Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Валерий Ананьев, глава компании «Атомстройкомплекс»: «С этим я буду бороться каждый божий день»

×
Разговор на Малине 21 апреля 2014 в 16:50
Проблемы с видео?
В материале:

Ананьев Валерий, Атомстройкомплекс

Самый известный строитель Урала начинает крестовый поход на уральских теплоэнергетиков.

Смотрите также:

Эфир о годовом собрании Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей

Фоторепортаж: Главные капиталисты Урала

Евгений Куйвашев: «Особенную актуальность сегодня имеет установление связей с новыми субъектами Российской Федерации — республикой Крым и городом Севастополь»

Генеральный директор «Группа Синара» и председатель совета директоров СКБ-банка Михаил Ходоровский: «Любой бизнес приходит к пониманию, что нужно что-то менять»

Сергей Скуратов, генеральный директор авиакомпании «Уральские авиалинии»: «Мы ожидали, что с приходом «Роснефти» цены станут разумнее. Этого не произошло»

Анатолий Сысоев, вице-президент СОСПП: «Стоит забрать у банков 12 триллионов рублей, и тут же на 50% рухнет производство страны»

Председатель правления Уральского банка Сбербанка России Владимир Черкашин: «Мы пережили колоссальные изменения. Это и промышленная, и технологические революции вместе взятые»


Ольга Чебыкина: Валерий Михайлович, добрый день.

Валерий Ананьев: Добрый день.

ОЧ: Хочу вас поздравить: союз вас наградил за активное участие в его жизни и деятельности.

ВА: Спасибо.

ОЧ: Сегодняшние выступления спикеров, конечно, нельзя назвать дискуссией, форма доклада всё-таки, превалировала, но тем не менее, высказывались достаточно острые и откровенные мысли. По-моему, это хорошо. 

ВА: Да, это вообще отличает трибуну союза промышленников. И когда мы собираемся президиумом, приглашаем правительство, и когда откровенные разговоры идут в рамках, допустим, нашего строительного отдела, куда мы приглашаем представителей и города, и администрации области, как правило, разговор бывает достаточно острый. А иначе как что-то решить? По-другому ведь быть не может.

ОЧ: Уже почти год, как был решён спорный и достаточно болезненный вопрос неразграниченных земель. Они были переданы в ведение МУГИСО. В нашем эфире министр строительства Свердловской области Виктор Киселёв сказал следующее: «Застройщики Екатеринбурга сегодня имеют земли на 20-25 миллионов квадратных метров жилья, на которых можно совершенно спокойно строить и не заглядывать в будущее». Вы разделяете этот тезис?

ВА: Я очень уважаю нашего министра, у меня с ним давно сложились хорошие деловые взаимоотношения, он не новичок в министерстве. Но у каждого на этот своё мнение. В будущее заглядывать всегда надо. 

Один из пионеров нашего бизнеса, один из моих учителей говорил: «Валера, ты не должен лечь спать, не подумав о будущем». Я эти слова очень хорошо помню и считаю, что любой руководитель, конечно, должен заглядывать в будущее и думать о завтрашнем дне. Не могу сказать, что сегодня вопросы земли меня полностью удовлетворяют. Да, действительно, у нашей компании достаточно земли для работы, но мы, конечно, надеемся, что земли будет больше, она будет дешевле и добраться к ней будет легче.

ОЧ: Какой земельный объём был выставлен на аукцион в прошлом году?

ВА: Эти цифры есть в открытом доступе. Это намного меньше, чем нам надо. Мы всё время говорим о 100 гектарах. Эта цифра такая не потому, что нам надо 100 гектаров, и мы тогда будем много строить. Это нужно для того, чтобы цена на рынке земли, в первую очередь вторичном, была ниже. Потому что после аукционов со стоимостью по 200 миллионов за гектар купить что-то дешевле невозможно. А ведь земля, особенно в городе, занята — промышленными предприятиями, индивидуальными строениями, которые, мягко скажем, не отвечают генплану города. Когда мы приходим к этим людям с предложением приобрести у них участок, потому что на нём надо построить что-то другое, они смотрят на аукционы и говорят: два-три миллиона за соточку заплатите, тогда и будем разговаривать. Ну и что вы хотите, какая будет после этого стоимость квадратного метра, если даже неподготовленная земля, которую ещё надо юридически привести в порядок и подвести к ней все необходимые коммуникации, сегодня столько стоит. 

Объём земли на торгах — это не только обеспеченность строительных компаний работой в будущем, но и цена квадратного метра. Поэтому чем больше предложение на аукционе, тем дешевле земля и тем ниже себестоимость.

ОЧ: Какие районы для застройки больше всего интересны вашей компании в Екатеринбурге?

ВА: Мы строим во всех районах Екатеринбурга, и я очень благодарен жителям Екатеринбурга и Свердловской области за то, что они всегда активно включаются в строительный процесс. Я даже не могу сказать, где жильё более востребовано. Обычно когда мало земли в каком-то районе и большой спрос, возникает дефицит и появляется район повышенного спроса. Это, конечно, центр города, Орджоникидзевский район — в первую очередь Уралмаш, наш любимый Пионерский посёлок и ВИЗ — те места, где меньше всего свободной земли и выше всего спрос.

ОЧ: Существует дорожная карта по улучшению предпринимательского климата в сфере строительства. Сегодняшний интерактивный опрос на собрании показал, что 55% присутствующих её оценивают не слишком хорошо. Но ваши коллеги говорят, что это нормально.

ВА: Наш президент сказал, что бизнес всегда достаточно критично относится к власти, поэтому эту ситуацию можно воспринимать как нормальную. 

