Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,00$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,00$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,00$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Елена Крюкова, директор гимназии №47, лучший директор школы России: «В обыкновенных классах у нас есть инклюзивные дети. Благодаря им другие дети становятся более добрыми, милосердным и понимающими»

×
Разговор на Малине 28 апреля 2014 в 18:11
Проблемы с видео?

Беседа в студии Malina.am об образовании, воспитании и социализации детей.

Смотрите также:

Эфир с Еленой Крюковой

Лучший директор школы России Елена Крюкова: «Когда дочери исполнилось 18, я перестала давать ей деньги. Это лучший способ перестать воспитывать поколение потребителей»

В Екатеринбурге открылась Академия достижений и карьеры. Приоритет — детям чиновников

Директор гимназии №8 «Лицей им. С.П. Дягилева» Георгий Письмак: «Работа директора — сплошная нервотрёпка. Три моих инсульта тому подтверждение»


Екатерина Дегай: Елена Михайловна, здравствуйте.

Елена Крюкова: Добрый день.

ЕД: Мне кажется, осталось очень мало людей, которые считают образование детей своим призванием. 

ЕК: Я бы сказала, что их не мало, их просто стало меньше. Работа с детьми — это не профессия, это миссия, которую нужно выполнять без остатка души, порой нервов, здоровья, всех своих сил и средств. А сегодня поколение в больше мере считает нужным иметь адекватную отдачу. 

ЕД: Скоро начнётся война за места в первых классах. Я уверена, все пойдут в девятку и во вторую школу. Но гимназия  №47 под вашим руководством дважды стала победителем конкурса «Лучшая школа России», выигрывала конкурсы «Лучшее образовательное учреждение Екатеринбурга», «Лучшая образовательная программа Свердловской области», «Элита российского образования». У вас есть знак «Почётный работник образования», а в 2013 году вы стали победителем всероссийского конкурса «Директор школы». 

ЕК: Призёром. Там десятку лучших выбирали.

ЕД: Что такое для вас хорошая школа и хороший учитель?

ЕК: У меня трое детей, и я весь комплекс строила с позиции мамы. Что бы я хотела, чтобы было у моих детей и ещё у тысячи, которые учатся у меня в гимназии? Первое — чтобы у них было счастливое детство. Уроки, оценки — это всё забывается. Остаются счастливые моменты от общения, от первой любви, от ярких событий — а это всё происходит в школе. Поэтому наша гимназия — это школа успеха и школа праздника, где мы создаём условия, чтобы каждый ребёнок нашёл нишу для своей успешности. У меня лучшие ребятки и в спорте, и в науке, и в творчестве, и добрых делах, и в лидерстве. Нужно, чтобы каждый нашёл нишу для успешности.

Второй момент — у школы должна быть душа, дух доброжелательности и взаимопонимания. Большую часть жизни дети проводят в школе, и важно, чтобы там была атмосфера их принятия, понимания и взаимоподдержки. 

И третье — школа должна давать хороший базис для будущего, ведь сегодня важно научиться учиться всю жизнь, а не закончить школу ради вуза, а потом вуз. В прошлом году мы были в пятёрке лучших школ Екатеринбурга по всем результатам ЕГЭ. 

А хороший педагог — это тот, кто от души учит ребёнка учиться. Готовые знания сегодня не нужны никому, их ребёнок может и с помощью компьютера получить. А вот научить учиться, думать, мыслить, логически простраивать причинно-следственные связи — это очень важная задача педагога. Не будем говорить о банальных вещах, но и они важны — это любовь к детям и партнёрское отношение. Сегодня дети не терпят взгляда сверху, и правильно. У каждого есть своя сильная сторона, и у взрослого, и у ребёнка. Надо найти точки соприкосновения.

ЕД: У вас семейная династия: ваша мама тоже была учителем. На вашем личном сайте мы нашли информацию о вашем сыне Иване — возможно, ему предстоит продолжить династию.

ЕК: Я бы так хотела (улыбается).

ЕД: Но ведь для парня это не самое денежное место.

