Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,00$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,00$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,00$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Третья серия. «Преемники»

×
Капиталисты. 25 лет спустя 3 апреля 2014 в 16:30
Проблемы с видео?
В материале:

Лепинских Борис, Процюк Александр

А также

Волков Леонид, Иванов Алексей, Рожков Андрей, Грей Дэвид, Иноземцев Владислав, Павлов Анатолий, СКБ Контур, E96.ru

Где находится та тонкая грань, которая отличает два поколения предпринимателей, и что движет сегодня молодыми львами и старыми волками на просторах екатеринбургской бизнес-саванны.

Смотрите также:

Первая серия. «Колыбель»

Вторая серия. «Равнение на Запад»


Так начинается утро Бориса Лепинских в его маленькой «однушке» в спальном районе Екатеринбурга. Примерно в такой же квартире у него когда-то был хоум-офис, где со своими друзьями восемь лет назад он ещё студентом создал интернет-магазин E96.ru.

В 2014 году его компания попала в список крупнейших российских компаний в электронной коммерции журнала Forbes. Оборот за прошлый год превысил 140 миллионов долларов.

Это книжка, которую должен прочитать любой человек, который хочет зарабатывать, продавая в интернете. Она не про Тони Шея и не про компанию Zappos, она про философию, которая мне очень близка: делать деньги на довольных клиентах, на счастье других людей. Она так и называется: «Доставляя счастье». Я прочитал её, когда она вышла в русском переводе. E96.ru тогда было уже пять лет, и я понял, что мы действовали и думали точно так же. И оказались правы.
— Борис Лепинских, основатель E96.ru


Эту книгу я не читал. Я понимаю тех, кто их читает, но это не для меня.
— Владимир Косульников, совладелец компании «СКБ Контур»

Между первородцами от IT, такими как Владимир Косульников, совладелец крупнейшего разработчика программного обеспечения «СКБ Контур», и новым поколением айтишников, которое воплощает Борис, — пропасть. Как признаётся Косульников, он построил компанию махрового советского типа, и сам он — Homo Soveticus. В его большой библиотеке не может появиться Тони Шей. Здесь есть поэзия, книги по физике и философии.

Этот пример как нельзя лучше иллюстрирует то, о чём мы хотим поговорить в этой серии проекта: где та тонкая грань, которая отличает два поколения предпринимателей и что движет сегодня молодыми львами и старыми волками на просторах екатеринбургской бизнес-саванны.



Когда появлялись первые компании, был вакуум. Им было сложнее, потому что они были по-настоящему новаторами. А перед нами есть все возможности. Сейчас увидеть какую-то возможность легче, среда насыщенней, в ней больше взаимоударений, а найти что-то новое в ненасыщенной среде гораздо сложнее.
— Борис Лепинских, основатель E96.ru

В глубине души я не знаю, кто мы там. Мы остались советскими, но я хочу надеяться, что современные молодые предприниматели всё-таки будут русскими предприниматели. Они поймут, что живут не в Америке, а в России, и будут действовать сообразно условиям, где они живут.
— Владимир Косульников, совладелец компании «СКБ Контур»

Владимир Косульников последние десять лет мучительно ищет смысл жизни в философии и даже алхимии. А год назад он пришёл к религии — крестился — и, кажется, наконец нашёл для себя ответы хотя бы на некоторые вопросы.

Православная вера стимулирует неприметные на первый взгляд реформы в бизнесе. Владимир Косульников хочет создать it-компанию не по американским лекалам, а исконно русскую, которая будет базироваться на том духе, который был получен при крещении Руси тысячу лет назад, но при этом слова и действия её будут актуальны.

Категория духа мало понятна его подчинённым — людям с алгоритмическим мышлением, — но Владимир Косульников как князь Владимир верит в то, что это возможно.

Моё желание — чтобы здесь был воплощён тот дух, который был при крещении Руси. Он развился не до конца, сегодня он не развит, и это очевидно. Но у него есть большой потенциал, в отличие от духовных стремлений Европы и Америки, которые находятся на последнем издыхании.
— Владимир Косульников, совладелец компании «СКБ Контур»

Точная примета нашего времени — бесконечная цепь рождающихся и умирающих стартапов: полезных и бесполезных, готовых и в стадии вечной идеи, бурление, которого и в помине не было ещё десять лет назад. Ты лузер, если твой стартап не на ярд, ты лузер, если твой рынок — всего лишь страна, а не мир.

Александр Процюк, владелец небольшой уральской it-компании Zavod, решил попытать счастья в Силиконовой долине. Мы встречаемся с ним за пару дней до отъезда в Штаты.

