Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -8°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Константин Хабенский: «Вопрос, по праву ли ты находишься в профессии, нужно задавать себе постоянно»

×
Разговор на Малине 20 марта 2014 в 16:16
Проблемы с видео?
В материале:

Хабенский Константин

О премьерном моноспектакле «Контрабас», новых векторах развития его детских студий и тандеме с Юрием Башметом.

Смотрите также:

Олег Табаков: «Мой прапрадед в городе Севастополе во время Крымской войны кровь свою проливал»


Екатерина Дегай: Константин, здравствуйте. Я знаю, что буквально через несколько часов вы пойдёт играть «Контрабас», поэтому хочу начать именно с этого спектакля, тем более что мы ждём его в начале июня в Екатеринбурге. Долгое время «Контрабас» был брендом «Сатирикона» и Константина Райкина. Сейчас это ваш моноспектакль. Вы ориентировались на райкинский «Контрабас» или постарались сделать что-то совсем новое?

Константин Хабенский: Я скажу очень просто: я не видел этого спектакля. Вот и всё. Поэтому ориентироваться на что-либо я не мог. Мы ориентировались только на одно: чтобы это было содержательно и интересно.

ЕД: В одном интервью вы сказали, что в постановке главной для вас стала мысль, что не каждый находит в себе смелость признаться, что занимается не тем. А сами вы встречались с подобным профессиональным кризисом? 

КХ: Это нормальное кризисное состояние нашей профессии. Вопрос, по праву ли ты находишься в профессии и занимаешься этим делом, надо задавать себе если не каждый день, то каждый раз, выходя на площадку.

ЕД: Главный герой спектакля заглушает свою внутреннюю боль пивом. У Зюскинда через каждые два абзаца ремарка: «отпивает глоток пива», «берёт ещё пива». Многие шутят: Хабенский контрабас пропил. Есть ли параллели между героем «Контрабаса» и Служкиным?

КХ: И не ищите.

ЕД: Вам близок образ страдающего чувствующего выпивохи? «Географ глобус пропил» — это хит, очень много людей его посмотрело, но с другой стороны, было не меньше людей, которые говорили: нельзя таких героев идеализировать, это вредно. 

КХ: Мне была предложена работа по очень хорошему произведению. Моё собачье дело это оправдать или попробовать заставить зрителя хотя бы посочувствовать герою.

ЕД: Он вам симпатичен?

КХ: Местами нет, местами да. Местами мне его жалко, местами я им восхищаюсь. Нельзя однозначно говорить: любите его, поклоняйтесь. Он разный. Если получился живой человек, который вызывает разные реакции и обсуждения, это хорошо.

ЕД: Недавно объявили номинантов «Ники». У «Географа» восемь номинаций, включая вашу актёрскую. 

КХ: Я рад за создателей фильма, что он входит во многие номинации многих фестивалей. Это приятно.

ЕД: Но для вас, думаю, количество наград давно не имеет никакого значения. 

КХ: Очень правильно сказал наш современник: «Я отношусь к наградам достаточно спокойно и нейтрально, но когда их вручают, это очень приятно».

ЕД: Давайте поговорим про ваши школы. Их сейчас уже восемь, и одна из них находится в Екатеринбурге.

КХ: Это не восемь студий, а восемь городов. В разных городах по-разному: где-то одна студия, где-то две. А в Казани, Уфе и Новосибирске сейчас уже появилась, скажем так, городская студия детского творческого развития. Это уже студия не на базе определённой школы, а на базе муниципального здания. Нам дают помещения, и там занимаются дети со всего города. В Эти студии уже есть кастинг. Если в Екатеринбурге занимаются дети, которые учатся в одной общеобразовательной  школе, то в трёх городах уже пошёл поток со всего города. Я очень надеюсь, что в мае-июне мы и в Екатеринбурге займём муниципальное помещение и будем городской студией. 

У нас будет фестиваль в Казани. На фестиваль слетаются все, насколько это возможно; такие десанты со всех городов. В этом году мы хотим сделать большой серьёзный музыкальный детский спектакль. Хотим задействовать большой симфонический казанский оркестр, как взрослый, так и детский, с нашими студийцами и приглашёнными гостями. Я надеюсь, что это будет очень насыщенная неделя без сна и отдыха: показы, обсуждения, импровизации. Мне кажется, что прошлый фестиваль, как и позапрошлый, запомнился всем, кто там был. 

