Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Художники Игорь и Екатерина Пестовы: «В системе Das Kapital всё сводится к получению прибыли, что ведёт к дегуманизации общества»

×
Разговор на Малине 10 апреля 2014 в 18:00
Проблемы с видео?

О новой выставке в Ural Vision Gallery, несчастье жить в эпоху перемен и о том, как вера и терпение помогают удержаться на плаву.

Смотрите также:

Выставка шведских художников об уральской индустриальности: искусство как дипломатическая миссия

Художник Виталий Пушницкий: «Я заставляю картины двигаться навстречу людям»


Людмила Яицкая: Выставка Das Kapital, которая сейчас проходит в Екатеринбурге, ретроспективна. В ней собраны работы за последние десять лет, в ней вы раскрыли проблемы и вопросы капиталистического мира. Эта тема интересна и нам, и нашим зрителям, поскольку мы запустили проект «Капиталисты. 25 лет спустя». Что вы нашли в этой теме интересного?

Екатерина Пестова: Мы считаем, что мы живём в новой утопии. И эта утопия обязательно закончится драматически и трагически, как и все предыдущие. Почему это происходит? Потому что человек отрывается от реальности. Он начинает быть фанатиком этой утопии. Фанатиком комфорта, как это происходит в нашей цивилизации.

ЛЯ: Капитализм — это утопия?

ЕП: Конечно. Почему мы назвали выставку Das Kapital, как труд Карла Маркса? Мы не являемся коммунистами, наши политические взгляды мы называем антиутопией. Художник должен быть реалистом, он должен покопаться в реальности и найти какие-то универсальные понятия и смыслы. Это обязательно строится на гуманистической основе. Если это построено на идее, оторванной от реальности, то мы обязательно столкнемся с трагедией. Мы считаем наше время трагично. 

Мы находимся в эпицентре, в кульминации утопии Das Kapital. Уже начались империалистические войны, люди рассматриваются как биоматериал, о чём и говорит одна из наших работ — триптих «Избиение младенцев». Мы взяли как пример некую глобальную медицинскую корпорацию. Одна из частей триптиха называется «Биоматериал», другая «Создание правильного человека», а в центре мы видим полотно без конца и края, где изображены дети. 

ЛЯ: Расскажите о вашей работе на тему общества потребления «Цивилизация». 

Игорь Пестов: Там простая формула — жизнь между Бухенвальдом и супермаркетом. Там всё видно, всё в гневе. 

ЕП: Эта работа была выставлена на конкурс Кандинского в 2008 году. Это тоже триптих, но мы сейчас её выставляем как самостоятельную работу.

ЛЯ: У вас есть очень «мясные» работы, которые называются «Любовь», «Нежность» и «Невинность».

ЕП: Это серия «Нежность» — петербургский нуар, чёрный юмор. Это такая нежность, от которой мурашки по коже. Это повседневная нежность, она не придумана художником. 

Если вы придёте на рынок и увидите там плоть, она будет сексуальна, она просится на блюдо. Приходите в ресторан, а там каре молодого ягнёнка с тимьяном. Вы же не удивляетесь таким вещам. Мы заострили эту тему художественными методами через эстетику, сделали произведения острыми. Увеличили голову, сделали огромного кролика, размером с антилопу. И получилось другое прочтение.

ИП: В работе «Любовь» есть два винта. Это реальные отношения меду людьми. Это касается не только гендерных отношений, но и просто отношений между людьми в жизни. Это вскрытие обывательского состояния, когда всё сверху так красиво, симпатично упаковано, может быть, пошловато и китчево — а внутри, между людьми, мясо рубится. Настоящие эмоции, настоящая агрессия, которая закрыта и запрятана.

