Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,83$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,83$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,83$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В России жив атавизм советского времени: мы хотим ездить на хороших машинах и хорошо одеваться, но наш дом вовсе не обязательно должен быть хорошим. Это удивляет»

×
Разговор на Малине 30 апреля 2014 в 16:32
Проблемы с видео?

Ольга Арапова, дизайнер, профессор УралГАХА специально для Malina.am рассказывает о 53-м мебельном салоне в Милане — главной европейской выставке мебели, о предметах интерьера как арт-объектах и о том, почему вещи мировых дизайнеров могут никогда не добраться до уральской земли.


Ольга Чебыкина: Ольга, добрый день.

Ольга Арапова: Здравствуйте.

ОЧ: Вы недавно вернулись с 53-го мебельного салона в Милане. Это грандиозное событие в сфере дизайна. Расскажите, что интересного вы там видели.

ОА: Я, к моей радости и удовольствию, езжу в Милан каждый год уже девять лет. Когда я поехала туда впервые, у меня было ощущение, что я лечу в космос. Сейчас я каждый год мечтаю, что в апреле обязательно туда поеду  и получу дозу витамина, малины, которая даст мне возможность просуществовать, промыслить и профантазировать следующий год. Мы видим там всё самое лучшее в мире. Даже если ты не можешь сделать это сам, то ты хотя бы этим насытишься. Ведь никто не мешает нам слушать музыку, но не писать её, правильно? 

Миланский салон — это удивительное событие. Это потрясающая выставка, построенная десять лет назад Массимилиано Фуксасом. Она сама сегодня памятник и шедевр современной архитектуры. 

ОЧ: Для чего туда ездят уральцы? То, что вы там видите, реально можно привезти сюда и использовать в интерьерах ресторанов, магазинов и так далее?

ОА: Абсолютно реально. Есть общее понимание дизайна и есть конкретные предметы, которые ты вписываешь в дизайн. Второй аспект очень маленький и узкий, с ним легко: я увидела светильник и решила его купить. Кстати, на выставке выставляется много прототипов, которые будут  выпускаться только через полгода или год, а не реальных продуктов. У меня был такой опыт, когда я увидела на выставке светильник, который был мне просто необходим, и мы около восьми месяцев ждали, когда его выпустят. Нам нужно было 12 штук, и мы полгода третировали фирму: когда будет, когда будет. Те предметы, которые тебе нужны, ты можешь просто привезти.

Другое дело тенденции и концепты. С утилитарными вещами проще, они легче доходят. Это как туфельки — их выпустили, и они к нам пришли. А вот концептуальный продукт, который несёт за собой идею, дойдёт труднее. Например, один из интересных брендов показал на своей выставке потрясающий продукт: комоды, витрины, пристенные консоли. Я подходила и смотрела: боже мой, это арт-объекты, абсолютный поп-арт — и тональные растяжки, и цвет, и лак, и янтарные ручки. Это было совершенно потрясающе, но при этом всё плохо открывалось. Я была удивлена, пока мне не объяснили: оказывается, компания купила на блошиных рынках старые, 50-70-х годов предметы, и отреставрировала их, превратив в новые продукты, в мебельные скульптуры. Эти предметы очень быстро раскупили: в девять утра выставка открылась, а в десять всё было продано. 

ОЧ: Насколько уральская публика готова принять эти эксперименты? 

ОА: Я работаю и в Москве, и здесь, и у меня есть возможность сравнивать заказчиков. Честно скажу, большой разницы нет. На Урале умных, талантливых, тонких и необычных людей ничуть не меньше, чем в Москве.

У нас до сих пор жив атавизм советского времени: мы хотим ездить на хорошей машине и хорошо одеваться, но наш дом вовсе не обязательно должен быть хорош. Мы не экономим на очках, но экономим, извините, на унитазе. Это вызывает у меня удивление. 

ОЧ: Хотя, как известно, разруха в головах начинается с разрухи в клозетах. Неужели это до сих пор так?

ОА: Есть разные люди; такие тоже встречаются. Но я с ними просто не работаю. 

ОЧ: Вы считаете, что если человек не готов к дизайну, ему не нужно его навязывать?

