Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Чрезвычайный и полномочный посол Эквадора в России Патрисио Чавес Савала: «Наша страна жила лучше до экспорта нефти»

×
Разговор на Малине 24 апреля 2014 в 21:58
Проблемы с видео?

О единственной стране в мире, где есть экологическая конституция, и о том, что такое нефть — награда или проклятие.

Смотрите также:

Самуэла Изопи, первый советник посольства Италии в Москве: «Я обязательно вернусь в Афганистан в качестве туриста. Мне нравятся аутентичные места»

Полномочный посол Швеции в России Вероника Бард Брингеус: «IKEA планирует открыть ещё 20 магазинов в России»


Ольга Чебыкина: Господин Савала, добрый день. Вы приехали в Екатеринбург на форум, который организует УрГЭУ. Не так давно на нашем гостевом кресле сидел ваш коллега, посол Бенина господин Габриэль Кочофа. Он также много общается со студентами и, более того, возглавляет ассоциацию иностранных студентов России, и мы с ним много говорили о необходимости коммуникации именно с молодёжью. Вам я хочу адресовать тот же вопрос: почему вас так интересует молодёжь России?

Патрисио Чавес Савала: Прежде всего, спасибо за приглашение. Это уникальная возможность, чтобы немножко говорить о своей стране и ответить на интересные и актуальные вопросы. 

Раньше говорили, что молодёжь — это будущее страны или мира. Но на самом деле сейчас мир перевёрнут, и глобализация и социальные сети делают так, что молодёжь давно является не будущим мира, а его настоящим. Молодёжь имеет приспособления, чтобы контролировать многое. У меня есть сын, ему два с половиной года, и он уже очень шустро может пользоваться айпадом и в таком малолетнем возрасте имеет доступ к большому количеству информации. 

У нас в такой ситуации появляется ответственность уже даже не научить, а просто посоветовать, как правильно управлять теми инструментами, которыми они владеют. 

ОЧ: Официальным дипломатическим отношениям России и Эквадора 68 лет. Чем мы интересны друг другу сейчас?

ПЧС: Наверняка ваши родители говорят, что первые бананы, которые они увидели, были с Эквадора. Сейчас Эквадор по торговле с Россией занимает третье место, если не второе, из стран Латинской Америки. У нас есть огромные отношение во всех областях, в том числе в политической. В 2009 году наш президент во время визита в Россию подписал договор о стратегическом партнёрстве. И даже в другие времена, во времена Советского Союза, Эквадор на международной арене поддерживал позиции СССР. Эта взаимность и сейчас происходит, поэтому наши отношения более тесные, а перспективы огромные. Сейчас у нас ведутся очень интересные инвестиции от российских организаций, Роснефть, Газпром строят проекты, интересные для нашего социального развития. Недавно мы открыли уникальный город знания, аналог Силиконовой долины, в котором будут участвовать российские вузы. 

Я бы сказал, что спустя 68 лет наши отношения находятся на очень прекрасных моментах. Недавно, в ноябре прошлого года, наш президент приехал в Россию второй раз и встретился с Владимиром Владимировичем Путиным. У нас всё хорошо, и будет ещё лучше.

ОЧ: Эквадор можно назвать нефтяной страной. Наличие нефти в стране — это козырь, бонус, награда или всё-таки проклятие?

ПЧС: Это зависит от руководства государства. Что касается Эквадора, к сожалению, история показывает, что мы жили лучше до экспорта нефти, чем после. Конечно, она показывала какие-то интересные движения в плане развития экономики. Но она больше работала для внешних интересов, чем для внутренних интересов. 

Иногда нужно быть очень осторожным, что экспорт не отвлекал внимания от того, что народ приспособлен делать. И я думаю, что мы, эквадорцы, поняли эту проблему. Семь лет назад Эквадор поставил себе задачу поменять матрицу производства несмотря на то, что мы являемся экспортёром нефти уже почти 45 лет. Запасов нефти у нас, может быть, не больше чем на 60 лет, но уже к 2016 году мы станем страной с независимой гидроэнергетикой. Мы строим восемь гидростанций, которые будут обеспечивать наши потребности в электроэнергии и даже предоставят возможность экспортировать энергию нашим соседям. Россия в этом тоже участвует.

Сейчас Эквадор — единственная страна, которая делает экологическую конституцию. А ещё все широко открывают глаза, когда узнают, что мы уже направляем 12% ВВП на образование, потому что считаем, что деньги, полученные в результате экспорта нефти, мы должны инвестировать в будущее нашей молодёжи. 

Экологическая конституция, над которой мы работаем, немного поменяет положение человека перед природой. Мы, люди, пытаемся быть в центре мира. Но это неправда, мы всего лишь один из его элементов. Мы, конечно, важны, но без чистого воздуха, без чистой воды и хорошей земли человек существовать не будет, поэтому не надо быть такими эгоистичными. Наша конституция протежирует все эти элементы, чтобы мы могли достигать достойной жизни и делать что-то на благо страны и на благо лучшего будущего для своих детей. 

ОЧ: Не так давно мне довелось побывать в Москве на конференции по новым видам промышленности и поговорить с японским профессором о зелёной промышленности. Для России это некая диковинка, тогда как в Японии к той же мусороперерабатывающей промышленности относятся как к точке экономического роста, источнику доходов, а не просто ликвидации неких негативных последствий от производств. Можно ли говорить, что в Эквадоре уже есть зелёная промышленность? Можете ли вы нас чему-то научить? 
 