ЛЯ: Мы не можем показать триптих Das Kapital, потому что там есть нецензурная лексика. Для зрителей расскажу, что это три картины, состоящие из надписей. Примерное содержание первой — «Пошёл ты», второй — «Трудись в поте лица, очень много работы», и третьей — «Не лечите меня». Идеология принесения себя в жертву ради труда в поте лица сейчас явно прослеживается в творчестве музыкантов — например, у группы «Ленинград» в песне «Менеджер»: «Тебе повезло, ты не такой, как все, ты работаешь в  офисе». Об этом же много говорит Алексей Иванов. Он считает, что для нашего края, для Урала, труд — это единственный способ развития территории. Близка ли капитализму идея трудоголизма, постоянного труда? И близка ли она вам? 

ЕП: По сути, кручение белки в колесе — это единственное, что требуется от вас в системе Das Kapital. Разве нет?

ИП: Чтобы человек поменьше переживал и думал. Сейчас начался наезд на гендерные отношения: нужно, чтобы люди не сталкивались вместе. Ваша личность должна быть стёрта.

ЕП: Вы механический элемент.

ИП: Важно отлучить детей от родителей, чтобы они жили отдельно, чтобы была стёрта ваша идентификация, ваш род, откуда вы, принадлежность к стране. Вы должны быть оторваны от всего. И потом вам подаётся красивая рекламная картинка. За этим содержится эксплуатация ваших чувств, физических возможностей и инстинктов. 

ЕП: Самое главное инстинктов. Вся реклама работает на этом, в ней всегда есть элемент, обращённый к вашему инстинкту. На этом зарабатываются большие деньги, потому что человек  тянется к чему-то, делает всё инстинктивно.

ЛЯ: Как появилась идея скомбинировать капитализм, искусство и бизнес? 

ИП: Задача художника — рассказать о времени и о себе через собственные средства жизни. Das Kapital — это даже критика, это рассмотрение феномена в реальности, в которой мы живём. Как и чем она кончится? Мы пытаемся влиять на неё, пытаемся что-то поправить, спасти кого-то или что-то. Но время меняется. 

Мы рассматриваем данность. Когда художник берётся за кисть, его задача — избавляться от личных желаний и параной и рассматривать всё холодно и жёстко.

ЛЯ: Мы живём в мире тэгов. Какими тэгами можно обозначить капитализм, изменяющийся на протяжении десяти лет? Каким он был раньше и какой он сейчас? 

ЕП: Есть такое выражение — несчастье жить в эпоху перемен. Наше поколение из одной утопии перешло в другую, когда была сломана идея коммунизма и светлого будущего. Люди очень верили, что изменится эстетика, изменится жизнь, она станет более комфортной, мы будем подключены ко всем благам цивилизации. Теперь мы живём в цивилизации потребления, где происходит перебор. Например, мы заходим в супермаркет и видим то, что, может быть, видел Снейдерс. Это известный художник барокко, который висит в Эрмитаже. Он рисовал мясные и рыбные рынки, где вся эта снедь вываливается на вас, как из рога изобилий. Собственно, такая же снедь вываливается и в супермаркетах, но она вся пластмассовая. 

ИП: Ценности Das Kapital — это секс, власть и деньги. Они не удовлетворяют дух.

ЕП: Да, секс, власть и деньги — это инстинктивные вещи. Человек не может жить одними инстинктами. У нас есть на выставке работа, которая называется «Семья». Там изображены побитые яйца, обычные, в фабричной упаковке. Можно сказать, мы так трагично пошутили. Что это такое? Это намёк, что будущее в некотором смысле как инкубатор. Семья, собственно, уже не нужна. Достаточно создавать правильных людей и воспитывать в инкубаторах. Таким образом в них воспитываются ценности, которые нужны. Иначе человек будет просто, как человек.

ЛЯ: Чем больше в искусстве свободы, тем оно более верное и настоящее. Это так?

ИП: Вера — одна из составляющих личности, потому что верить очень сложно. Оказывается, сложно уметь мыслить позитивно, легче мыслить негативно. Легче себя жалеть, мыслить деструктивно, тогда не нужно двигаться. На диванчике так дёрнешься: «Ох, я такое придумал, и я это сделаю». А действительность мне этого не позволяет, или я себе не позволяю. Упал, горюешь и приятно наслаждаешься страданиями. Кстати, очень приятная вещь — наслаждаться страданиями. Может помочь только вера и второй инструмент — терпение.