ЕК: Согласна. Но у меня есть принцип: человек счастлив тогда, когда он занимается любимым делом. А у сына это правда получается. Он пишет сценарии, организует события, является старшим вожатым, и я вижу: ему это в кайф. У него горят глаза, когда он работает с детьми. 

У меня ведь тоже был 15 лет назад вопрос: уйти из образования из-за низкой зарплаты или остаться. Тогда я получила ещё одно образование, выучилась на бизнес-тренера, и основной финансовый достаток для семьи многие годы получала, не работая директором школы, а зарабатывая деньги по выходным. Мне кажется, если человеку нравится какое-либо дело, он может найти механизмы и возможности, чтобы финансово обеспечить свою жизнь. 

ЕД: Можно сейчас некорректный вопрос задам: какая у вас зарплата?

ЕК: В смысле по деньгам? 70 тысяч рублей у директора. Но это последние три года. А до этого — 10, 12, 13 тысяч. 

ЕД: В последние три года к вам изменилось отношение? 

ЕК: Изменилась система оплаты труда, принципиально изменились подходы к финансированию, и у учредителей появилась возможность премировать директоров по конкретным критериям, например, если школа проводит много семинаров. А мы учим весь город и всю область по современным технологиям, мы первыми внедряем федеральный государственный стандарт

ЕД: Ваш муж тоже работает в школе, причём он учитель физкультуры. Это история как в фильме «Москва слезам не верит», когда женщина глава семьи по финансам.

ЕК: Так и есть, не будем лукавить, все финансы семьи на мне. Но у мужа есть важная задача в семье, и роль, и почётная должность, и звание: лучший отец в мире. Очень важно за работой не потерять собственных детей. Он с двумя парнями сутками играет в футбол, волейбол, ходит тренажёрные залы. Он для парней является авторитетом. 

Много лет назад на тренинге я задала вопрос одному из израильских тренеров. Тогда у меня средний сын очень много плакал в начальной школе по любому поводу. Я спросила: «Как быть? Мальчик всё время плачет». И тогда мне сказали главную фразу: «Вы на вид умная женщина. Вы на самом деле считаете, что женщина может воспитать мальчика настоящим мужчиной?» Я осеклась. Он говорит: «Ваше единственное спасение — фраза «Как папа скажет». С той поры я себя воспитывала «как папа скажет». Постепенно у папы расправились крылья, он стал авторитетом, и сегодня он авторитет во всей гимназии, вся мужская половина на нём. Он ведёт футболы, хоккеи, мы завели новый вид спорта флорбол, которым заболели все старшеклассники. 

Если в семье есть любовь — а мы 25 лет вместе, и ради троих детей живём — и взаимопонимание, эти роли принимаются. У меня, поверьте, никогда не возникло вопроса, почему муж так мало зарабатывает. Он даёт мне возможность зарабатывать и полностью реализоваться. Это немало. Ну, если у меня так получается. А у него получается быть идеальным отцом. Это хороший вариант, понимаете.

ЕД: Директора школ часто становятся чиновниками, политиками, уходят в бизнес-тренерство. Вы никогда не думали: да ну её, эту школу?

ЕК: Не буду лукавить, мне много раз предлагали места и замглавы администрации района, и начальника отдела образования района. Но я очень чётко знаю, что моё, а что не моё, и какие у меня цели в жизни. Я много раз отказывалась. Мне говорили: «Мы не понимаем, Алёна, почему ты отказываешься, ведь это статус!» А я живой директор, мне важно делать живое конкретное дело, важно видеть детей, которые ко мне приходят, видеть, что я вместе с гимназией смогла вложить в них. 

Потом, мы расширяемся. У нас есть центр повышения квалификации учителей, огромный центр работы с дошкольниками, огромная программа работы со старшеклассниками — лидерские сборы, ночные марафоны. Я много обучаю директоров районов и города, и это не только образование, но и культура.

ЕД: Вы какое-то время стажировались в США.

ЕК: Да, и ещё в Финляндии, оттуда приехала две недели назад. Нас, лучших директоров России, наградили стажировкой в Финляндии, а там, как известно, одно из лучших образований в мире.

ЕД: А в США?

