Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Самая главная хорошая новость из России — это отсутствие новостей»

×
Разговор на Малине 20 мая 2014 в 21:24
Проблемы с видео?

Игорь Храмов, журналист, в 90-х работавший в Германии, — о работе зарубежных СМИ и культурном наследии Эрнста Неизвестного.

Смотрите также:

Взгляд из Германии: «Запад не принял Россию и лично Путина»

Главный реформатор ключевых российских медиа Наталья Лосева: «Бизнес, государство и различные социальные институты функцию информирования населения уже завтра заберут у медиа»

Магистр мультимедийной журналистики Оксана Силантьева: «Если сам больной не признал свою болезнь, то шансов вылечить его извне практически нет. То же самое с бизнесом и СМИ»


Игорь Храмов — журналист, президент оренбургского благотворительного фонда «Евразия». С 1996 по 2000 год возглавлял управление международных связей администрации Оренбурга. Член Союза журналистов России. В 2001 году в качестве стажёра работал в берлинской редакции Frankfurter Algemeine Zeitung.

Ольга Чебыкина: Игорь, добрый день.

Игорь Храмов: Добрый день.

ОЧ: Вы президент благотворительного фонда «Евразия», который организован в Оренбурге. Фонд сотрудничает с Эрнстом Неизвестным. Год назад вы даже были в Америке в его мастерской. Что вас побудило этим заниматься, почему вам интересен именно этот художник?

ИХ: Наш фонд занимается выдающимися людьми, которые в той или иной степени были связаны с Оренбургом и Оренбуржьем. Дед и отец Эрнста Иосифовича — из Оренбургской губернии, жили в Оренбурге. 

Познакомились мы с ним заочно в 2001 году. Это было связано с другим нашим проектом, посвящённым выдающемуся мексиканскому художнику Владимиру Кибальчичу, о котором Эрнст Неизвестный написал очень серьёзный искусствоведческий материал. Но лично мы встретились только два года назад на Нью-Йоркской книжной ярмарке. Тогда как раз шёл разговор о создании книги с 110-летию со дня рождения мамы Эрнста Иосифовича Беллы Абрамовны Дижур, вашей землячки. Речь шла о маленькой тоненькой книжечке, которая вылилась в объёмное издание.

Я рад, что так случилось. Это приятно для нас как для оренбуржцев; думаю, это неплохо и для Екатеринбурга. Эрнст Иосифович тоже одобрил то, как оно вышло.

ОЧ: Что такое клуб друзей Эрнста Неизвестного?

ИХ: Вчера было первое собрание клуба, и я очень благодарен, что меня пригласили поучаствовать. Нашла время для встречи и Надежда Анатольевна Капитонова из Челябинска, подруга Беллы Абрамовны, составитель этой книги, хотя она уже в возрасте. Хорошо, что такой клуб создан. Нас вчера не особо представляли друг другу, но как я понял, это были сливки екатеринбургского общества. 

Единственное, что меня немножко смутило — там я не увидел лиц меценатов. Круг друзей должен состоять не только из духовных друзей и поклонников творчества, но ещё и из тех, кто хотел бы что-то для него сделать. Например, в книге о Белле Дижур Екатеринбург увековечен именем Анатолия Богданова, директора строительной компании «Самсон». Он единственный екатеринбуржец, который поучаствовал в издании книги. Так сложилось, что на это собирали деньги, и он внёс некую сумму, а сегодня сказал, что готов участвовать и в следующем проекте. Он не нефтяной магнат, он не может миллион-другой отцепить. Но такими людьми делается общее дело. 

ОЧ: Вы много сотрудничали с немецкими СМИ, имели опыт работы в немецкой газете. Я не могу не обсудить с вами тему, которую мы затронули и с супругой Эрнста Неизвестного Анной Грэхем. Это произошедшее в Одессе, и в целом отношения между Россией и Украиной и Россией и миром. Анна достаточно резко высказала свою позицию. А что вы как профессионал отрасли думаете о том, как совещаются события, например, в той же Германии? Как раз Германию Анна особо выделила, сказав, что её позиция ей понятна менее всего. 

ИХ: Не далее чем 40 минут назад я об этом же говорил с генеральным консулом Германии господином Классеном. Меня удивляет реакция немецких СМИ. Приведу один пример: в апреле, до того, как прошёл референдум, в Москве прошла демонстрация в поддержку Крыма. Вся Тверская была в людях, не знаю, сколько тысяч. Вечером Первый канал, самое что ни на есть государственное телевидение, в программе «Время» показывает эту демонстрацию. И в этой же программе «Время» показывают группу людей с украинскими флагами, которые против. Да, ракурс немножко другой, кажется, что этих людей немного меньше. Может, их на самом деле было больше. Но тем не менее, это показывают. Я никогда не смотрю немецкие СМИ, но вечером того же дня я посмотрел в интернете Tages Schau и увидел, что в Москве состоялась грандиозная антипутинская демонстрация, на которую вышло 50 тысяч человек. Были показаны кадры из программы «Время» — люди с украинскими флагами. И всё, с точки зрения немецких СМИ, больше в этот день ничего не происходило. Под этим видео были комментарии, и два меня очень удивили. Кто-то написал: «Коллеги, обратите внимание, что разрешённая московскими властями демонстрация в количестве до 50 тысяч человек не означает, что на неё пришли 50 тысяч человек». Очень тонко замечено. А второй комментарий — заметка немного саркастического тона: «Подумать только, империя зла; они могут позволить себе на государственном канале показать не только демонстрацию за, но и демонстрацию против». Вот это освещение немецких СМИ, они все как на подбор полностью антироссийской направленности. 

