Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владимир Якуба, генеральный директор кадровой компании Tom Hunt: «Когда нужно найти мобильный телефон любого топ-менеджера, достаточно просто поговорить с его секретарём»

×
Разговор на Малине 11 апреля 2014 в 18:21
Проблемы с видео?

«Охотник за головами» — о том, сколько стоит топ-менеджер, где и как его найти, а также что, кроме денег, может быть мотивацией для работы.

Смотрите также:

Эксперт по тайм-менеджменту Глеб Архангельский: «Свою книгу о тайм-менеджменте я писал по коллекционным ежедневникам конца XIX века»

Александр Фридман: «Первый признак профессионала — 100% результат минус форс-мажор»


Екатерина Дегай: Владимир, здравствуйте.

Владимир Якуба: Здравствуйте, Екатерина.

ЕД: Вы громко называете себя чуть ли не главным хедхантером страны. Это кадровое браконьерство? 

ВЯ: Даже кадровый бандитизм.

ЕД: В нашей стране существует рынок хедхантеров?

ВЯ: Да, рынок существует. Хедхантерство пришло к нам с Запада, как все новомодные вещи, хотя это явление было и в советское время, просто называлось другими словами. Тогда это было «я знаю одного человечка, сейчас попробую его найти», а сейчас — хедхантинг, executive search и другие новомодные термины. 

Задача простая: надо закрыть кадровый вопрос. Например, вам в телекомпанию необходимо найти человека на некую должность: главного редактора, журналиста, директора проекта. У вас два варианта. Первый — искать классически, например, позвонить знакомым, посмотреть работные сайты, разместить объявление на столбах — вдруг сработает? К такому варианту прибегают чаще всего, однако он не всегда может увенчаться успехом. Вам приходится выбирать из двух-трёх ваших знакомых или людей, которых вы нашли на работных сайтах, а если вам никто не понравился — всё, рынок закончился. 

Есть план Б, так называемый план хедхантинга. Это значит, что нужно работать по технологии, поэтапно. Как строят дом — проектируют, делают дизайн, вбивают сваи и так далее. Здесь так же. Нам необходимо понять, из каких десяти компаний можно переманить нужного человека, выбрать из них четыре, найти телефоны и звонить. Переговорить с секретарями, узнать у них, как зовут нужного вам человека. Потом переговорить с кандидатом, узнать его мобильный телефон — он сам его расскажет или секретарь даст, они очень разговорчивые девушки и ребята. А дальше предложить кандидату то, что может быть вкусным и интересным.

ЕД: Есть и обратная сторона хедхантерства — антихедхантерство. Что это такое?

ВЯ: Антихедхантинг — это забота о бренде вашей компании, о лояльности ваших сотрудников, о том, как сделать так, чтобы вам, Екатерина, кто-то позвонил и вы сказали: «Молодой человек, пожалуйста, не обращайтесь ко мне с такими предложениями. Я могу порекомендовать вам пару нетрудоустроенных знакомых, но лично мне вряд ли что-то будет интересно, потому что я работаю вот на таком (показывает большой палец) телеканале».

ЕД: То есть это внутренняя работа с персоналом.

ВЯ: Да. Здесь важно то, что вы ответите, потому что лично я до вас всё равно доберусь. Но я доберусь, а многие мои коллеги — нет. Если бы я работал в этой сфере два-три года, мне было бы тяжелее, потому что существует защита секретарями. 

ЕД: Сложно ли переманивать людей, особенно с топовых должностей? Какие аргументы вы используете, какие золотые парашюты предлагаете? 

ВЯ: В сфере хедхантинга я работаю 11 лет, у меня были сотни кейсов, но есть один, самый яркий, которым я им горжусь и с удовольствием о нём рассказываю.

ЕД: Это про 12-ю строчку Forbes?