ЕД: Вы говорите: «Мы не готовим актёров». В этом, наверное, главное отличие от школы-пансиона Олега Табакова, где воспитывают новое театральное поколение. Почему у вас такая установка? 

КХ: Потому что подготовкой актёров должны заниматься профессиональные учреждения, в которых есть программа, методика и которые занимаются именно натаскиванием будущих профессионалов. У нас немножко другое. В студиях занимаются мои коллеги из местных театров, и через наши актёрские дисциплины — художественное слово, пластику, актёрское мастерство, кукольный театр, музыкальные инструменты, вокал, анимацию, кино — мы вскрываем потенциал молодого человека, который в нём заложен и по тем или иным причинам пока дремлет. 

Очень многие понимают, что профессия актёра — это непросто. Происходит снимание розовых очков. Актёрским трудом надо заниматься. Это местами тяжёлый физический труд, а ещё очень тяжёлый внутренний труд.

ЕД: Для работы в студиях вы привлекаете коллег из местных театров, в основном пожилых, не задействованных в театре. Это тоже важная вещь — сохранить человека в профессии, потому что он накопил большой опыт. 

КХ: Да, это важно — притянуть их обратно на поле, дать им возможность работать, чтобы они не засыпали актёрски и профессионально. Это оказалось не так просто. Кто-то не может, кто-то не хочет. Но моим коллегам разных возрастов это очень нужно. 

ЕД: У вас есть ещё один проект, фонд помощи детям с заболеваниями головного мозга. Когда смотришь на Чуплан Хаматову, понимаешь, что это большая зона ответственности, ты должен отдавать себя целиком. Всё время приходится идти на компромиссы. 

КХ: У меня в фонде очень хорошая команда, которая всё делает и разруливает ситуацию, выстраивают программу и политику фонда так, чтобы мне меньше всего приходилось сталкиваться с подобными вещами. Зачастую они берут на себя ответственность говорить за меня нет, понимая, что это может помешать, испортить и имидж, и имя фонда. Тьфу-тьфу-тьфу, пока я не сталкивался с тем, чтобы опустив голову приходилось идти на компромиссы.

ЕД: Вы встречались и знакомились с нашим губернатором Евгением Куйвашевым.

КХ: Да, была встреча. Я рассказал о том, чем мы с коллегами занимаемся с детьми в Екатеринбурге. Это показалось губернатору интересным. Мы стали общаться, и если всё будет хорошо, будем дальше держаться вместе и вместе развивать студии.

ЕД: У вас было несколько проектов с Юрием Башметом. В олимпийском Сочи вы в качестве чтеца украсили оперу «Евгений Онегин». Что для вас сотрудничество с Башметом?

КХ: Прежде всего, это такой в хорошем смысле адреналин. Это классическая музыка, совершенно для меня неизведанное, неизученное пространство, но я стараюсь как-то, не зная нотной грамоты, вникать и нагло влезать в эту сферу. Это всегда, насколько возможно, баловство и импровизация. Юрий Абрамович и вся его компания под названием «Солисты России» все достаточно подвижные и весёлые ребята. Мы всё время придумываем что-то антитрадиционное и пытаемся выбить это и в Сен-Сансе, и в Шуберте, и в Чайковском, и в Прокофьеве. Такие эксперименты и с музыкальной, и с актёрской точки зрения очень интересны. 

ЕД: Иногда люди приходят на спектакли, чтобы посмотреть на Хабенского в свой бинокль. Это вас как актёра задевает? Или это наоборот, хорошо — приходят же в театр, значит, приобщаются к культуре.

КХ: Знаете, я прошёл такой зоопаркотеатр. Это было ещё в Питере, когда мы все работали в телевизионных сериалах и потихонечку играли в театрах. И приходили люди и смотрели: а, он ещё и в театре играет, интересно. Это нормально, главное, что зритель приходит. Дело не в этом. Пускай приходит и смотрит хоть в бинокль, хоть в подзорную трубу. Если при этом им ещё и понравилось и они поняли, чего происходит на сцене, и пробило, значит, это хорошо. 

ЕД: Я знаю, что вы сейчас пойдёте готовиться к спектаклю. Как вы обычно к нему готовитесь?

КХ: Не скажу. Пойду повторять текст, очень просто (улыбается).

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^