ПЧС: Я думаю, что Эквадор и политика Эквадора уже сделали свой вклад и подали миру пример борьбы против загрязнения Земли. 

Эквадор является самой биоразнообразной страной. На одном гектаре земли вы можете найти больше видов флоры и фауны, чем на всей территории Северной Америки. Но в подвале находится нефть. Есть вопрос: рисковать ли этой красотой? И не только красотой — район национального парка Ясуни даёт, практически как Амазония, 30% кислорода всему глобусу, а не только эквадорцам и тем, кто живёт рядом. 

Знаете, это похоже на собрание врачей, которые обсуждают, как правильно лечить рак, ни никто не говорит, что надо делать для профилактики, чтобы не заболеть. Это никому из великих держав неинтересно. Я думаю, что спасти мир может молодёжь, которая пока не вошла в страшные интересы и может вести профилактические процедуры, чтобы больше не допускать загрязнения мира. 

Эквадор сделал предложение на Рио+20,Рио+20 — конференция Организации Объёдиненных Наций по устойчивому развитию, которая прошла в 2012 году в Рио-де-Жанейро. Она называется так, потому что состоялась через 20 лет после встречи на высшем уровне «Планета Земля» в Рио в 1992 году. сказал: «Ребята, вы сейчас штрафуете страны, которые отправляют в воздух CO2. Давайте сделаем наоборот: будем давать призы тем, кто делает свой вклад и отправляет в воздух кислород». Семь лет назад Эквадор предлагал миру следующее: не открывать нефть под национальным парком Ясуни, Но если бы мы её добывали, мы бы получили сумму в несколько миллиардов долларов. Мы не будем этого делать, но мы будем просить всего лишь 30% от этой суммы, чтобы использовать эти деньги на исследования, как ещё улучшить окружающую среду.

ОЧ: Напоследок хочу задать вам личный вопрос. До того, как стать дипломатом, вы работали генеральным директором многих компаний, в 2003 году получили степень MBA в области управления персоналом. Тем не менее, сейчас вы занимаетесь дипломатией. Почему вы сделали этот выбор? 

ПЧС: Я считаю, что человек, который стремится к успеху, должен понимать две вещи. Во-первых, успех — это то, что ты делаешь, и за это тебе платят. То, что я делаю, мне очень нравится, потому что я имею честь представлять свою страну, и я горжусь своей страной и очень люблю то, что делает моё государство по отношению к своему народу. Поэтому я, конечно, хочу быть представителем такого государства. А во-вторых, чтобы тебе было хорошо жить, нужно, чтобы ты в день мог сделать три вещи: что-то изучать, зарабатывать деньги и кайфовать. Если не получается сделать три вещи, то хотя бы одну. 

Я считаю себя счастливым человеком, потому что мне удалось представлять мою страну и работать, чтобы укрепить отношения с той страной, где я получил в прошлом веке образование. Я очень люблю Россию, она моя вторая родина. Не потому, что мне за это платят, а потому, что я от этого получаю наслаждение. Мне нравится, когда я вижу результаты, что наши отношения стали лучше, укрепились в плане торговли, образования, науки, технологий, обороны. Сейчас мы строим центр космических наук в Эквадоре с поддержкой Роскосмоса. Я нахожусь на своём посту, и это даёт мне абсолютное удовлетворение и счастье. 

Когда кто-то говорит: «О, тебе везёт!», я отвечаю: конечно, мне везёт. Везение — это когда одновременно состыкуются два элемента: знания и возможности. Если есть знания и нет возможностей, то ты сам можешь приумножить возможности. Поэтому нужно, как Ленин сказал, учиться, учиться и ещё раз учиться.

ОЧ: Патрисио, я вас обманула, это был не последний вопрос. Господин Кочофа, о котором мы уже упоминали, более 30 лет жил в России, и он с большой любовью говорил о нашей стране. Я понимаю, что это, может быть, часть работы посла, который представляет интересы одной страны в другой. Но я хочу спросить у вас как у специалиста по любви к родине: вот у нас в России, мне кажется, есть проблема — мы не очень любим свою страну. Как вы думаете, в чём загвоздка?

ПЧС: Я бы сказал, что слово «патриотизм» иногда путают со словом «идиотизм». 

ОЧ: У нас есть ещё термин «ура-патриотизм»: закрыв глаза, любить свою родину. 

ПЧС: Патриотизм — это любовь к своей родине. А когда ты любить, ты это не решаешь, ты чувствуешь. Любить родину легко, потому что ты родился в какой-то земле, получил культуру. И то, что ты есть, результат того, что ты родился здесь. Я думаю, что все мы патриоты. Те, кто не осознают или не понимают этот патриотизм, чувствуют его, когда уезжают. Если русский человек улетает в другое место, он начинает тосковать по снегу, по рыбе, по водке, по друзьям, по русской речи. Тогда он понимает, что это его родина. 

Я имел возможность наблюдать с 1986 года и Советский Союз, и его распад, и Россию. В 90-е годы люди действительно думали, что они не любят свою страну. Сейчас я чувствую, что люди стали больше по-настоящему любить свою родину, не потому что кто-то подсказал, что это хорошо. 

Многое зависит от государства, потому что если решения государства не идут на пользу народу, народ не будет чувствовать себя уютно в своём доме и будет думать, что не любит свою страну, хотя он её обожает. Конечно, есть некоторые, которые говорят: «Я не люблю свою страну». Но они просто запутались, они просто чем-то разочарованы. И, хотя многое определяет государство, всё-таки больший процент зависит от человека, от того, как он хочет жить и как он может приспособиться к этой жизни.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^