ВЯ: Да. Этот человек в прошлом работал в Екатеринбурге, его зовут Андрей Анатольевич Дубовсков. Так сложилось, что 10 лет тому назад, в далёком 2004 году, я работал в маленьком кадровом агентстве RC Group в Нижнем Новгороде. Я позвонил ему на работу, прошёл секретарей, узнал его имя — это было не так сложно, — познакомился с ним. Он работал директором компании Tele2 в Нижнем Новгороде, в его подчинении было порядка 40 человек. Компания была небольшая, №4 на рынке после большой тройки сотовых операторов. Мотивация у него была не самая лучшая, около 100 тысяч рублей — для первого лица это классическая не большая и не маленькая сумма. Я предложил ему выйти на работу в МТС, он согласился и вышел на должность директора филиала компании МТС. Его заработная плата выросла на 15-20%, правда, количество подчинённых стало не 40, а 150. Моя деятельность на этом закончилась. 

Этим примером я хотел бы проиллюстрировать, что хедхантеры выполняют лишь маленькую роль переключения человека с одной задачи на другую, чтобы дать ему возможность расти. Андрей Анатольевич после этого стал директором макрорегиона МТС с центром в Екатеринбурге, проработал здесь несколько лет, дальше стал директором МТС всей Украины, и, как вы могли прочитать в журнале Forbes, он стал президентом компании МТС в России, странах СНГ и Восточной Европы. Сейчас, судя по Forbes, в рейтинге самых высокооплачиваемых топ-менеджеров России 2012-го года он занимал 12 строчку, а в рейтинге 2013-го года занимает 16 строчку. Называется цифра в семь миллионов долларов в год. 

ЕД: Сколько стоит топ в Москве и в Екатеринбурге?

ВЯ: Я могу провести относительное сравнение. В Москве ценник для руководителя среднего и высшего звена обычно на 70-150% выше, чем в Екатеринбурге. Если вы в Екатеринбурге получаете, условно, 100 рублей, в Москве вы будете получать 200-220 на аналогичной топовой позиции, с аналогичных видом бизнеса и похожими объёмами. Поэтому многие и переезжают в Москву.

ЕД: Вы можете назвать точную цифру, сколько получает топ-менеджер в Екатеринбурге?

ВЯ: Мне сложно назвать цифру, потому что в разных отраслях она может отличаться. Одно могу сказать: руководитель, который занимает должность директора по продажам, и генеральный директор — это две наиболее оплачиваемые должности. Очень близка к ним позиция финансового директора. С небольшим отрывом, чуть ниже — директор по маркетингу. Средняя цифра для человека, который управляет компанией с количеством сотрудников от 200 человек и больше, бизнес которого находится в пятёрке топовых регионов по динамике, — 150-230 тысяч. В Москве выше на тот уровень, который я назвал. Правда, в Москве и масштаб компании будет больше.

ЕД: Как вы заманиваете топ-менеджера? Находите телефон через секретаря, звоните, организуете встречу?

ВЯ: Я могу вам продемонстрировать.

ЕД: Давайте.

ВЯ: Куда звоним? Одна ремарка: я всегда звоню по реальным вакансиям. Если у вас существует вакансия, мы будем её закрывать. Мы ни с кем не шутим, всё по-настоящему.

ЕД: Реальных вакансий сейчас, честно говоря, на канале нет. 

ВЯ: Тогда на перспективу. 

ЕД: Давайте поищем журналиста.

ВЯ: Хорошо. Это не топ, но приближенный к земле, с такими даже часто сложнее. Для топов слова «я хедхантер, занимаюсь подбором персонала» вполне ожидаемы, а когда людям со средним уровнем дохода или чуть ниже звонит человек со стороны, у них сразу появляется главный вопрос: как он меня нашёл? И подозрение, что это может быть проверка службы безопасности. Больше скажу: топов переманивать легче, чем простые позиции. С простыми позициями больше объяснений, а топам всё понятно. 

Ну что, журналист. Из какой компании? Пока вы думаете, я зайду в Яндекс или Гугл и найду телефон организации. Больше мне ничего не нужно. Дальше моя цель — найти журналиста, который вам интересен. 

ЕД: Я должна назвать конкретную фамилию?

ВЯ: Нет, конечно, я сам всё узнаю. 

ЕД: Хорошо, давайте позвоним на телекомпанию «Четвёртый канал».

ВЯ: Хорошо. Я забиваю с поисковике «Четвёртый канал». Нашёл несколько телефонов, этого достаточно. (Набирает номер) У нас будет два этапа. Сначала я переговорю с секретарём и узнаю, как зовут нужного журналиста, а потом свяжусь с журналистом. Вам какой-то отраслевой журналист нужен? 