ЕК: Я семь лет назад выиграла грант и попала на стажировку в Америку. Было интересно посмотреть, потому что мы в России заимствуем инновационную американскую модель. Тогда, много лет назад, они уже писали ЕГЭ. 

Но самое главное, для чего я съездила в Америку, это реализация в моей гимназии проекта «Инклюзивное образование». В Америке я приятно удивилась, когда после звонка открылись двери классов, и в коридор выбежали обыкновенные здоровые детки, а вместе с ними выкатили ребяточек на колясках. И всем одинаково радостно, у всех одинаково хорошее счастливое детство. Тогда я подумала, что этого, к сожалению, в России ещё долго не будет. Но прошли годы, многие вещи в России поменялись, и мы стали первой гимназией в городе, которая начала реализовывать проект «Центр инклюзивного образования». У нас в начальной школе в обыкновенных классах есть по одному инклюзивному ребёночку. Это оказалось очень важным проектом, потому что благодаря этому ребёнку, у которого есть какие-то проблемы со здоровьем, другие дети становятся более добрыми, милосердными и понимающими, что нужно ценить жизнь. 
 
ЕД: У меня сейчас мурашки по коже. Это, наверное, лучший способ воспитания детей. 

ЕК: Они счастливы. Они, находясь в нашей школе, не чувствуют себя образом обделёнными, потому что мы так же, как и у здорового ребёнка, находим у них сильную сторону: один рисует, другой прекрасно декламирует стихи и успешен на сцене с нашими детками. И родители благодарны, потому что дети социализируются. 

ЕД: Расскажите, пожалуйста, и про Финляндию.

ЕК: О Финляндии можно много говорить. Они сами говорят, что главное слово в политике финского министерства образования — это слово «доверие». Государство доверяет школам, давая столько денег, сколько нужно на развитие с точки зрения школы. Аттестация кадров педагогов проходит внутри образовательного учреждения без прихода внешних специалистов, как у нас. И это правильно: кто как не директор либо члены организации могут определить категорию педагога. Там очень мощный индивидуальный подход к ребёнку: есть социальные психологи, педагоги, логопеды — то, что у нас в последние годы нивелируется. 

И ещё одна сильная сторона в Финляндии — практикоориентированность образования. У них проходит пять-шесть уроков домоводства в неделю и для мальчиков, и для девочек.

ЕД: Зачем?

ЕК: Даже если они не будут кулинарами и поварами, в семье им пригодится знать, каким средством вывести то или иное пятно, помыть окно и приготовить вкусный обед.

ЕД: Разве ребёнок не должен получить в школе знания по истории, русскому, математике?

ЕК: Это же не помимо русского и математики, просто таков учебный план, таков акцент. 

Очень много посвящено здоровью детей. У каждого блока школы есть выход на улицу, и каждую перемен детки гуляют. У них там шикарные спортивные залы. Я была на уроке физкультуры и видела, ка все пятиклассники делают колесо через одну руку и многие другие вещи. Я своим учителям физкультуры об этом рассказываю, а они говорят: «Алёна Михайловна, у нас очень больное поколение». Да, так и есть.

Многому было бы интересно научиться. Например, в школах работает организация «Финские дедушки». Финские дедушки, которые вышли на пенсию, являются помощниками учителей. У них много групповой формы работы, и педагог объясняет, а дедушка на уровне своего опыта помогает ребятам, до которых педагог ещё не дошёл. Вот это здорово. 

Ещё есть такой интересный момент в финской школе, как отсидочная. Это такая тихая комната, в которой ребёнок-финн, если он плохо вёл себя на уроке, должен тихо и спокойно посидеть с каким-либо педагогом от 15 минут до часу. И на наш вопрос: «А права детей?» нам ответили: «Всё прописано законодательно». 

Мы спрашивали у педагогов: «А если ребятки опаздывают в школу или не делают домашнее задание?» На нас смотрели огромными глазами, потому что такое редкость в финской школе. По закону финские родители очень чётко знают свои обязанности, и их очень мощно штрафуют, если они их не выполняют.

ЕД: Существует ностальгия по советской системе образования, людям кажется, что тогда учили хорошо, а сейчас плохо. У вас есть такая ностальгия?

