысячу мы займём. 

ЕД: Вы теперь возглавляете федерацию художественной и эстетической гимнастики Свердловской области. Стало ли у вас больше возможностей, когда появилась официальная должность? 

ИЗ: Федерация — это общественная должность. Она досталась мне, скажем так, по наследству. Пока там не очень красиво. Предстоит ещё много работы и вложений, чтобы это устраивало меня и спортивную общественность. 

Отношение к художественной гимнастике нужно менять в лучшую сторону, чтобы большее количество людей нашего города и области видели, какой это прекрасный вид спорта, были неравнодушны, начали помогать нам, потому что финансовая ситуация у нас сейчас достаточно сложная.

ЕД: А что не так?

ИЗ: У нас олимпийский вид спорта, и мы, естественно, рассчитываем на государственную поддержку. У нас были очень хорошие традиции, каждые четыре года по одной или даже две олимпийские чемпионки. В 2012 году мы пропустили одну Олимпиаду, скорее всего, пропустим и следующую. И это временное затишье вызвало сокращение бюджета нашего вида спорта. Это не может не отразиться на подрастающем поколении, на нашем резерве. Мы сейчас должны возобновить эти потоки — и финансовый, и тренерский, чтобы вкладывать в резерв все свои силы и возможности и чтобы на следующую Олимпиаду уже были претенденты от нашей области. Это основная задача.

ЕД: Ваш бизнес — это абсолютно частная школа, он вырос из вашего имени. Вы никогда не думали о частно-государственном партнёрстве? 

ИЗ: У нас на самом деле сейчас всё так и существует. Мы находимся в муниципальном здании, и на базе этого здания организована в том числе и частная школа. 

Сейчас наша школа распадается на три отделения. Возглавив федерацию гимнастики Свердловской области, я решила воплотить в жизнь ещё одну мечту — создать систему подготовки для высшего спортивного мастерства. Мы уходим на базу училища олимпийского резерва. Дети должны проживать, питаться, заниматься и учиться на одной территории, чтобы не тратить время на переезды, на то, чтобы договариваться с учителями и директорами, что детей надо раньше отпускать с уроков на тренировки. 25 лучших детей области — неважно из какого города, из какой школы, от какого тренера — с сентября будут проходить бучение в училище олимпийского резерва. Это моя самая большая работа, самое большое количество времени я трачу на это. Мы заходим в училище отделением гимнастики, такого ещё не было. Под нас полностью прописана смета, бюджет. Это и будет государственная поддержка. Если всё это удастся, я думаю, мы зазвучим на российском уровне гораздо сильнее, мощнее и покажем результат.

ЕД: Ваша история отчасти похожа на историю вашего учителя и тренера Ирины Винер. Именно она возглавляет российскую федерацию гимнастики, у неё тоже есть Международная академия спорта. 

Про всероссийскую федерацию говорят, что у неё дела очень хорошо, и при этом намекают на супруга Ирины Винер Алишера Усманова и поддержку частного бизнеса, назовём это так. Например, после Олимпиады 2012 года федерация художественной гимнастики могла позволить себе поехать отдыхать в Монако. Действительно ли дела у всероссийский федерации гимнастики так хороши и как она взаимодействует с регионами?

ИЗ: Основное направление сотрудничества со всероссийской федерацией — только спортивная связь. Если наши девочки по качеству своей работы, внешним данным и мощи будут достойны попадать в олимпийскую сборную страны — это будет моё наивысшее удовлетворение от сотрудничества. 

Говорить о финансовой поддержке от всероссийской федерации не приходится. Все средства, все ресурсы, которые подключает Ирина Александровна Винер благодаря Алишеру Усманову и многим другим частным бизнесам, конечно, тратятся на сборную страны, и регионы не могут рассчитывать ни на что. И это, наверное, правильно. 

Мы, в свою очередь, находимся в прекрасном месте, у нас очень богатый регион, свои герои. Мы будем заинтересовывать наш бизнес, наших людей. Думаю, уже к сентябрю у нас будут имена конкретных людей, которые будут поддерживать нашу федерацию. 

Есть два вида бюджета — государственное и внебюджетное финансирование, которое просто необходимо для того резкого страта, который мы со спортивной общественностью запланировали. Если мы говорим о стабильном третьем месте на России, после Москвы и Санкт-Петербурга, то для этого надо привлечь большие внебюджетные средства. Это возможно. Была бы цель, а средства мы найдём.

ЕД: Вы тренировались в Москве и стали олимпийской чемпионкой отчасти и благодаря этому. Обязательно ли нужно отправлять детей в Москву, чтобы они выходили на новый уровень? Или это стереотип, и можно вырастить олимпийского чемпиона здесь?

ИЗ: Сложно сказать, потому что олимпийское золото — это частный случай. Создать некую систему для базовой подготовки реально, а поставить на поток олимпийских чемпионов — практически нет. В сборную команду страны попадают с московской площадки. Ирина Александровна — безоговорочный лидер, профессионал своего дела. И это очень ценно — в нужный момент приехать к ней за советом, показать ребёнка, приехать на сборы, получить разрешение какое-то время потренироваться рядом с великими спортсменками. Мы только приобретаем, мы ничего не теряем. 

Нам в художественной гимнастике очень повезло, потому что Ирина Александровна горой стоит за регионы. Когда регионы отдают гимнасток в Центр олимпийской подготовки, все заслуги и регалии достаются первому тренеру и тренерам, которые работали с ребёнком. 

