Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«До приезда в Екатеринбург я не никогда не слышал про медведей на улице. Это стереотип»

×
Разговор на Малине 11 марта 2014 в 18:33
Проблемы с видео?

Кристофер Тодд Хантли, преподаватель и соучредитель лингвистического центра — о том, как открыть собственное дело в России и чем Урал может заманить американского психолога.

Смотрите также:

Учитель английского Филип Джонс (Philochko): «Мою первую девушку звали Вера, ласково — Верочка. Я тоже захотел себе такое имя»

Американец Крис Этвуд, приехавший учиться рекламе в Екатеринбург: «Я поражён масштабами расизма в России»

Лингвист Ольга Мышалова поймала Путина на английском слове: «Completely free of charge: слова, произнесённые с чистым, красивым русским акцентом»


Ольга Чебыкина: Кристофер, привет.

Кристофер Хантли: Привет.

ОЧ: Ты первый раз приехал в Россию пять лет назад как турист, а затем вернулся, чтобы остаться здесь жить и открыть свой бизнес. Прямо скажем, это не самое тривиальное решение, наоборот, многие отсюда уезжают, чтобы найти своё счастье, в том числе и финансовое, где-то за пределами нашей страны.

КХ: Да, все меня спрашивают: «Почему ты приехал в Россию?» Все хотят в Штаты или Европу. Для меня было просто интересно приехать сюда и посмотреть, что такое Россия. В Штатах никто не знает правду, что здесь есть. Даже город Екатеринбург почти никто не знает. Для меня это типа приключение. 

Я решил сюда приехать, потому что в Америке я встретил русских студентов, которые ездили туда по Work and travel programm. Они сказали: «Крис, приезжай, для тебя это будет очень интересно, и нам тоже будет интересно». Так что я решил сюда приехать. Я бывал в Москве, Екатеринбурге и Уфе. Из этих трёх городов я выбрал Екатеринбург, потому что для меня Москва — это слишком большой город, и его менталитет похож на Нью-Йорк.

ОЧ: Слишком суетный, динамичный.

КХ: Да-да-да. Поэтому для меня Екатеринбург лучше. 

ОЧ: Что тебе говорили, когда ты собрался жить в России? Твои родители и друзья наверняка крутили пальцем у виска и говорили: «Куда ты едешь?» Эти стереотипы про медведей, которые ходят по улицам, ещё живы? 

КХ: До того, как я приехал сюда, я ни разу не слышал о медведях на улице.

ОЧ: То есть только здесь думают, что там думают, что у нас медведи?

КХ: Да, я думаю, что это стереотип для русских. 

Родители хорошо на это смотрели. Не знаю, как так получилось, но через шесть месяцев после того, как я сюда приехал, папа женился на русской девушке чуть старше меня. 

ОЧ: Понятно, папа не был против. 

КХ: Да, и он бывает в Москве довольно часто. А мама волновалась. Но теперь она уже знает, что всё нормально, я здесь хорошо живу, и это как везде, не сильно другое, чем в Америке. 

ОЧ: Не так давно нашим гостем был твой соотечественник, блогер Филочко. Он рассказал про свой блог, в котором он рассказывает американцам, как здесь дружелюбно, гостеприимно и нестрашно. Ты разделяешь эту точку зрения? Особенно сейчас, когда на уровне большой политики такая напряжённая обстановка между нашими странам. Фил как раз говорил о том, что люди очень расположены друг к другу, а всё недопонимание может быть связано только с незнанием традиций и культуры. 

КХ: Я стопудово согласен. Это именно так, как он сказал. Люди есть и хорошие, и плохие.

ОЧ: Как везде.

КХ: Да, и русские не отличаются в этом плане. Да, я считаю, что из-за недопониманий и незнания происходят эти конфликты.

ОЧ: Ты чувствовал дискриминацию по отношению к тебе? Или наоборот, тебя всегда принимали и с интересом к тебе относились?

КХ: Я думаю, обычно всем интересно со мной общаться. Бывают моменты, когда мне говорят типа: «Ты американец, ты зачем приехал сюда?» И это я ещё мягко сказал.

ОЧ: Но это, скорее, исключение?

КХ: Да. Я не чувствую дискриминации. Наоборот, я думаю, что у меня есть хороший шанс здесь сделать что-то новое. Поэтому я решил остаться так надолго.

ОЧ: Давай поговорим про твой бизнес. Ты являешься соучредителем лингвистического центра и преподавателем. У нас очень много лингвистических центров, этот рынок достаточно насыщен. Проще всего было пойти преподавателем на хорошую зарплату в чей-то центр с хорошей историей и клиентской базой. Почему ты выбрал свой путь? Почему, выбирая между наёмным трудом и собственным делом, которое связано со множеством трудностей, ты выбрал второе?

КХ: Да, было сложно, потому что когда я первый раз сюда приехал, я вообще не знал русского языка, ни слова не говорил. Я просто приехал и начал общаться с людьми. Думаю, что это самая хорошая практика — жить в стране. 