ЕК: У меня есть ностальгия только по одному. Я выросла такая, какая я есть, в системе пионерской и комсомольской организации — это костры, огоньки, разговоры по душам. Вот по этому у меня ностальгия. Кончено, не по заоорганизованности, а по душевности, по некой организации, где были чётко прописанные идеалы. В каждом классе висели правила для октябрят: «Старших уважать, малышей не обижать». Это вещи очень мощно работали на поколение. Сегодня идеалы размыты. 

ЕД: У вас ностальгия только по душевности? Не по качеству образования? 

ЕК: Раньше была знаниевая школа. Задача была дать как можно больше готовых знаний. Но много ли мы с вами сейчас вспомним из химии, физики, биологии? А сколько времени было потрачено. Сегодня количество информации увеличивается в несколько раз в течение года, и готовая информация мало кому нужна. Тебе нужно научить ребёнка учиться, осваивать и обрабатывать эту информацию. И, естественно, быть лидером собственной жизни, лидером группы, иметь навыки проектирования. 

ЕД: В системе российского образования постоянно что-то происходит. Как вы относитесь к последним нововведениям?

ЕК: К счастью, в последние годы появляются системные нововведения. Например, полностью новый федеральный государственный образовательный стандарт. С моей точки зрения, это один из самых грамотных документов за последние 15 лет. В нём чётко прописан результат ребёночка на выходе с позиций личностных, метапредметных и предметных результатов. Вопрос в другом: кадры для этого готовятся галопом. Идеальный вариант — чтобы кадры готовились три года или пять лет, а потом мы начинали внедрять новые стандарты. Но жизнь ставит нас в такие условия, что мы уже не имеем права просто отдавать готовые знания, поэтому нам приходится на ходу внедрять федеральный стандарт, параллельно полностью переучивать все кадры, докупать новое оборудование. 

Сегодня между миссией педагога в школе и уровнем зарплаты огромный разрыв. Приходится изыскивать другие способы мотивации. Например, у нас в пятницу был день чести гимназии, и педагогов по разным номинациям чествовали «Никами». Я всегда прошу, что на поддержку самых-самых, золотого состава было большее финансирование.

ЕД: Какая в среднем зарплата у учителя?

ЕК: Средняя заплата педагога зависит от ступеней. Ребёнок в начальной школе, к сожалению, стоит дешевле, чем учащийся среднего и старшего звена. Средний уровень зарплаты педагога — это не одна ставка, а весь объём работы плюс внебюджетные услуги. Получается от 14-15 тысяч в начальной школе до 28-29-30 тысяч в старшей.

ЕД: Можно в магазине на кассе столько получать.

ЕК: Это те люди, которые, к счастью, не уйдут в другие сферы, а будут верить, что, пусть хоть медленно, как последние годы, но динамика будет. Я сравниваю с зарплатой, которая была 10 лет назад: 2-4 тысячи. Динамика есть, и мы из этой сферы не уйдём. 

ЕД: Вы сказали, что современные дети стали совсем другие. Какие они?

ЕК: Они стали более предприимчивые, самоуверенные, они чётко понимают, что им лично нужно, а что нет. Они по разным причинам гиперактивные, многие рождаются с неврологией. У них большое неумение, нежелание трудиться. Это поколение потребительства. Мы, родители, сами их к этому приучили, давая им то, чего не было в нашем детстве. Сейчас растёт поколение потребителей, которые ради других не шелохнутся и ничего не сделают. 

Мы стараемся, чтобы дети многие вещи в школе делали сами. Например, прекрасный опыт: Илюшка Бабушкин, десятиклассник, открыл свой независимый театр. Он сам ставит спектакли, сейчас у него спектакль по Зощенко. Он получает от этого огромное удовлетворение и понимает, что многие вещи в жизни реальны. 

В нашей гимназии мы даём возможность попробовать себя во многом, чтобы получить уверенность. А когда однажды получилось, хочется сделать это ещё раз. Мы предоставляем большой выбор услуг, различных кружков и секций, платных и бесплатных, чтобы ребёнок нашёл своё любимое дело.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^