ЕД: Снимающий.

(по набранному номеру отвечают): «Четвёртый канал», добрый день».

ВЯ (голосом начальника): Добрый день, будьте добры ваш почтовый адрес.

«Четвёртый канал»: 620144, Екатеринбург, Хохрякова, 104, девятый этаж.

ВЯ (в сторону): Мы задаём два отвлекающих вопроса. (продолжает разговор по телефону) Индекс не расслышал, ещё раз.

«Четвёртый канал»: 620144.

ВЯ: Ага. И девушка у вас там есть, журналист, она на съёмках выездных работает, не помню, как зовут — то ли Елена, то ли Светлана… Кто у вас там есть?

«Четвёртый канал»: Вы хотите, чтобы я вам всю редакцию перечислила?

ВЯ: Да нет, конечно, там девушка у вас есть. Ну или переключите на редакцию, сам решу тогда.

«Четвёртый канал»: Переключаю на новости.

ВЯ: Давайте-давайте. (в сторону) Новости пойдут? 

ЕД: Да, вполне.

Новости «Четвёртого канала»: Алё?

ВЯ: Добрый день, вас как зовут?

Новости «Четвёртого канала»: Юля.

ВЯ: Юля, вы журналист?

Юлия: «Четвёртый канал», новости, да.

ВЯ: Понял. Юлия, я там с девушкой разговаривал, не с вами… Не помню, она тоже новостями занимается, уже как минимум два года работает. Мы давно говорили. Кто у вас там есть?

Юлия: Как зовут девушку-то вашу?

ВЯ: Да я не помню.

Юлия: А вы откуда звоните?

ВЯ: Из Екатеринбурга, откуда. 

Юлия: Нет, вы какая-то организация, просто житель?..

ВЯ: Да нет, можно сказать, просто житель, для сюжета могу быть интересен вам.

Юлия: Рассказывайте, что у вас.

ВЯ: Да мне нужно… Я расскажу: я занимаюсь подбором персонала, хедхантингом. Но у меня вопрос другой: Светлана или Елена у вас есть вроде бы? 

Юлия: А! У нас есть и Светлана, и Елена. Елена в командировке, Светлана пишет текст. 

ВЯ: Ага, что-то я запутался. Так, Елена в командировке… Вот наверное Лена звонила. Уехала, да? Ага. А Светлана на месте?

Юлия: Она пишет текст. Какая Светлана?

ВЯ: Их несколько, по-моему.

Юлия: Нет, у нас нет нескольких Светлан, только Светлана стажёр, и всё. 

ВЯ: А, значит, нет. Юлия, а вы давно в компании работаете, да?

Юлия: Ой, давайте я просто расскажу Светлане, что вы звоните.

ВЯ: Сейчас, Юлия, одно мгновение. (в сторону) Мы знаем три имени. Знаем, что есть девушка-стажёр, она нам не интересна. Елена в командировке, с ней можно потом поговорить. Давайте мы сейчас поговорим с Юлией, которая взяла трубку, чтобы узнать, как она отреагирует. (возвращается к разговору) Юлия, слышно меня, Юлия? Такое интересное конкурентное предложение. Я, собственно, поэтому так нахрапом и набираю номер, потому что вы интересный человек в сфере. У меня два варианта, Юлия. Если вы работаете в компании больше, чем два года, а мне интересен человек с опытом…

Юлия: Да, больше.

ВЯ: …то два момента. Первое: может быть, вы кого-то можете рекомендовать? Да или нет, это вам виднее. И второй вариант: так как у нас и с оплатой всё интересно, и местонахождение…

Юлия: Я понимаю, но вы сначала опишите продукт, который вы презентуете. 

ВЯ: Речь идёт о телеканале «Малина». 

Юлия: А, о телеканале «Малина». Так бы и сказали, что вы с «Малины», мы с ними знакомы.

ВЯ: Ну я вот на них работаю в данный момент, меня наняли, чтобы решать кадровые вопросы. Правда, у нас недолгий проект, но у меня есть задача. По вам лично мы можем в следящий раз созвониться, может быть, через какое-то время, не обязательно сейчас. Через полгода или через несколько дней.

