Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Дирижёр Стефано Карлини: «Когда я встречаю интересное произведение, у нас начинаются отношения. Это как с девушкой — первый момент знакомства, заигрывания…»

×
Разговор на Малине 28 апреля 2014 в 18:37
Проблемы с видео?

Разговор в студии Malina.am о классической итальянской музыке  и второй жизни малоизвестных произведений.

Смотрите также:

Деян Савич, дирижёр, генеральный директор Белградского театра оперы и балета: «Если ты хочешь быть успешным дирижёром, нужно говорить на четырёх языках: итальянском, французском, немецком и русском. Это обязательно»

Главный дирижёр Уральского академического филармонического оркестра Дмитрий Лисс: «Если руководители государства люди разумные, они не станут возлагать на артистов функцию продвижения идеологии»


Ольга Чебыкина: Стефано Карлини, добрый день, Кирилл Попов, здравствуйте. Стефано, вы не впервые в Екатеринбурге, вы уже были у нас в декабре в рамках перекрёстного года туризма Россия-Италия. Тогда исполнялись Верди и Россини. Почему вы решили вернуться и что будет в этом году? 

Стефано Карлини: Екатеринбургская публика очень тепло и с большим интересом приняла наше мероприятие в декабре, и это сподвигло нас вернуться. Новый концерт будет отличаться от того, что мы представили в декабре. Это будет камерное событие для фортепиано и голоса. В рамках этого концерта зрители смогут услышать как известные, так и неизвестные итальянские классические романсы, а также песни, характеризующие различные  регионы Италии.

ОЧ: Кирилл, вы продюсер и идейный вдохновитель этого мероприятия. В чём ваш интерес? Это действительно нужно публике или это дань моде и попадание в тренд в перекрёстный год туризма? 

Кирилл Попов: Прежде всего, это творческий интерес, поскольку я не только продюсер, но и артист. Маэстро Карлини предложил нам очень интересный материал. Певцы в процессе изучения и знакомства имеют возможность исполнять то, что в России обычно нельзя услышать. Мы не просто поём по-итальянски, а в процессе работы с маэстро изучаем историю этих произведений, причём изучают все: и концертмейстеры, и исполнители, и ведущая. Италия открывается совершенно с другой стороны.

ОЧ: Наверное, сотрудничество с итальянским маэстро такого уровня накладывает отпечаток? 

КП: История нашего знакомства с маэстро началась в городе Петрозаводске, где я работал в музыкальном театре республики Карелия. Маэстро приехал на постановку оперы «Паяцы», и все артисты почувствовали, что что-то не так: к нам на концерты начали приходить итальянцы. Значит, мы должны работать более точно. Я знаком и с другими дирижёрами, и с дирижёрами из Италии, но маэстро Карлини для меня — высшая степень мастерства.

ОЧ: Кирилл, вы знаете итальянский? Недавно в этой студии был сербский дирижёр Деян Савич, и он говорил, что всегда видно, когда певец не знает языка. 

КП: Итальянский я изучал в консерватории. Весь текст, который я доношу по-итальянски, я знаю дословно. Здесь бывают другие проблемы: в итальянском есть тосканский диалект, на котором все говорят, есть венецианское наречие со своими особенностями произношения, и есть неаполитанский язык, который непонятен остальным итальянцам. Приходится думать: вот я спою, а что скажут неаполитанцы? Бывает так, что мы поём в одном характере, а маэстро рассказывает нам историю, и оказывается, что характер исполнения совсем другой.

ОЧ: Деян Савич также говорил, что русскую оперу нужно смотреть в России, так же, как и итальянскую — в Италии, чтобы все национальные особенности языка были вложены туда на родине возникновения этого искусства. Господин Карлини, как вы считаете, опера должна оставаться таким чистым жанром или мультикультурные связи, когда русский артист исполняет итальянскую оперу, а итальянский русскую, всё-таки обогащает две культуры?

СК: Музыка для меня — это жизнь. Она не может иметь никаких границ, она повсюду. Руководители оркестров, дирижёры, директоры театров не должны ставить преграды, они должны нести искусство всему миру. 

Международный обмен важен. Я поработал в России с российскими музыкантами и композиторами и собираюсь перенести этот опыт на свою дальнейшую работу, например, в США и Португалии, где я буду в ноябре. Для меня это большая честь. 

Конечно, с точки зрения языка и национальных особенностей очень хорошо знать реальность той страны, где родилось произведение, но это совершенно не значит, что нужно ограничиваться только теми странами, для которых это произведение является родным. Напротив, культура и искусство на то и направлены, чтобы нести этот опыт в мир и распространять его по всем странам не зависимо от существующих границ.

ОЧ: Вы работаете в библиотеках, с международными музыкальными архивами и ищете редкие произведения, которые не исполняются современными авторами. Откуда у вас это желание и сколько произведений вы уже открыли? 

СК: Мне очень повезло в жизни: у меня были замечательные учителя, которые привили мне любовь, страсть и уважение к музыке, так что решение искать неизвестные произведения не было спонтанным. Работа с партитурой и музыкой для меня — это жизнь, это как есть, пить и дышать. 

Так получается, что не я ищу эти произведения, а они сами находят меня, например, в письмах знаменитых композиторов, которые я люблю читать. Я встречаю упоминание каких-то произведений, композиторов, и у меня рождается любопытство. Я начинаю искать партитуру, работать в библиотеках, архивах, музеях. Иногда я открываю вещи, которые, можно сказать, даже позорят композиторов; вероятно, поэтому они и были забыты. Это могут быть ранние или неудачные произведения, и их лучше не упоминать. 

Но иногда встречаются и интересные вещи. Они выходят навстречу мне, и у нас начинается рождение взаимоотношений. Это как с девушкой: первый момент знакомства, заигрывание, я начинаю больше узнавать это произведение, играю его громче, тише. Потом появляется понимание, будет ли это интересно публике, что нам дальше делать, могу ли я представить это произведение на суд зрителя. Потом мне становится нужна помощь оркестра, и тут уже зависит от того, поверят ли мне те люди, в которых я нуждаюсь для донесения публике найденного мной произведения.

ОЧ: Редакторы нашли о вас факт, что вы коллекционируете старинную итальянскую музыку? Я как обыватель могу представить коллекцию прекрасного итальянского вина: тёмный погреб, запылённые бутылки, которые открывают по случаю важного события. А что значит коллекционировать старинную итальянскую музыку? Эти произведения видят свет на ваших семейных вечерах, вы исполняете их на белом рояле, который стоит в центре зала? 

СК: Ничего из того, что вы перечислили. Мне очень жаль вас разочаровать, но это совершенно не так (улыбается). Я не считаю это коллекцией в виде библиотеки, набора произведений. Это музыка, с которой я живу и работаю. 

Многое зависит от того, кем исполняются произведения. Каждый даёт что-то своё, каждое новое знакомство несёт положительные или отрицательные моменты. Иногда случается так, что отдельные произведения я исполняю достаточно долго, а потом оставляю их на какое-то время, года на два. А потом, по прошествии времени, я вижу их с новой стороны. 

Для меня ни музыка, ни работа не являются рутиной. Я считаю, что когда музыка становится рутиной, она умирает.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^