У нас много хороших предпринимателей. Многие из них жили в Америке, чтобы получить новое видение бизнеса. Например, Тиньков, который шесть лет прожил в Америке, но это не помешало ему создавать продукты в России, которые были первыми в своей нише.
Я еду прежде всего расширить свой кругозор и сломать стеклянный потолок, который есть у многих предпринимателей, годами сидящих на одном месте. Я научился зарабатывать деньги в Екатеринбурге, больше меня это не вдохновляет.
— Александр Процюк, владелец it-компании Zavod

В 2012 году Борис Лепинских продал 51% своей компании крупнейшему стратегическому инвестору всего российского е-коммерса IQ One Holdings. Сумма сделки не раскрывается. Вся она, до последней копейки, ушла на развитие. И пусть теперь его личная доля в родном E96.ru значительно меньше, зато есть возможность стать игроком №1 в российской интернет-торговле.

Мы знали, что продав одну часть, мы сделаем другую часть гораздо дороже, что, собственно, и произошло. Покупатель, как по книжке, нашёлся сам. Если у тебя есть хороший, прибыльный бизнес, то покупатель найдётся и предложит деньги сам.
— Борис Лепинских, основатель E96.ru

За те пять месяцев, что Александр Процюк провёл в Силиконовой долине, он зарегистрировал компанию и сделал проект для американского рынка. Там же он отметил своё 30-летие. Мечту или, точнее сказать, задачу, которую перед собой ставил, пока не выполнил.

Мне интересен миллиард. Долларов, естественно. Когда-то я хотел сделать это до тридцати. Сейчас мне 29. Наверное, тогда до сорока.
— Александр Процюк, владелец it-компании Zavod

Леонид Волков — знаковая фигура для уральского it-рынка. Он выходец из «СКБ Контура», который он покинул, когда стал депутатом городской думы. После был венчурным инвестором, а потом попал в политический водоворот — возглавлял штаб Алексея Навального на столичных мэрских выборах. Вот уже полгода живёт в Люксембурге.

Любой переезд в другую страну — это сначала воодушевление, потом разочарование, а потом выход на нормальную жизнь. Я сейчас в фазе воодушевления, потом, очевидно, будет стадия разочарования, но я к этому морально готов, и меня это всё не очень смущает.
Когда я ехал в Люксембург, я не очень думал о том, что из 365 дней в году здесь 300 дней пасмурные. Это, конечно, сказывается. Это очень дорогая страна: высокие цены в кафе-ресторанах, ещё какие-то моменты. Но в целом количество плюсов для меня в лично-бытовом плане кратно перевешивает количество минусов.
— Леонид Волков, основатель Projector Ventures

Леонид уезжал в Люксембург, чтобы работать в компании Next Stop Ventures. Это был переход от локального инвестора к крупному венчурному капиталисту. Но сегодня он наёмный работник и занимается развитием бизнеса другой компании — «Артек».

Наш фонд не сложился. Венчурного фонда у нас нет… У меня сначала было некое разочарование и расстройство по этому поводу. Я думал, что хочу делать VC, а делаю какие-то 3D-сканнеры. Но сейчас я ужасно рад, что так случилось. Оказывается, то, что я делаю, то, куда я попал, — это просто самая интересная работа на свете, потому что 3D-революция — это очень большая тема.
Мне хотелось получить опыт международного ведения it-бизнеса, и я его получаю.
— Леонид Волков, основатель Projector Ventures

Что меня сильно радует в европейском и мировом it-бизнесе — это всепоглощающее чувство нормальности. Когда ты в России общаешься со стартапером, с инвестором, с партнёром, то всё, о чём ты должен думать, одна из важных вещей, о которой ты должен думать, — это какие у него тараканы. Реально у каждого, и я не исключение, есть какие-то кармические тараканы. 99% людей, с которыми я встречаюсь по тому же самому it-бизнесу здесь, умопомрачительно, до великолепия, до безобразия психически нормальны. Пока в этом не поваришься, ты не можешь это начать ценить. Прекрасно, когда слова означают то, что они означают, когда ты с человеком договорился, вы разошлись, и это выполняется без всякой задней мысли, без этих «А что это было? А что он на самом деле сказал? А что он имел в виду?». Этого всего нету. Это потрясающе! Если российский it-бизнес или корпоративная культура преодолеет своих тараканов, это будет грандиозный шаг вперёд.
— Леонид Волков, основатель Projector Ventures

Интернет-предприниматели и айтишники неслучайно выбраны героями этой серии. В них ярче всего отражается отличительная черта последней предпринимательской волны: они не привязаны к территории, не укоренены в ней и могут работать из любой точки мира. Такова специфика их бизнеса. Бывшим красным директорам, таким как Анатолий Павлов, это не будет понятно, пожалуй, никогда.