Юлия: Нет, конечно, звоните, мы никому не запрещаем.

ВЯ: Запишите мой мобильный, чтобы у вас под рукой был, Юлия. (Диктует номер, заканчивает разговор)

ЕД: Честно скажу, задача у вас была лёгкая, потому что «Четвёртый канал» является нашим партнёром, и все журналисты телекомпании знают о нашем существовании. А если бы мы поставили вам более сложную задачу? Например, в нашем городе есть человек по имени Владимир Пухов. Он до недавнего времени был руководителем СКБ-банка, но покинул этот пост. Предположим, я владею банком и хочу пригласить Владимира Пухова на работу. Вы смогли бы найти его телефон?

ВЯ: Конечно. А он сейчас работает?

ЕД: Нет, человек больше не работает в СКБ-банке.

ВЯ: Но работал раньше. Значит, надо позвонить в СКБ-банк и попросить его телефон. 

ЕД: Ну попробуйте.

ВЯ: Хорошо, давайте попробуем. 

У хедхантеров есть внутренний кодекс этики. Если компания является твоим клиентом, ты туда не звонишь и никого оттуда не переманиваешь. Если бы Владимир Пухов был сотрудником компании, я бы вам сказал, что не буду туда звонить. Но раз он покинул компанию и сейчас на свободном рынке, я туда позвоню и попрошу рекомендации. 

Есть несколько вариантов. Можно найти его в социальных сетях и написать. Какой бы человек ни был, это не президент России, чтобы за него помощники писали. Скорее всего, он есть или в LinkedIn, или на фейсбуке, или, может быть, «ВКонтакте».

ЕД: Насколько я знаю, у него нет профиля в фейсбуке.

ВЯ: Не исключаю. Если нет профиля в фейсбуке, значит, надо дозваниваться, узнавать телефон приёмной. Там его прошлые секретари точно знают его мобильный телефон.

ЕД: Думаете, поделятся?

ВЯ: Говорите откровенно, по какому поводу вы им звоните. Это понятный повод, который может быть ему интересен. В худшем варианте они оставят ваш телефон и сообщат ему. Тут планов Б предостаточно. Можно переговорить с другими директорами департаментов в СКБ-банке, которые с ним контактировали. Ну, два звонка, три звонка, четыре звонка вам придётся сделать, но кто-нибудь да сдаст его мобильный, поверьте.

(звонит в СКБ-банк)

СКБ-банк: СКБ-банк, здравствуйте. Меня зовут Екатерина, чем могу помочь?

ВЯ (голосом начальника): На приёмную Зибарева переключите, пожалуйста. 

Екатерина: Скажите, пожалуйста, по какому вопросу?..

ВЯ: Это Владимир Александрович. На секретаря, на помощника мне нужно.

Екатерина: Владимир Александрович?

ВЯ: Да-да-да. Этого достаточно.

Екатерина: Минуту, пожалуйста.

ВЯ: Угу. (в сторону) К сожалению, с секретарями нужно говорить немножко грубовато, нагловато даже, слишком уверено, чтобы она поняла, что мой уровень тоже как минимум зампредседателя правления. Мол, не вступайте со мной в полемику, потому что я могу и наехать. Если сейчас кто-то в приёмной есть, она переключит. Хотя у колл-центров самая главная установка — не переключать, если не назвали имя. Если сказать просто «здравствуйте, переключите меня на председателя правления» — кто вы такой, отправьте, пожалуйста, своё письмо на info@идите_далеко.ру. 

Голос из телефона: Добрый день, слушаю вас.

ВЯ: Да, здравствуйте. Меня Владимир Якуба зовут. Я с приёмной говорю, правильно?

Голос: Да, да. 

ВЯ: А вас?

Голос: Меня зовут Наталья.

ВЯ: Наталья, да. Наталья, я к вам по такому достаточно неординарному вопросу. Я хедхантер, я руководитель компании Tom Hunt, занимаюсь подбором персонала. Мне необходимо с Владимиром Пуховым переговорить по поводу возможного предложения для него. Я просто знаю, что он в СКБ-банке уже не работает. Как мне это сделать, Наталья, можете ли вы меня выручить, помочь мне в этом? Предложение для него лично.