Здесь я сначала работал в одном центре, потому что у меня было недостаточно денег и опыта, чтобы сразу создать свой лингвистический центр. Вот накопил деньги и решил вложиться в это дело. Выбрал рынок преподавания языков из-за того, что там у меня было преимущество.

ОЧ: Конечно, изучать язык с носителем языка — это самое дороге и ценное. 

КХ: Я думаю, что когда вернусь в Америку, там моим преимуществом будет то, что я знаю русский. Там будет другой бизнес. 

Конкуренция здесь большая, я вижу, что почти в каждом квартале есть лингвистический центр. Но это не мешает, потому что если ты знаешь, что у тебя есть кое-что, чего у других нет, то ты можешь это использовать с выгодой для себя. Здесь можно заниматься бизнесом, даже на рынке, где много конкуренции. И я даже думаю, что Екатеринбург идеальное место, потому что город развивается. Очень интересно жить здесь в это время. Я думаю, что Екатеринбург — город возможностей, и скоро очень много иностранцев приедут сюда, и не только из Европы и Америки, но и из южных стран тоже. Мне кажется, через пять-десять лет здесь будет очень интересно. 

ОЧ: А вот когда ты не знал языка, но тебе нужно было ходить в наши магазины, вызывать такси… 

КХ: О да, есть очень много смешных историй.

ОЧ: Расскажи.

КХ: Я пришёл в магазин, где продаётся курица. А я ещё не знал названия сортов мяса. Думаю: о боже, как я буду это говорить и произносить правильно. Жду в очереди, а передо мной стоит бабушка. Я подумал: наверное, она знает, что здесь хорошо, а я могу просто сказать, что хочу то же, что она заказывает. Но это было не очень удачно. Она заказала два килограмма какого-то мяса, и я сказал, что хочу то же самое. Два килограмма? Да, два килограмма. Я пришёл домой, открыл пакет, а там не куриное бедро и не куриные крылья, а куриные головы. С глазами (смеётся). Я долго искал в гугле, что я могу с этим сделать. И ещё смешной момент: в английском «куриная голова», chicken head, это сленговая фраза, типа «тупая девушка».

ОЧ: (хохочет) У нас девушку так же зовут, если она не слишком умная: курица, тут мы тоже с вами похожи. О боже. И что в итоге ты с ними сделал?

КХ: Просто выкинул (смеётся). 

ОЧ: Вот тебя не предупредили русские друзья, что в России стоять в очереди за бабушками и брать то же самое опасно, потому что бабушка могла купить какие-нибудь куриные сердечки или желудочки или, если бы это был рыбный отдел, это могла быть мойва для кошки. Поэтому за нашими бабушками лучше не повторять.

Ты, наверное, заметил, что тут поле непаханое в плане сферы услуг. Скорее всего, и продавцы на кассах, и хостес тебя не очень хорошо понимали. 

КХ: Да. Иногда, когда я говорю с акцентом, они спрашивают: «Ты пьяный, что ли?» Но я уже привык к этому. Отвечаю: «Нет-нет-нет, я просто американец!»

ОЧ: Кстати, ты очень неплохо говоришь по-русски.

Вот о чём ещё хочу спросить: в Америке ты учился на психолога, потом получил степень магистра в области международных отношений, потом даже работал с детьми с отклонениями. Есть ли у тебя желание вернуться к этой работе? Ты очень открытый человек. Наверное, однажды опробовав, сложно от этого отказаться, если у тебя получалось, если дети к тебе тянутся и ты чувствуешь, что можешь помочь в сложной ситуации.

КХ: Тогда я хотел развиваться в плане психологии, поэтому выбрал такую работу. Но это очень тяжело. Я, честно, не хотел бы вернуться туда. Мне теперь интереснее бизнес и другие проекты. У меня очень много проектов, и не только языковых. Я думаю, что мой путь не туда.

ОЧ: Что самое сложное, когда ты собираешься открывать небольшой бизнес в России, не являясь её гражданином?

КХ: Я советую другим людям, которые хотят поступить так же, найти хорошего партнёра. Если ты выбираешь неправильного человека, то могут обмануть.

ОЧ: Это не только в России, это, конечно, везде.

КХ: Везде, везде, да. 

ОЧ: Твой партнёр русский? 

КХ: Да. И человек, который понимает налоговую систему и так далее.

ОЧ: Напоследок хочу спросить твой образ жизни и целеполагание. Я знаю, что твой папа военнослужащий, вы много ездили, ты жил во многих странах. Я тоже ребёнок военных, и когда я стала взрослой, появился вопрос: хочу ли я всё время продолжать ездить, потому что это уже такая привычка — жить на чемоданах. Ты здесь навсегда? Или если не навсегда, то насколько, какие твои дальнейшие планы? 

КХ: Я думаю, что для бизнеса я буду здесь долго ещё. Согласен, что дети военных привыкли к переездам. Я тоже каждые два-три года чувствую, что надо куда-то уехать. Пять лет — это достаточно много времени здесь. В дальнейшем, думаю, я буду жить и в Америке, и в России. Я бы хотел так, потому что Россия — это лучшая и большая часть моей жизни.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^