Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Дмитрий Устинов: «Папа сказал: «Теперь я вижу, что ты занимаешься любимым делом». Для меня это очень важно»

×
Разговор на Малине 7 февраля 2014 в 22:44
Проблемы с видео?
А также

Устинов Дмитрий

Бывший генеральный директор компании «Молочный кит» — о том, зачем ему в шоу-бизнесе диплом MBA, сколько получают российские артисты и какой он, бизнес-план группы «Монако project».


Екатерина Дегай: Дима, добрый день.

Дмитрий Устинов: Привет, Катя. Спасибо, что пригласили. Очень приятно здесь, красивая студия.

ЕД: У вас сумасшедшая биография, можно кино снимать. Вы учились здесь, потом в Кембридже, при этом подрабатывали в Burger King. Потом вы вернулись сюда, занимались собственными бизнес-проектами, были топ-менеджером. Вы стали совладельцем большого молочного предприятия, а потом всё бросили и уехали в Москву, чтобы начать всё сначала в шоу-бизнесе. Это история, в которой есть и взлёты, и падения. Сегодняшнему поколению, которое хочет работать на госслужбе или в «Газпроме», это непонятно. А вы как из какого-то другого теста.

ДУ: Из тех, кто был вокруг меня, когда я работал в компании «Молочный кит», никто меня не понял. Мой отец понял меня только вчера, когда впервые побывал на моём концерте в Екатеринбурге. Это был сольный концерт «Монако project». Отец сказал: «Теперь я точно знаю, что ты занимаешься любимым делом». У меня сейчас слёзы, потому что это было важно для меня. Реально важно. 

ЕД: Про таких, как вы, говорят «пацан к успеху шёл». Вы дошли?

ДУ: Нет ещё, всё впереди. Но теперь я точно знаю, что дойду, на 100% уверен. Я просто обязан это сделать.

Вырос я в Екатеринбурге. Родители решили поехать за мечтой зарабатывать деньги на Север и забрали сына с собой. Я закончил школу в северном городе Югорске. Там был ДК Монакова. Мы с ребятами думали, как назвать нашу группу, и кто-то случайно в учебнике по географии узнал, что есть такая страна Монако — уникальная, государство в государстве. Нам показалось, что это интересно, и мы назвали группу «Монако».

ЕД: Вы много всего попробовали, были юристом, банкиром, промышленником, продажником, политтехнологом, шофёром, администратором, продюсером. У вас никогда не было сожаления, что вы перебрали столько ипостасей? Не хотелось, чтобы путь был попрямее?

ДУ: Когда я закончил школу, я планировал поехать в Москву и поступить в театральный институт. Я знал, что это очень сложно. Отец меня отговорил, сказал, какой театральный институт? 90-е годы, люди в театры не ходят. А банки, наоборот, растут. Надо становиться банкиром. Он посоветовал ехать в Екатеринбург, становиться на ноги и зарабатывать деньги, а потом разбираться. 

Я думаю, если бы я не послушал отца и поехал бы в Москву, это была бы прямая дорога. Я бы сразу попал в творчество, начал заниматься любимым делом, работать на сцене. Но окажись я в 90-х годах в Москве, я бы, наверное, не поступил с первого раза. Пришлось бы работать официантом в ресторане и готовиться к следующему году. Может быть, поступил бы со второго раза. Закончил бы театральный, пошёл бы работать в какой-то театр. Денег бы не было.

ЕД: Играли бы какую-нибудь козу или корову в ТЮЗе. Вы хотите сказать, что всё это было неслучайно и этот жизненный опыт нужно было получить, чтобы стать таким, какой вы есть?

ДУ: Я какое-то время сожалел, что потерял целых десять лет. А сейчас реально думаю, что это было неслучайно. Мне нужно было пройти тот путь, чтобы дойти до сегодняшнего себя.

ЕД: Вы уже говорили, что вас не поняли, когда вы в 2005 году махнули в Москву. Я думаю, что многие бизнесмены в городе воспринимают вас как, извините, фрика, который поменял деловой костюм и диплом MBA на тату и микрофон. Вам важно это восприятие? Вы думаете о том, что про вас говорят в Екатеринбурге? 