Видимо, кто-то нашу землю так сильно раскручивает — такое ощущение, что мы сильно увлеклись. Надо остановиться и подумать. Подумать о душе, подумать, что у нас есть родина. Мы космополитами становимся: мне пофиг где жить, лишь бы мне было хорошо. Нет, нельзя так быстро жить. Надо задумываться.
— Анатолий Павлов, основатель НП «Объединение заводов ФИНПРОМКО»

Старая генерация — суперуспешные промышленники вроде Козицына — это всё-таки наследие Советского Союза.
Вряд ли, конечно, мы полностью утратим нашу промышленность и перейдём на изготовление софта. Промышленность всё равно останется, причём такая очень-очень кондовая и основательная. Другое дело, мне представляется, что весь этот софт, который мы будем изготовлять, так или иначе будет связан с промышленностью. Это будет не программа для айфона, а программа для прокатного стана.
— Алексей Иванов, писатель, философ


Есть предпосылки к тому, что IT будет становиться серьёзной частью экономики, будет давать серьёзный вклад в ВВП. Мы видим, как компании выходят на IPO — Яндекс, Qiwi. Я верю, что IT как индустрия займёт важное место в экономике страны.
— Борис Лепинских, основатель E96.ru

Этот политический строй оставляет мало свободного места для развития бизнеса. IT до последнего времени было сектором, который развивался относительно свободно. Он мог себе позволить немножечко игнорировать ограничения реального мира благодаря своей виртуальной сущности. В последнее время это не так. Мы видим атаки на «ВКонтакте», на Яндекс. Ситуация меняется.
В то же время могу сказать, что некоторые из моих скептических прогнозов не подтвердились, чему я был рад. Например, я был очень скептически настроен по отношению к ФРИИ и его инкубатору. Мне казалось, что государство принципиально не может заниматься такими вещами. Но я рад видеть, что, кажется, я ошибаюсь, потому что там собралась крутая команда, которая реально делает прикольные проекты. По отзывам знакомых, которые побывали в акселераторе, там всё работает хорошо. Да, как и предсказывалось, из-за деятельности ФРИИ в России осталось ещё меньше места для малого венчурного бизнеса. Государственный сектор проник туда и полностью отъел эту тему. Но в целом это пошло на пользу рынку и стартапам.
— Леонид Волков, основатель Projector Ventures

Андрей Горбатов — из Екатеринбурга. Он работал здесь журналистом на самом первом бизнес-канале, когда в стране ещё не было РБК-ТВ. Он рассказывал про тех, кто начинал бизнес, и своими глазами видел, как проходили рейдерские захваты в области. А потом уехал в Москву, и жизнь развернулась неожиданно.

Скажем так, я частный инвестор. Я один раз удачно угадал курс то ли рубль/евро, то ли рубль/доллар, а может быть, оба курса — сейчас не помню. Заработанные деньги я вложил в активы, которые сейчас, наверное, что-то где-то стоят в этой стране. Это блок-пакет в компании «Прямо с фермы» — это крупнейший в Москве розничный продавец продуктов питания с фермы через интернет. Есть маленький ресторанчик — ну это так, игрушка. Есть музыкальный проект, это лейбл, который мы сделали с рэпером Сявой.
— Андрей Горбатов, в 2000-х — журналист, освещал рейдерские захваты в Екатеринбурге

После работы в инвесткомпаниях «Открытие» и «Антанта-Капитал» и карьерного взлёта до исполнительного директора Андрей Горбатов решил завязать с фондовым рынком. Это перестало быть такой выгодной историей, как раньше. Похороны своей карьере и фондовому рынку он устроил весёлые: профинансировал запись песни рэпера Сявы и сам написал текст одного из куплетов.

Я даже хотел назвать эту песню «Прощальная». Мы со Славой, с Сявой в смысле, сделали песню «Финансы». Она такая, первый куплет про пацанчиков, а второй уже более осмысленный, за жизнь. Думаю, кто финансисты — поймут.
— Андрей Горбатов, в 2000-х — журналист, освещал рейдерские захваты в Екатеринбурге

Дмитрий Устинов — необычный тип промышленника. До 2004 года он был совладельцем свердловского «Молочного кита», а ныне он акционер крупного фармацевтического завода «Алиум», который вошёл в пятёрку российских лидеров по производству инфузионных растворов. Дмитрий с другом купили и возродили пустующую шесть лет подмосковную фабрику. Сегодня «Алиум» влился в фармхолдинг, который строит АФК «Система» — один из китов, на которых стоит весь российский бизнес.