Совершенно противоположная ситуация в самой Германии, когда разговариваешь с людьми. Я был в Мюнхене и в Берлине, встречался с известными журналистами. Я спрашивал у них, в чём дело, нас же раньше учили другому. Они отвечают: у нас свободные СМИ, они это видят так. Но простые люди говорят: мы понимаем позицию Путина. То, что произошло с Крымом, логично и понятно, вопросов нет. 

Один мой хороший знакомый, коллега из фонда «Белая роза», бригадный генерал бундесвера в отставке, с интересом относящийся к России, недавно сказал мне, что советует своим соотечественникам читать не только саму газету, но и письма читателей, потому что они очень показательны. Если на первой полосе написано, что всё плохо, плохо, плохо, то на последней есть мнение людей, которые пишут: «А что ему ещё делать-то, этому Путину, когда начинается такой бардак у границы государства?» 

В то же время мне известны примеры людей, у которых есть родственники, живущие на Украине и в России, и они вдрызг разругались, расплевались, перестали общаться из-за этого вопроса. Раньше поддерживали отношения, и вдруг всё это разрушилось. Я вспоминаю, как говорили во время Гражданской войны: брат пошёл на брата. Это то же самое.

ОЧ: В 2009 году вы выпустили книгу «Русская душа «Белой розы». Это драматичная история о выходце из Оренбурга Александре Шморелле. Он, будучи студентом Мюнхенского университета, стал одним из основателей немецкого сопротивления «Белая роза».«Белая роза» (Weiße Rose) — подпольная группа сопротивления, которая действовала в Третьем рейхе с июня 1942 до февраля 1943 года. Названа по роману антивоенного писателя Бруно Травена. В группу входили шесть студентов и один профессор мюнхенского университета. Он же потом стал национальным героем. Есть университеты и улицы, названные в честь участников этого движения. Как это коррелирует с тем, что происходит сейчас? Нация признала исторические ошибки, но со стороны кажется, будто сегодня она готова их повторить.

ИХ: Кстати, ошибки были признаны не сразу. Долгие послевоенные годы, где-то до середины 50-х годов, ко всем семьям участников немецкого сопротивления было отношение как к семьям предателей. Люди помнят, как хорошие соседи или знакомые переходили на другую сторону улицы, чтобы не здороваться. Потом это мнение начало меняться, выправляться. 

В «Белой розе» состояли молодые люди, которые не стремились прийти к власти, у них не было никаких целей. Они просто хотели разбудить свой народ, вывести его из состояния спячки и открыть немцам глаза на то, о чём многие взрослые люди, высшие офицеры Вермахта, после войны говорили, что ничего не знали. Они писали толстые мемуары о том, что ничего не видели и не знали о преступлениях. Простые жители того же Мюнхена, Дахау говорили, что что-то такое слышали, но не очень. А студенты второго-третьего курса это видели и поняли. Они были студентами медицины и оказались на полевой практике в районе Гжатска Смоленской области, ныне это город Гагарин. Они там кое-что посмотрели, допустим, расстрел военнопленных, что не укладывалось в логику их мышления. Они вернулись оттуда в 1943 году. После битвы под Сталинградом они, конечно, не радовались поражению своей нации, но считали, что это переломный момент войны, и нужно что-то ещё делать, чтобы она скорее закончилась. И они пошли на улицы с кисточками и ведёрками краски, стали писать лозунги «Долой Гитлера», «Свободу». Вот она, гражданская активность. Их было мало, и ничего они особо не сделали, если так посудить. 90% агитационных листовок добропорядочные бюргеры на всякий случай несли в гестапо. Никто не говорит, что 90% были против, но мало ли, вдруг это провокация. Это подтверждается документально.

ОЧ: Сейчас ведётся, прежде всего, информационная война. Недавно у нас в студии был ваш итальянский коллега Джульетто Кьеза. Он возмущён и поражён тем, что рядовые итальянцы считают, что Путин правда захватчик. Односторонняя пропаганда — это ужасно. И наша страна, и итальянцы, и немцы это проходили, когда игра идёт в одни ворота. 

ИХ: В 90-х я четыре года прожил и проработал в Германии. В какой-то момент я понял, что самая главная хорошая новость из России — это отсутствие новостей. Надо сказать, что это характерно не только для немецких СМИ, а с каких-то пор стало вообще особенностью электронных СМИ. Если взорвался завод, рухнул мост и, не дай бог, есть какое-то количество жертв — это сразу попадает во все выпуски новостей. Но если в Екатеринбурге открыли музей Эрнста Неизвестного, у меня большой вопрос, говорили бы об этом на центральном телевидении. Протолкнуть позитивные новости и в российские СМИ, и в немецкие, и в британские, по сути, невозможно.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^