ЕД: Вы в одном из интервью сказали, что в вашей школе занимаетесь не бизнесом. Если это не бизнес, то что?

ИЗ: Проведя анализ своей деятельности — а сейчас уже восьмой год заканчивается — я понимаю, что постоянно упускаю финансовую составляющую. Как руководитель я не имею на это права, потому что, пропустив такой важный аспект, можно в конце концов лишиться школы. Но сейчас я и тренер, и судья, и президент федерации, должности множатся, и ни одной из них оставить нельзя, потому что всё находится на этапе развития. Получается, что я ухожу в момент творчества, спортивного результата и упускаю финансовую составляющую. Я просто не успеваю этим заниматься.

ЕД: Ваша школа считается элитной, хотя она не единственная частная школа. Есть ощущение, что дети успешных бизнесменов учатся именно в вашей школе. Это были целенаправленные шаги?

ИЗ: Это ошибочное мнение. Если провести анализ, из каких сфер родители наших детей, мы увидим, что представлен абсолютно разный спектр. У нас сейчас проходят обучение дети из Каменска-Уральского, из Нижнего Тагила, из Тюмени. 

Наверное, у нас изначально задан тон не финансовой составляющей, а амбиций и желания быть лучше других, иметь возможность тренироваться больше по времени, качественнее по своим элементам, иметь оригинальные нестандартные костюмы. Если ты занимаешься гимнастикой, ты должна заниматься этим классно, хорошо, а не просто приходить в зал, проводить там время, разговаривать с девчонками в раздевалке. На это в нашей школе времени нет. Если ты пришла заниматься, ты должна быть лучшая.

ЕД: У нас был Георгий Письмак, директор лицея имени Дягилева. Он говорил, что их лицей элитарный. Мы спросили, как он поступит, если у ребёнка вроде нет особых данных, но есть родители, готовые помогать лицею. Он ответил, что возьмёт такого ребёнка, потому что если будет возможность сделать в лицее что-то новое и полезное для всех остальных, это здорово и круто. Вам близка такая позиция?

ИЗ: Всё зависит от цели, которую я поставила на определённый период. Буквально два месяца назад я создавала команду кандидатов в мастера спорта для групповых упражнений, чтобы они показали результат на области, на Уральском федеральном округе и вышли на Россию. В эту команду не то что не попали дети, чьи родители имеют, скажем так, лучшие финансовые возможности — туда не смогли попасть даже те дети, которые по своим спортивным качествам были чуть-чуть хуже своих соперниц. 

Мы отбираем исключительно детей-профессионалов. Тут не может вступать в расчёт ни финансовая составляющая, ни желание, ни дети, которые дольше занимаются по сравнению с другими, ни принадлежность к школе или городу. Здесь и сейчас если ребёнок достоин встать в команду, он сильный игрок, значит, он встаёт в команду. Если же есть какие-то моменты, то на её место найдётся ещё три-четыре другие девочки. А если протащить ребёнка по договорённостям, по связям, это будет видно на площадке, и пострадают все, в том числе этот ребёнок. Так нельзя.

ЕД: Вы думали своих детей отдавать в спорт? 

ИЗ: У меня сын очень успешно занимается баскетболом. У них было крайнее первенство области по 2001 году, и он стал лучшим игроком этих соревнований, получил медаль. Я очень довольна этим, но больше я довольна, что ребёнок занимается с желанием, с огромным интересом к этому виду спорта, и мне не надо его искусственно мотивировать, говорить, что он должен стараться и не пропускать тренировки. Он это желает сам, идёт и делает. Я могу только порадоваться и поддержать его. 

С дочкой мы карьеру гимнастки закончили, потому что она подошла к своему логическому завершению. Дочь отзанималась четыре года, получила все необходимые навыки растяжки, гибкости, дисциплины, трудолюбия, и потом мы вместе поняли, что это не её. Она говорит: «Мама, мне очень скучно три часа подряд заниматься одним и тем же». Наш вид спорта — это очень трудоёмкий, кропотливый и достаточно однообразный труд. Чтобы отработать один элемент, нужно его часами повторять, а она девочка творческая, очень свободная. Наверное, ей не хватает терпения.

ЕД: А сколько ей лет?

ИЗ: Девять. 

ЕД: Вам как маме, олимпийской чемпионке, директору школы, руководителю федерации это было просто принять?

ИЗ: Принять было просто, потому что я видела, что ребёнку некомфортно, неудобно, она мучается. Для меня как для мамы первый вопрос был, как сделать ребёнку такую атмосферу, чтобы она развивалась с желанием, с удовольствием. Дочь чётко заявила: «Мам, здесь много моих подруг, мне очень жалко будет с ними расставаться, и я даже не представляю, как я буду дальше, но я не могу больше этим заниматься». Причём мы уходили, получая первые места, ездя на соревнования, то есть нельзя сказать, что она была неуспешна. Просто произошёл такой момент, и я прислушалась к ней. На сегодняшний день мы не нашли замену художественной гимнастике.

ЕД: мне кажется, у матери разрыв сердца должен быть в этот момент.

ИЗ: Нет, очень спокойно. Когда родители реализованы, занимаются собой и им есть куда направить свою энергию, они перестают упражняться на детях, прислушиваются к ним и слышат их.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^