ОА: Абсолютно.

ОЧ: Вы не считаете своей миссией привить людям вкус?

ОА: Я немножечко преподаю в Архитектурной академии, и у меня есть маленькая-маленькая, но высшая миссия: научить молодых ребят творчески относиться к своей жизни. 

ОЧ: Где в нашем городе вам нравится бывать? 

ОА: У нас в России есть международный конкурс Interia Awards. В этом году премию конкурса получили молодые дизайнеры и архитекторы Дарья Воронцова и Сергей Ларионов, причём самую престижную зону этой премии — диплом трёх союзов: Союза художников, Союза дизайнеров и Союза архитекторов. Они получили её за фотостудию 7.05. Это тот пример, в котором, по моему ощущению, интерьер совершенен. Ничего не добавить, не убавить. Он достоин и радует глаз. 

ОЧ: Какие сейчас существуют тенденции в дизайне интерьеров? 

ОА: У меня в это раз было ощущение, что кризис, который был в Европе, пошёл на пользу с точки зрения дизайна. Он избавился от лишнего и превратился в очень простой, изысканный и тонкий, тонкий и в прямом, и в переносном смысле — почти везде появились тонкие линии, столешницы и полки стали почти невидимыми. Для того чтобы сделать просто, надо очень хорошо потрудиться, и простота, до которой дошёл сегодняшний дизайн, требует колоссального, титанического профессионального труда. 

Технологии стали более изощрёнными и позволяют сделать новые вещи, от которых замирает сердце. Например, мы можем не покрывать металлом поверхности кухни, а покрасить их металлом, и кухня приобретает матовый приятный оттенок. При этом она чистая, экологичная, и всё с ней выверено и точно. 

Классический дизайн, каким мы привыкли его видеть — канделябры, золочение, серебрение, патина, кракле и всё остальное — становится дешевле, а минималистский стал дороже. Это одна из тенденций, которую я заметила.

Вторая тенденция, которая мне показалась очень интересной, это диалог. Вы как интервьюер должны понимать, что диалог — это самое сложное и ценное. Диалог материалов, который происходит в мебели — это удивительно сложное и ценное явление. Мы видим, как люди комбинируют одновременно три-четыре-пять журнальных столиков: один глянцевый, один матовый, один покрыт шпоном, другой — лаком, один в экзотическом лаке, а другой из ржавого металла. Эта игра фактур просто потрясает. 

ОЧ: У интерьера появляются не только утилитарные функции — чтобы было где посидеть или полежать. Мы в рамках форума промышленного дизайна на ИННОПРОМе встречались с дизайнером Каримом Рашидом, и он рассказал, что однажды оформлял офис компании Sony и сделал там обои, которые меняют цвет в зависимости от настроения сотрудников. Не опасно ли это тем, что мы утратим любовь к вещам в погоне за цифровым миром? 

ОА: Мир разнообразен и интересен, и люди все разные. Одним нравится классическая музыка, другим — AC/DC, каждому своё. То же самое будет и в дизайне. Я прекрасно понимаю, о чём говорит Карим Рашид, это его стиль, его манера и образ. Но есть огромное количество не менее знаменитых и не менее ценных дизайнеров, которые делают совершенно другой дизайн, и он точно так же востребован и нужен. Например, в этом году для компании Mutina один самых востребованных дизайнеров мира Патрисия Уркиола сделала коллекцию плитки, которая имитирует старые поверхности штукатурок и кирпичей Лондона. Если вы купите всего лишь квадратный метр серой плитки, вам придёт 64 плитки разного серого цвета, и когда вы их выложите, они начнёт мерцать. Каждая плиточка немножечко разной толщины, чтобы вы получили не идеально ровную поверхность, а поверхность, которая вибрирует и живёт. Это совершенно другой подход, и за ним будущее.

Мы должны иметь право на выбор. Как мы помним, выбор — это самое сложное, что у нас есть в жизни. Но именно это и определяет мировоззрение человека.

Для иллюстрации сюжета о проекте фотостудии Дарьи Воронцовой и Сергея Ларионова использованы интерьерные фотографии Юрия Лишенко и Аскара Кабжана.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^