ОЧ: По инициативе как раз союза промышленников и предпринимателей применяются меры по снижению административных барьеров. В строительной сфере это, например, сокращение сроков оформления земельных участков. Дорожная карта, разработанная МУГИСО, призвана снять все эти препоны. Как вы думаете, насколько детально она проработана и будут ли предложенные механизмы эффективными?

ВА: Я думаю, что любая дорожная карта — это руководство к действию, это регламент. Но по ходу дела всё равно возникают вопросы, потому что я не могу сказать, что сегодня всё хорошо. 

Скажу откровенно: подготовленной земли просто нет. Сегодня, когда мы покупаем землю на аукционах и нам выдают технические условия, мы начинаем в них разбираться, и оказывается, например, что тепло туда должны провести поставщики тепла, между которыми нет конкуренции, и мы не можем выбирать. И наши любимые теплоэнергетики нам говорят: «Мы проведём тепло в 2018 году». Мы говорим: «Так мы сдаём дом в 2015-м». — «Это не наше дело». Мы спрашиваем: «Можно ли поставить газовую котельную? Это то же самое электричество». Они отвечают: «Нет, нельзя. У нас есть план развития города — здесь должны быть магистральные сети, централизованное отопление, вы не можете этого делать». А мы уже аукцион выиграли, землю купили, а тепла у нас нет. Нам навязывают тепло, которое будет через три года и по цене в три раза выше. Я отвечаю за свои слова. 

Нужно заплатить в среднем от 30 до 60 миллионов за то тепло, которое, может быть, когда-нибудь появится в доме. А газовая котельная стоит в три раза дешевле, есть высокотехнологичное оборудование и масса фирм, в том числе и у нас, которые умеют монтировать и эксплуатировать это оборудование, но — нельзя. Ну как с этим не бороться? Я, конечно, буду бороться с этим каждый день, потому что это невовремя сданные квадратные метры, удорожание себестоимость и повышение конечной цены. С этими препонами будет серьёзная борьба, и мы как союз промышленников будем вести её по всем фронтам. С этим мы точно не будем мириться.

ОЧ: Строительство жилья для сотрудников предприятий стало новым рынком для застройщиков. Есть успешные примеры: будет строиться целый квартал для «Святогора» в Красноуральске, Северский трубный завод также строит жильё для своих сотрудников. На ваш взгляд, это серьёзный мотивационный механизм для решения кадровых вопросов предприятий?

ВА: Конечно, мы считаем, что это очень серьёзно. Мы считаем, что с жилья надо начинать. Если человек знает, что у него всё в порядке дома, ему есть куда прийти и есть перспектива улучшения жилищных условий, конечно, он будет работать на этом предприятии. На нашем предприятии есть такая же программа, и если к нам обращаются, мы стараемся всячески помочь предприятиям для реализации их программ. 

У нас есть хороший опыт работы с Каменск-Уральским металлургическим заводом. К нам обратились с просьбой построить дом для своих сотрудников, но сказали, что могут только субсидировать людей, дать им первоначальный взнос, а после того, как дом будет построен, рабочие смогут заключить ипотечный договор и заплатить за свои квартиры. То есть нужно было начать строить, получив при этом только первый обеспечительный взнос в размере 10%, а рассчитывались с нами ближе к окончанию дома. Мы с удовольствием пошли на такой контакт, зафиксировали совсем невысокую цену — по-моему, она не превышала 31 тысячи рублей за квадратный метр, это на пределе нашей себестоимости. Тем не менее, мы реализовали дом более 12 тысяч квадратных метров. Я считаю, это очень удачно, такие примеры вдохновляют. Мы помогли предприятию, предприятие помогло своим сотрудникам, мы получили заказ — я считаю, все в выигрыше.

ОЧ: Мне кажется, роль союза как гаранта в таких договорённостях велика. В прошлом году проект по Красноуральску обсуждался в присутствии губернатора — и вот он начал реализовываться. 

ВА: Союз промышленников — это авторитетная организация, которая не берётся за невыполнимые вещи. Тому, что она гарантирует, конечно, можно верить. 

ОЧ: Ваш проект в Среднеуральске — это, судя по всему, не только жилая недвижимость, но и целый оазис, удобный для каждого жителя. Для бизнеса там предусмотрено всё вплоть до офисов и технопарка. Будет ли этот проект, при удачной его реализации, масштабироваться в другие города?

ВА: Конечно, мы мечтаем реализовать проект в Среднеуральске, и у нас есть такие же проекты. Недавно мы приобрели 250 гектаров земли недалеко от Двуреченска, рядом с водохранилищем, очень красивое место. Мы планируем построить там целый новый город, и, конечно, понимаем, что там должны быть и рабочие места, а не только социальная инфраструктура. Мы мечтаем создать там сельскохозяйственный кластер, затащить туда учёных, сельхозакадемиков вместе с их студентами, настроить им жилья, общежитий, кампусов, построить цеха для переработки сельхозпродукции, притащить туда предприятия сельского хозяйства. Как только станет более-менее понятно с первым проектом, мы сразу же начнём заниматься вторым. А пока делаем проект планировки, готовимся.

ОЧ: То, о чём вы говорите, это гораздо больше, чем строительство в классическом понимании. Вы до сих пор можете назвать себя строителем, или это уже что-то другое? 

ВА: Вы знаете, я бы не хотел менять статуса (улыбается). Должность строителя меня вполне устраивает. Слово «архитектор» расшифровывается как «главный строитель». Что может быть почётней?

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^