Но из Екатеринбурга в Москву Дмитрий переехал вовсе не из-за фармацевтического завода, а потому что мечтал попасть в шоу-бизнес. Тогда он сменил кресло директора молочного завода на кресло водителя и администратора группы «Чай вдвоём». Заработанные на бизнесе деньги тратил на музыкальные проекты.

Деньги были потеряны. В один прекрасный момент я понял, что у меня денег вообще нету — их не то что мало, их вообще нет. И месяц, пока я снова не встал на ноги, на той машине, на которой приехал из Екатеринбурга в Москву, я таксовал. С утра вставал, ехал в час пик, собирал людей возле метро и развозил их по офисам. Потом постепенно, постепенно снова встал на ноги.
— Дмитрий Устинов, совладелец завода «Алиум», певец

Первый заход в шоу-бизнес провалился. Тогда-то Дмитрию и пришлось вернуться в бизнес более привычный. И снова деньги, заработанные на этот раз уже на фармзаводе, он тратит на свою мечту. Если раньше он продюсировал других, сейчас поёт и выступает сам. Его проект называется Monako Project.

Большинству моего бизнес-окружения в Екатеринбурге и в Москве это непонятно и странно. Многие считают, что я просто с ума сошёл. У меня есть талант менеджера, я могу дальше заниматься бизнесом и идти вместе со своими партнёрами к списку Forbes. Но мне это неинтересно. Какое-то время я переживал, пытался им объяснить, что музыка — это моё, блин, мне это нравится. Посмотрите, я же тут живу! Для них это было странно. Может, и сейчас так есть, просто с какого-то момента я перестал на это обращать внимание.
— Дмитрий Устинов, совладелец завода «Алиум», певец

В его еженедельнике теперь странное расписание. В понедельник, среду, четверг и пятницу Дмитрий — серьёзный бизнесмен, акционер завода, а по вторникам и субботам-воскресеньям — эстрадный певец. Раз в месяц он ходит на совет акционеров, предварительно отращивая волосы и пряча под деловым костюмом татуировки.

Рядом с тем местом, где проходит совет директоров, есть парикмахерская. Сейчас у меня внешний вид, когда я готов к совету директоров. Как только он у меня проходит, я выхожу, захожу в эту парикмахерскую и делаю себе совершенно другую прическу — сбриваю виски, — и я снова готов к сцене. И целый месяц я с такой причёской могу никого не шокировать.
— Дмитрий Устинов, совладелец завода «Алиум», певец

Каждая татуировка для меня что-то значит. Дракон сделан в год дракона — значимый для меня год. Luxury — так я звал свою дочку, пока она ещё не родилась. Сейчас её зовут Николь. Monako Project — проект, которым я занимаюсь. Монако — моё детское прозвище. 12/12/12 — это время, когда я решил, что никого не слушаю и иду своим путём.
— Дмитрий Устинов, совладелец завода «Алиум», певец

Если первая волна предпринимателей пошла в бизнес, чтобы выжить в трудных условиях, то сегодняшние антрепренёры делают бизнес, потому что это фан. Для них это вызов, на который они реагируют легко и играючи. 35-летние проще относятся к тому, что делают. В этом нет настроя «выдюжить любой ценой».

Если не будет фана, будет скучно. А в человеке, которому скучно, нет энергии. Бизнес тоже фан. Фан не веселье — это удовольствие, это драйв. В работе должен быть фан.
— Борис Лепинских, основатель E96.ru

Русский бизнес дошёл до той черты, когда бизнес-первородцы вот-вот уйдут со сцены по красной дорожке под аплодисменты стоящего полного зала.

Кто-то посвятит время семье, кто-то путешествиям, а кто-то будет почётным президентом компании, как Дмитрий Зимин в «ВымпелКоме». И лицо нашего предпринимательского класса станет другим.

Сейчас момент передачи собственности. Собственники либо ищут наёмных топ-менеджеров, либо передают свой бизнес детям. Полным ходом идёт эта смена.
— Лариса Гусева, основатель Урало-Сибирского института бизнеса


Я находился некоторое количество времени в среде крупной девелоперской компании. Так хозяин компании — не знаю, заканчивал ли он бизнес-школу — всегда чувствовал бизнес лучше, чем нанятые MBA-менеджеры. Человек вышел из 90-х. Видно, что его бизнес-подход лучше, чем у менеджеров, которые ограничены набором умений. Да, они важны, но всё равно MBA и бизнес-образование не меняют предпринимательской жилки.
Сегодня разрыв между менеджерами и предпринимателями колоссально велик. Чем дальше собственник уходит от управления, тем меньше увеличивается стоимость его компании.
— Владислав Иноземцев, экономист, социолог, профессор

