Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,28$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,28$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,28$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Финансист Виталий Калугин о действиях Центробанка: «Повышение ставки временное, но нет ничего постояннее временного»

×
Разговор на Малине 5 марта 2014 в 23:02
Проблемы с видео?
В материале:

Калугин Виталий

Почему экономическая ситуация в России в меньшей степени связана с ситуацией на Украине.

Смотрите также:

Финансист Виталий Калугин: «Уже поздно менять рубли. Девальвация неизбежна, и это единственный способ выполнить наши обязательства»

Александр Татаркин, директор института экономики УрО РАН: «Снижение рубля — политическое решение по поддержке экспортёров»

Руководитель представительства государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в УрФО Андрей Сергеев: «На сегодняшний день в фонде агентства более 150 миллиардов рублей»


Ольга Чебыкина: Виталий, здравствуйте.

Виталий Калугин: Здравствуйте.

ОЧ: Я не буду скрывать, что сегодня в качестве эксперта на этом месте должны были сидеть не вы. Я надеюсь, вы меня простите за такую откровенность и не обидитесь на нас. 

ВК: Ни в коем случае.

ОЧ: Отдельная благодарность вам за смелость. Поясню для зрителей: мы ещё вчера запланировали разговор о том, что происходит в экономике, с титулованным авторитетным человеком. Он попросил заранее выслать вопросы. Кончено, в нашей стране сложно отделить мух от котлет и политику от экономики. Но ситуация в моменте такая, какая она есть: есть Украина, есть реакция на наши действия со стороны ЕС, со стороны США, есть наши ответные санкции и угрозы. Очень странно было бы говорить о том, что на курс рубля влияет, например, погода или что-то ещё. Тем не менее, предложено было говорить именно об этом, не упоминая слов «Украина» и «Киев». Это была бы странная беседа. Я рада, что вы согласились на беседу в адекватном формате. 

Сразу обозначу цель: я хотела дать некие простые рекомендации для нашей аудитории и найти ответы на вопросы, куда бежать и что делать и попробовать разобраться в причинно-следственных связях. 

Итак, начало недели уже назвали чёрным понедельником. Евро прибавил за сутки 64 копейки, а доллар 54. Беспрецедентная ли это ситуация? 

ВК: Да, ситуация беспрецедентная. В августе 2008 года, когда мы стали воевать с Грузией, рынок упал всего лишь на 6%. Вчера мы в моменте достигали потерь до 14,5%. Это довольно большие деньги, примерно 100 миллиардов долларов капитализации.

ОЧ: Достиг ли рубль дна?

ВК: Нет, фундаментально совершенно нет. Мы стоим на определённом уровне, но рубль обречён на медленное сползание.

ОЧ: До каких пределов?

ВК: В зависимости от цены на нефть. Пока она 100-110 долларов за баррель, мы будем болтаться в районе примерно 36-37 рублей за доллар. Но я думаю, что в связи с последними событиями нефть будут давить вниз, соответственно, рубль будет автоматически идти вверх. 

Для нас санкции не важны, мы не сильно зависим от экономических факторов западного мира. Всё зависит от цены на нефть. Вот если они обидятся на нас, как в 1984-85 году, и подружатся, например, с Ираном, и нефть автоматически упадёт в район 60-80 долларов за баррель…

ОЧ: Распространено мнение, что причина нынешних экономических событий кроется в макроэкономических проблемах нашей страны. Просто чиновникам её удобно связывать с ситуацией на Украине и громкими политическими заявлениями. Как вы считаете?

ВК: Я совершенно с эти согласен, потому что, действительно, наша экономика довольно-таки архаична, и чтобы отвлечь от этой ситуации обывателя, надо дать ему внешний раздражитель. Я думаю, что это будет актуально ближайшие три-четыре-шесть месяцев. Ближе к осени мы почувствуем на себе повышение тарифов ЖКХ, инфляцию от падения курса рубля. В общем, это будет накапливаться.

ОЧ: В чём истинные причины этой беспрецедентной ситуации?

ВК: Ситуация стала беспрецедентной в силу своей непредсказуемости. В данном случае я готов присоединиться к мнению, что непредсказуемость политических событий на экономику влияет крайне угнетающе.

ОЧ: Тогда прошу прокомментировать вас действия Центробанка, конкретно повышение ставок.

ВК: Повышение ставки, конечно, временное. Но нет ничего постояннее временного. Я думаю, что это всё приведёт к увеличению ставок в экономике, однозначно. Будут повышены ставки по депозитам, например, в Сбербанке ставка будет 7,5% вместо 6,5%. Но на самом деле это паллиатив.

ОЧ: Сегодня официальные источники информации сообщили, что с 4 марта Российская Федерация приостанавливает покупку валюты для резервного фонда.

ВК: Ну там не такие уж и большие объёмы. Просто минфин решил не создавать давление на рубль. Они просто немножечко помогают банкам. 

ОЧ: Можно ли действия минфина назвать асимметричным или симметричным ответом, или это просто техническая экономическая мера?

ВК: Это просто мера, это никак не связано с глобальными вопросами.

ОЧ: Когда нам ждать стабилизации рубля?

ВК: Если рубль идёт на юг, как мы называем это в профессиональной среде, то есть падает, где вы его стабилизируете? Я думаю, технически у рубля нет дна, всё зависит от цены на нефть. Экономика — это большой бассейн, из которого постоянно испаряется вода в виде того, что мы, грубо говоря, относим на помойку. Соответственно, чтобы компенсировать это убывание, надо доливать воду. Доливание — это внешнее поступление валюты. В один прекрасный момент оно может резко уменьшиться или прекратиться совсем.

