Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пекка Вильякайнен, советник президента фонда «Сколково» Виктора Вексельберга: «Когда моя 73-летняя тёща не верит в стартапы, это нормально, но когда не верят 40-50-летние, я начинаю сердиться»

×
Разговор на Малине 20 марта 2014 в 17:01
Проблемы с видео?
В материале:

Сколково

О роли стартапов в будущем российского бизнес-сообщества и позиции государства в отношении предпринимателей.


Людмила Яицкая: Господин Пекка, здравствуйте.

Пекка Вильякайнен: Здравствуйте.

ЛЯ: От главы Microsoft Стива Палмера вы получили прозвище Бульдозер. Я догадываюсь, что вас часто об этом спрашивают, и тем не менее — почему такое прозвище?

ПВ: Давайте в качестве примера возьмём стартап-тур. У меня есть опыт работы с очень сложными проектами, в которые никто не верит. Мы начали стартап-тур год назад, и надо сказать, что в России нет традиции создания каких-то проектов вместе. Но сейчас мы объединили все институты, мы проедем 26-28 городов, 42 тысячи километров. Ну и да, я Бульдозер. Я в состоянии сделать эти проекты от а до я. Может, грубо звучит, но результат есть. 

ЛЯ: Некоторое время назад вы продали свой бизнес на тот момент малоизвестной компании Tieto.Финская компания по предоставлению it-услуг для промышленности и сферы обслуживания. Почему вы приняли такое решение?

ПВ: Ситуация так сложилась, что мы сделали слияние в 1998 году, и я стал ведущим топ-менеджером. Я и до сих пор там главный менеджер. Я работаю там раз в году, собираю дивиденды. Да, я закончил активную работу там, когда мне было 38. В 38 я решил, что пора сфокусироваться на чём-то новом, что я хочу научиться новому. Официально я выхожу на пенсию в 2042 году, то есть у меня есть ещё 30 лет. А я хочу научиться новому. И потому, когда ребята из центра Москвы позвали меня работать, я сказал: почему бы и нет. 

ЛЯ: Вам удалось вывести компанию на международный уровень. У вас филиалы в 26 странах мира и более 8 000 человек в подчинении. Как можно управлять такой армией людей? 

ПВ: Это не вопрос управления, он тут вообще ни при чём. Управление — это просто. Сейчас, когда я вижу много молодых талантов, я понимаю, что главное — вопрос лидерства. Твоя задача — сделать так, чтобы все эти люди захотели идти за тобой. Во все времена, если ты был большим боссом, у тебя было много денег, и люди хотели идти за тобой. А сейчас для суперталантов этого недостаточно. Им нужна реальная причина, чтобы слышать тебя и следовать за тобой. 

Я написал книгу обо всех своих провалах и ошибках, она называется «Без страха». Это общая формула. Если мы берём молодых ребят и их стартапы, причина, по которой они могут мне верить, доверять — я прошёл через всё это. Не из-за статуса или денег — лидерство, вот что главное. Ты должен найти суперкреативных людей и заставить их идти за тобой. Основная проблема лидерства в том, что ты не можешь быть лидером, если никто не хочет следовать за тобой и быть в твоей команде.

Вообще, я знаю, что русские несколько скептически относятся к своему будущему. Я женат, и моя тёща Людмила живёт в Санкт-Петербурге на Невском проспекте. Ей 73, и она не верит ни в один стартап и возможность их реализации когда бы то ни было. Но я её понимаю: она видела разную жизнь и разный мир. Между тем, когда я вижу 40-50-летних, которые не верят в будущее, я начинаю по-настоящему сердиться. У вас есть все возможности для развития, нет ничего, что бы мешало. Если вы захотите начать бизнес в Екатеринбурге, вам ничего не мешает, даже если сравнивать это с Сан-Франциско, Нью-Йорком, Токио или Хельсинки. У вас есть фонды, университеты, школы, поддержка. Всё, что надо, это — нет, не быть бульдозером, а получить определённую поддержку от сообщества. 