ЛЯ: В ваших работах, как мне показалось, есть вызов и несогласие с системой. Вам приходилось сталкиваться с цензурой?

ИП: Как-то сняли две работы с выставки, но это мелочи, потому что есть правило «18+» и с ним нужно считаться. 

В 90-х годах, когда всё сменилось, наши кораблеводители современного искусства считали, что современное искусство должно выглядеть именно так, как оно выглядело. А вот живопись — это устаревший момент, он неадекватен действительности, те, кто этим занимается, не очень умные люди, так мыслить не современно. В то время выступить с живописью как средством позиционирования себя было вызовом. На премии Кандинского мы рискнули. Хорошо, там был смотритель всех русских музеев Франции, ему было всё равно, он смотрел на художественную форму.

ЛЯ: С 2004 по 2010 год вы вели блог под названием «Вторчермет». Сейчас он в спящем режиме. Этот блог о художественной жизни Санкт-Петербурга, он рассказывал всей стране о креативном кластере города, объединял художников, вы организовывали совместные выставки и фестивали. И зачем вы решили объединить художественное сообщество?

ЕП: Мы хотели поделиться этим, потому что мы были участниками сообщества. Мы писали изнутри, писали даже некую арт-критику, но индивидуально. 

ИП: Были локализованные группы, и наступил момент объединения.

ЕП: Наш блог помог изменить арт-структуру. Раньше были локальные группы — там работали, тут работали в разных локальных средах и не знали друг о друге. В нашем блоге все перезнакомились и стали организовывать какие-то проекты.

ЛЯ: Возникает когнитивный диссонанс: «Вторчермет» — это Екатеринбург, завод, металл. И с другой стороны, культурное сообщество Санкт-Петербурга. Как эти вещи совместились?

ЕП: Так получилось, что Игорь после окончания художественной академии два года прожил в Екатеринбурге, немного преподавал в художественном училище. Он оказался в оторванном от арт-среды месте, в разбитой квартире и всем известном рабочем районе Екатеринбурга. Ничего не оставалось, как жить там. Само собой получилась медитация, познание и постсоветская энтропия вот этих бараков, домов, пятиэтажек, хрущёвок.

ИП: Приведу слова Бориса Рыжего: «Спехуци, тюрьмы, общежития, хрущёвки, красные бараки. Сплошные случаи, события, убийства, хулиганства, драки».

ЛЯ: Сообщество в Петербурге поняло эту мысль?

ЕП: В Петербурге всё время спрашивают о том, что такое Вторчермет. Мы отвечаем, что это вторичный чёрный металл и его переработка. Мы перерабатываем свои мысли и отливаем новые детали для новых механизмов.

ЛЯ: Каким образом художник должен говорить, чтобы его слышали? И какие шансы у одного художника из региона быть услышанным? 

ЕП: Рождение искусства, я считаю, в какой-то мере идёт по запросу. 

Могу сказать пару слов о Екатеринбурге, свежие впечатления. Город динамичный и столичный. Нет ощущения, что здесь дух старины и пасутся коровы. Город проснулся, город двигается, и он требует эстетики. Такая тема, как бархатные шторы, ламбрекены и диваны здесь уже давно вразрез, не вписывается. Мы сделали такое наблюдение: простые люди на улице стремятся к чему-то острому, большему, чем мир искусства. 

Мир искусства спит. Допустим, если художник работает на улице, у него другие законы, у него другие действия будут, потому что он в опасности. Его могут поймать, у него должна быть правильная краска, на ветру она должна правильно задуваться, у него должны быть правильные трафареты. Игорь попробовал, и мы хотим продолжить этот опыт. Хотим работать шрифтами и не шрифтами. Но лучше не рассказывать, это будет сюрпризом.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^