ОЧ: Это тот самый отток капитала, о котором говорят?

ВК: Нет, отток капитала сам по себе не так страшен, как уменьшение притока. Если у нас приток, по моим оценкам, примерно миллиард долларов в день, то отток в сто миллиардов — это чуть меньше или чуть больше 30%. Вот если цена на нефть упадёт, скажем, на 30%, это будет гораздо существеннее. 

ОЧ: Всей сейчас говорят про бегство инвесторов. Но мне кажется, что инвестор, который уже немалыми средствами вложился, за несколько дней никуда не убежит. 

ВК: В 2013 году из фондового рынка убежали все, кто только сумел. В этом году побежит капитал, который имеет кредитные задолженности. Сергей Глазьев уже сказал: мы вам деньги-то не отдадим. Поэтому тот, кто внимательно слушает, на всякий случай их заберёт. То есть не сразу заберёт, а не пролонгирует кредит, когда он будет ему погашен. 

ОЧ: Вчера эксперты заявляли, что панике поддаваться несвоевременно, потому что сколько денег уходит, столько и приходит, и никакого перекоса в сторону оттока нет. Это временное явление?

ВК: Поддаваться панике, когда всё уже произошло, бесполезно. Фондовый рынок с начала года стоял, а потом наступила какая-то точка, и он вчера переставил уровень вчера вот сюда (показывает рукой, что низко). Здесь уже что-то делать бесполезно, уже всё произошло. 

Чтобы сейчас поднять экономику, нужны меры, сравнимые с военным коммунизмом. Надо, чтобы люди повысили свою производительность. Их фактически придётся заставлять сделать это. И Глазьев к этому придёт, потому что он ультраконсервативен по своей природе.

ОЧ: Может быть, наши люди по-другому не понимают? 

ВК: Невозможно пытаться конкурировать принудительным трудом с западными экономиками, в которых труд намного производительнее, потому что он добровольный. Это тупик. До тех пор, пока люди не научатся работать, это бесполезно. Поэтому если человек не владеет навыками производительного труда или современными технологиями, кредиты бесполезны.

ОЧ: Давайте поговорим про некие серьёзные санкции, которыми нам грозят и Америка, и Евросоюз. Это и исключение России из G8, и угрозы по визовому режиму, и эмбарго. Что из этого вам кажется гипотетически возможным?

ВК: Возможно всё. Но самым эффективным будет, конечно, ограничение по визам для определённой категории лиц, которые хранят свои сбережения и активы на Западе. Просто оставить их жить в России, и всё. А ограничивать GP Morgan в выдаче кредитов нашему Сбербанку не имеет никакого смысла. Не выдадут напрямую — выдадут через какую-нибудь дочку на Каймановых островах, это не суть важно. А ограничения по эмбарго страшны только в области технологий — микроэлектроники, военных технологий.

ОЧ: Давайте перейдём к ключевому вопросу нашей беседы: куда бежать и что делать. 

ВК: Учиться. В любом случае мы где-то будем жить, что-то будем делать, нам надо поддерживать инфраструктуру, поэтому надо учиться работать руками. Давайте выйдем на улицу: мы встретим студента-экономиста, студента-юриста, девочку-менеджера по продажам. До тех пор, пока они не научатся работать руками и стоять у станка, ничего не произойдёт.

ОЧ: Я как журналист сейчас почувствовала себя неловко. Но ведь государство уже силовым путём регулирует это: гуманитарные специальности сокращаются, 

ВК: Надо сокращать в разы, а не на несколько процентов. На самом деле столько студентов нам не надо. Как минимум половина студентов должна пойти в колледжи и научиться работать руками.

ОЧ: Какие ещё долгоиграющие меры можно принять? 

ВК: Я не думаю, что стоит заморачиваться о каких-то валютных вещах. И я считаю очень, скажем так, альтернативно одарёнными людьми тех, кто вкладывается в недвижимость. 

ОЧ: Но это же постулат, на котором мы последние 20 лет едем: если не знаешь, куда девать деньги, покупай недвижимость.

ВК: Что такое кризис? Кризис — это падение стоимости активов. Чтобы кризис произошёл, надо, чтобы большой кусок активов потерял стоимость. Стоит упасть недвижимости вполовину, и всё, кризис можно заканчивать. 

ОЧ: Стоит ли среднему бизнесу брать валюту, если у предпринимателя, конечно, есть свободные деньги?

ВК: Я, честно говоря, жду через год-другой криминализации наличного валютного оборота. Вы же знаете, это быстро проходит: спустили указявку, и через неделю у нас в уголовном кодексе валютная статья. Легко. 

ОЧ: Брать ли бизнесу кредиты? 

ВК: Я бы сейчас брал валютные кредиты, но хеджировал их через биржу. Например, взять кредит, который более-менее дешёв — 7-8% годовых, захеджировать его через биржу, и через два года, когда рубль, условно говоря, будет стоить 45, кредит фактически будет по отрицательной ставке.

ОЧ: И последний, личный вопрос: в свете происходящего вы не думаете покидать родные пенаты?

ВК: А кто нас на Западе ждёт? На Запад нужно ехать, если у вас есть миллион евро и домик в Испании, чтобы можно было без больших расходов обеспечить свои потребности на ближайшие 20 лет. Но кому мы там нужны? У меня оба ребёнка учатся здесь. Максимум, на что я могу пойти, это приобрести домик с автономным отоплением, водоснабжением и с участком, где можно выращивать продукты. И потом, какая бы она ни была больная и в политическом, и в экономическом смысле, это моя родина. Я буду здесь до тех пор, пока есть какая-то надежда.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Калугин Виталий

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^