Да, я абсолютно точно верю, что есть огромный потенциал. Я говорю это не потому, что я работаю в этой сфере, а потому что вижу, как много есть крутых компаний, как много хороших людей, и всё это в России. Никто не может знать, где откроется следующая мощная компания. Возможно, это будет в Москве, но более вероятно, что это будет Ханты-Мансийск, Саратов, Саранск или Пенза. Важно, насколько хорошее сообщество в городе — университеты, институты. К сожалению, я пока почти не вижу в России кооперацию между институтами. Это не так хорошо развито.

ЛЯ: В 2011 году вы запустили проект «Без страха», и идеей этого проекта было объединение в глобальную сеть руководителей крупнейших компаний. Что с этим проектом сейчас? Оправдал ли он ваши ожидания?

ПВ: Я проработал 25 лет в компании. Я просыпался каждый день в пять утра. И внезапно однажды утром я понял, что всё, пора на пенсию. Я задумался: окей, что теперь? И я решил, что надо записать всё, чему меня научила жизнь. Я хорош не только в практике, но и в ошибках, которые совершил. Я хочу делиться своими ошибками, чтобы другие могли их избежать. 

Изначально я предполагал написать один листочек, а получилось почти 300 страниц, потому что я натворил кучу ошибок. Потом я попросил друзей и коллег со всего мира — американцев, китайцев, мистера Дворковича из России — дать комментарии. Это не бизнес, это благотворительный проект. Я запустил его для себя, чтобы научиться. Правда, сейчас книга есть уже в 150 странах на 16 языках, и в России, конечно. Она объединяет поколения. Я делал это для себя и даже не представлял, что когда-то сяду писать книгу. Я счастлив, что это случилось. Если это помогает людям поделиться опытом, стать лидерами, почему бы и нет. И я думаю, что молодые дарования здесь, в России, и правда благодарны, что им говорят не только про историю успеха, позитивные опыты, но и про сложности и проблемы.

Когда я основал свою компанию, мне было 13. Я был молодой инженер и просто техник. Со временем я собрал в команду первые 100 человек — финнов, техников, с одинаковыми машинами, байками, с девушками, похожими друг на друга. И это было ошибкой, потому что хорошая команда — это разнообразие. Это команда, где работают девушки, где у людей различные профессии, образование. Я сейчас всех стартаперов России толкаю к тому, чтобы они брали в свои команды иностранцев. В университетах у вас есть студенты по обмену — привлекайте их! Привлекайте, чтобы понимать, как продвигать продукт в других странах — Германии, Швеции, Америке. Так что моя самая большая ошибка — это те люди, которых я набирал. Да, всегда намного легче говорить с теми, к кому ты привык. Это твоя зона комфорта, отдельный язык, твои друзья и так далее. Но с точки зрения развития компании и обучения это плохо. Разнообразие важно.

ЛЯ: Специалисты it-отрасли отмечают, что некогда it-индустрия была в стороне от государства и таким образом обеспечивала себе свободу мысли. Сейчас, когда организуются различные госфонды, индустриальные парки и технопарки, появляется ощущение, что эта свобода и суверенность как-то ограничивается. Как вы смотрите на эту ситуацию?

ПВ: Наша цель в любой индустрии, включая it, не контролировать бизнесы. Цель — дать поддержку на старте и отойти в сторону. Главное для государства — это держаться в стороне. Вот почему мы на ранних этапах отыскиваем таланты, помогаем — и не поддерживаем никаких контролирующих механизмов. Это особенно важно для России. Если кому-то не нравится Россия, но кто-то держит it-компанию — езжайте куда угодно. Всё, что нужно, есть у вас в голове. Могу гарантировать, что России не хочется, чтобы будущие гугл-гении уехали в США, Хельсинки или ещё куда-нибудь. Но вы не можете остановить людей. Молодые хотят уехать, и они уезжают, никто не остановит их. Единственное, что мы можем — это удостовериться, что есть возможности, поддержка, что можно делать хороший бизнес в России, в Екатеринбурге или ещё где-то. Это открытые соревнования, это важно понимать. Я думаю, что все институты это понимают.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Сколково

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^