Наталья: Я поняла. Я, к сожалению, совершенно никак не контачу с Владимиром Игнатьевичем. Если вы вышлете информацию, я смогу найти способ, как её переправить.

ВЯ: Отлично, отлично, хорошо. Как мне это сделать? может, мне записать ваш телефон, скинуть вам смской свой емейл? Как мне сделать лучше?

Наталья: Лучше в электронном виде, конечно.

ВЯ: Да, конечно. Я пишу почту вашу.

Наталья: Адрес info@…

ВЯ: Ага, хорошо…

Наталья: skbbank в одно слово, точка ру.

ВЯ: А точно вы эту почту ведёте?

Наталья: Напишите: «переправить для Владимира Игнатьевича».

ВЯ: Ага, и там ему перешлют, да?

Наталья: Да.

ВЯ: Тут, знаете, суть того, что предложение, сами понимаете, по работе, конфиденциальное. Я не уверен, что мне клиент разрешит пересылать на info всю суть. Как мне тогда быть?

Наталья: Какой ещё вариант вы хотите предложить?

ВЯ: Оставить свой мобильный телефон, чтобы он перезвонил, если для него возможные предложения актуальны. Запишете?

Наталья: Пишу.

ВЯ: (называет номер). Владимир Якуба.

Наталья: Поняла.

ВЯ: Я буду благодарен, если вы в ближайшее время передадите. Наш разговор займёт, думаю, несколько минут, и там да — да, нет — нет. 

Наталья: Владимир, по возможности.

ВЯ: Конечно, понимаю вас, да. Наталья, как думаете, сегодня… Хотя сегодня уже почти шесть часов вечера — сегодня вечером можете ли как-то передать, или, может, завтра утром?

Наталья: Передать сегодня — нет, конечно.

ВЯ: Завтра утром, да? 

Наталья: Завтрашний день — да, как вариант.

ВЯ: Ага. Я почему спрашиваю: у меня план А — это дождаться звонка, план Б — найти другие методы. Я найду, но это время, просто нужно ли. Чтобы никого не тревожить, лишних людей, сами понимаете. 

Наталья: Я поняла.

ВЯ: Одному директору позвонить, другому… Хорошо. Я тогда буду ждать завтра информации. 

Наталья: Хорошо.

ВЯ: Мне достаточно будет короткой информации. Спасибо. До свидания, Наталья.

Наталья: Всего доброго (кладёт трубку).

ВЯ: Вот видите, не всё сразу. Когда речь идёт о таких людях, как Владимир Пухов, достаточно правильно переговорить с его бывшим секретарём. Скорее всего, именно она работала в приёмной и выручала его по разным задачам. Однако с точки зрения этики ей лучше всего сказать, что она не знает его телефон, или это неудобно, или, может быть, он сменил номер. Но она-то его точно найдёт, вы уж поверьте.

ЕД: Наверное, нужно ей ещё раз позвонить и сказать, чтобы она всё-таки не беспокоила Владимира Игнатьевича. Сделаем это после эфира, чтобы не ставить в неловкое положение ни Наталью, которая любезно согласилась помочь, ни его самого.

ВЯ: Да, я уже собрался предложение делать, стал вспоминать клиентов. Как я могу поступить: я переговорю, пойму, актуально или неактуально предложение. Если актуально, то какие есть позиции. Например, он скажет: мне интересно работать в таких компаниях, как A, B, C, D. А я, например, могу знать или председателя, или одного из акционеров, или, может быть, вице-президента по персоналу. 

ЕД: Я так понимаю, вас заинтересовал этот человек.

ВЯ: Настоящий хедхантер должен ловить кандидатов, которые нигде не светятся. А он вряд ли где-то светится со своими резюме.

ЕД: Безусловно. Ему, наверное, даже неприлично будет где-то размещать своё резюме.

ВЯ: По рейтингу в сфере хедхантинга считается, что если вы разместили резюме на работном сайте, это значит, что вы так себе кандидат, вы активно ищете работу и вас не хантят. Средний вариант — это вы завели профиль в LinkedIn или Профессионалы.ру. Это нормально. Но вот если вас нигде нет, это высший пилотаж. 

ЕД: Вы консультируете большое количество компаний: «Лукойл», «М-Видео», российский офис HP. Есть ли различия в подходах к разным компаниям? 