Последняя бизнес-пятилетка едва ли уступает первым в драматичности. То, от чего мы уходили со времён Горбачёва, вернулось. Государство усиливает свою роль в бизнесе в форме госкорпораций и частно-государственного партнёрства. Сословие профессиональных управленцев, которые не умеют создавать бизнесы, но умеют ими управлять, кратно превышает количество предпринимателей, размывая их идентичность. Именно менеджеры теперь претендуют на доминирующее положение в экономике. От своих предшественников они отличаются примерно так же, как шоссейные автомобили от джипов. Предприниматели первой волны прокладывали себе путь по бездорожью. Менеджеры ездят по готовым широкополосным трассам федерального значения, где можно подзаправиться, отдохнуть и мчаться дальше.

Капитализм мы, разумеется, не построили, во всяком случае полноценный. И демократическое общество мы не построили. Но мы построили корпоративное общество. Наше общество разделено на более или менее могущественные корпорации, и цель жизни любого человека — стать целью какой-либо корпорации: корпорация тебя защитит от превратностей этого мира, спасёт, как царь, Бог и вера православная, поможет поправить здоровье, защитит родственников, позволит тебе отдыхать, даст хорошее общение, перспективы в жизни и так далее. Корпорацией может быть что угодно: УГМК, сообщество чиновников, город Москва, криминальная группировка — всё это организовано по принципу корпоративности.
Пока всё ещё не окрепло и не окостенело. Но прошёл достаточно небольшой с исторической точки зрения срок. Всё это устоится, и наше общество превратится в общество с незыблемыми традициями вроде японского или индийского с его кастами. Тогда корпорация станет кастой и невозможно будет что-то поменять до следующей тотальной революции.
— Алексей Иванов, писатель, философ


Ваша страна всегда была богатой, но умудрялась быть при этом бедной. Должно пройти 10-15-20 лет, чтобы изменения стали ощутимыми. Необходима государственная политика, которая бы создавала среду для предпринимательства, инноваций, развития высокодоходного бизнеса. У вас по-прежнему высока зависимость от природных ресурсов. Не нужно отказываться от этого сектора экономики, но нужно пересмотреть подходы к нему.
— Дэвид Грей, управляющий партнёр PwC в России


Безусловно, мы живём, с одной стороны, при капитализме, с другой стороны, как Андрюха Бриль любит говорить, у нас государственный феодализм. Однозначно в нашей стране не любят, не уважают предпринимателя, не ценят его — ни народ, который пользуется всеми этими благами (всё-таки предприниматель несёт всё лучшее, свежее, новое, хорошее), ни государство, которое совершенно не ценит предпринимателя, не помогает ему, не развивает его, не выполняет функционал, который обязано выполнять. Наша страна неблагодарная по отношению к предпринимателю. Но тем, наверное, мы крепче. Более изощрённых предпринимателей, чем россияне, тяжело найти во всём мире (смеётся).
— Андрей Рожков, девелопер, экс-владелец сети аптек «Здравник»

Для капитализма в России не было почвы. Но эти 25 лет прошли очень быстро, и в бурлящем котле быстро появился бульон со своим уникальным и специфическим привкусом. Появился новый класс людей, которые изменили нашу жизнь больше, чем декреты Горбачёва и Ельцина. Вставая по утрам, засыпая по ночам, предприниматели Урала создают свою этику каждый новый день, и в бурлящий бульон добавляются всё новые компоненты.

Где потолок для меня, я не знаю. Я не хочу его видеть, хочу, чтобы его не было. Это как в восточных единоборствах: чтобы пробить доску, нужно смотреть за неё. Будет потолок — ты в него упрёшься. Нельзя делать для своего бизнеса потолок, тогда ты будешь лететь высоко.
— Борис Лепинских, основатель E96.ru


Авторы проекта: Екатерина Дегай, Дмитрий Иванов, Ольга Чебыкина

Художник проекта: Михаил Сажаевъ

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторская работа: Иван Колташев, Виталий Кременецкий, Илья Одношевин, Максим Черных, Павел Оськин, Мурад Мурадов

Дизайн: Дмитрий Худяков

Художник: Любовь Яговитина

Композитор: Сергей Пантыкин

Текст читают: Тамара Зимина, Екатерина Дегай

Роли озвучивали: Екатерина Черятникова, Валерий Прусаков, Илья Порошин, Роман Покрышкин, Кристофер Тодд Хантли

Также проект помогали создавать: Виктория Шорохова, Людмила Яицкая, Антон Глухов, Евгения Сухова

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^