ВЯ: Если я буду вспоминать все кейсы, наша передача будет длиться очень долго. 

С «Хьюлет-Паккард», наверное, был самый необычный кейс. Он связан с хедхантингом наоборот. Компания HP в 2009 году обратилась в Tom Hunt, чтобы решить кадровую задачу следующим образом: у них работал человек, занимающий топовую должность с очень приличным уровнем дохода. Он был директором департамента программных решений в России и странах СНГ, проработал в компании семь или восемь лет. Он достаточно лояльный, в нужном возрасте — ему лет 35-37, с блестящим резюме, никаких вопросов с точки зрения карьеры к нему нет. Однако так сложилось, что пост президента компании занял другой человек. Ну и что-то, видимо, не сложилось внутри, и было принято решение, чтобы директор департамента покинул компанию. Когда с людьми хотят расстаться по-хорошему, говорят: Екатерина, вот вам энное количество окладов, давайте дружить, вот мой мобильный. А когда расстаются очень по-хорошему, нанимают хедхантинговую компанию, которая занимается проектами по аутплейсменту. То есть компания напрягается и ищет предложение, о котором вы мечтаете. 

HP пришли к нам с таким запросом. Они провели небольшой тендер, и оказалось, что на рынке есть несколько компаний, которые предоставляют такие услуги. Мы были среди них, и кандидат сам выбирал, кто ему больше нравится. Наша компания ему понравилась больше. Они заключили с нами контракт, и мы начали выполнять эту работу. Через 10 месяцев топ-менеджер из HP вышел на работу в компанию SAS. 

ЕД: 10 месяцев?

ВЯ: Да. Это топовая позиция, серьёзные предпочтения кандидата, поэтому я не хвастаюсь, что мы сделали это за 15 дней. Кстати говоря, сам кандидат нас очень не торопил. Ему так хотелось отдохнуть! Он поездил, пожил за городом, не спеша походил на собеседования. Ну и сами понимаете, на подобные должности проводится три-четыре поэтапных собеседования, которые могут растягиваться во времени. 

ЕД: Сколько времени нужно, чтобы найти топа? 

ВЯ: Средний срок закрытия вакансии — три недели, если работать по стандартам, а не в носу ковыряться и «ВКонтакте» сидеть. И если клиент поставил тебе задачу, не жадничает и хочет закрыть эту вакансию. 

ЕД: В нашу студию приходит много бизнесменов, и все они говорят, что сейчас кадровый голод просто страшный, талантливых людей на рынке мало. Это правда?

ВЯ: Отчасти. Это связано с двумя факторами. Первый — сейчас 2014 год. 20 лет назад был 1994 год. Какая рождаемость была в 94-м году? Провал. 35-40-летние уже выросли и занимают должности повыше. Молодняк, конечно, есть, но его приблизительно в два раза меньше, поэтому он существенно более избирательный.

ЕД: Все говорят, что молодой персонал сейчас просто невозможный.

ВЯ: Наглеют.

ЕД: Да. 

ВЯ: И они имеют на это право. Было бы мне 20 лет, я бы поступал точно так же. Спрос рождает предложение. Если на меня, молодого парня, который выпустился из вуза, спрос пять вакансий, и все хотят принять меня на работу, что я начну делать? Торговаться и наглеть. Я скажу: ребята, меня зарплата в 20 тысяч не устраивает, давайте мне сразу оклад 25 тысяч и такой же бонус в конце месяца. А если не нравится, ищите дальше. И так в каждой компании. Хотя одна да согласиться. А может быть и парочка. Это первый фактор. А второй — помните, с чего мы начинали: большинство подбирает персонал стандартно — объявления расклеивают или размещают в интернете, спрашивают по знакомым, в соцсетях смотрят. А круг поисков ограничен — это чаще всего круг людей, которые потенциально могут искать работу. Вам нужны безработные? Нет. Вам нужна дерзкая Юлия, у которой всё хорошо, которая прекрасно знает свою сферу деятельности, никуда не собирается переходить, потому что руководство её очень ценит, и она суперпрофессионал. 

Выбирайте хедхантинг. Это не такой дорогой инструмент, если вы делаете его сами.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^