ДУ: Думал до одного момента, который случился три года назад. Даже когда я уехал в Москву, я боялся себе признаться, что хочу быть певцом. Я стал искать обходные пути: стать продюсером, например — всё равно буду поближе к сцене, буду крутым менеджером, только в музыке. Судьба так распорядилась: у нас было два продюсерских проекта, один с «Чай вдвоём» — «Сантос» назывался, другой с Сергеем Жуковым — мы занимались девочкой, которая называлась «Кукла». Так получилось, что деньги закончились, и пришлось снова идти зарабатывать. Я потратил ещё четыре года, чтобы заработать деньги на шоу-бизнес. В какой-то момент я уже возглавлял фармацевтический завод, у меня было новое окружение, то есть ещё одна оценка — мало того, что в Екатеринбурге вертели пальцем у виска, ещё и московское бизнес-сообщество добавилось. Нашим партнёром была АФК «Система», Евтушенков, реально солидные люди, приближённые к Кремлю. Я смотрел на них и понимал, что это не моё. 

Однажды я подумал: да пофиг, что будут говорить. Вот без разницы, что они подумают. Я получаю удовольствие от того, чем я занимаюсь. У меня, слава богу, теперь есть возможность самому вкладывать деньги в свой музыкальный проект. Пусть думают, что хотят. И я не пожалел, что принял такое решение, потому то сейчас у группы «Монако project» фан-клуб порядка 13 000 человек по всей России. Люди пишут такие отзывы! Теперь мне неважно, что думают те, кто меня осуждал. Важнее те, ради кого мы всё это делаем. 

ЕД: Вы когда себе татушки сделали?

ДУ: Три или четыре года назад я исполнил одну детскую мечту: купил мотоцикл Harley Davidson. У меня друг водил байк и был в московской харлеевской тусовке, я один раз съездил с ним, и мне тоже туда захотелось. Я тоже купил себе байк. Как любому байкеру, мне нужна была татушка. Это тоже была мечта детства. Я не мог себе этого раньше позволить, потому что, например, на пляж пойдёшь, с тобой коллега по бизнесу, а ты с тату — сразу к тебе несерьёзное отношение. А тут решил сделать. Сначала на плече, чтобы под рубашкой не видно. Орла. Думал, будет у меня орёл, и достаточно. Потом смотрю — одно какое-то одинокое пятно, орёл вроде в каком-то действии, когти у него, но что он делает, непонятно. Решили с мастером, что надо что-то придумать. Хотели какую-то дичь ему в когти дать. Потом решили, что дичь — это дискриминация слабых животных. Решили, что не надо дискриминации, пусть будет борьба. Придумали, что царь птиц сражается с царём зверей, со львом. Получилось два пятна, опять некрасиво. А потом я втянулся, мне понравилось.

ЕД: Я так понимаю, это не предел?

ДУ: Я представитель уже не бизнеса, а шоу-бизнеса, у нас это считается круто. Я решил: всего себя забью.

ЕД: Теперь хочу про диплом MBA спросить. 

ДУ: Какие крайности, Катя (смеётся).

ЕД: Для промышленника Дмитрия Устинова диплом MBA был необходимым атрибутом. И ваши сотрудники учились, и вы сами получили такое образование. Сейчас диплом MBA немного девальвировался. Не так давно у нас в студии был один из наших бизнесменов, и он сказал про тех, кто владеет этим дипломом, что они все ходят как пингвины со своими корочками и думают одинаково. У вас изменилось отношение к диплому MBA? Он вообще вам сейчас нужен?

ДУ: Я его даже не получил. Сам диплом мне был абсолютно не нужен. Но то образование, которое я получил… Я учился в Урало-Сибирском институте бизнеса у Ларисы Гусевой — может, там какое-то другое MBA? Всё, что я там узнал, я применяю в шоу-бизнесе. У нас коллектив, две солистки, определённый штат, который занимается продвижением — это тоже управление. 

Образование, которое мы получили на MBA, для меня значит даже больше, чем школьное или высшее образование. Не знаю, увидит ли Лариса Гусева когда-нибудь это интервью, но, может, кто-то ей передаст: Лариса Константиновна, спасибо вам большое за то, чему вы нас научили. 

ЕД: Я думаю, ей будет очень приятно, потому что я знаю, что она нас смотрит. 

ДУ: Кстати, благодаря ей я принял решение поехать в Москву. 

ЕД: А почему в Москву? Можно было поехать в Нью-Йорк или Лондон. Шоу-бизнес ведь есть не только в Москве.

ДУ: Я тогда не была за границей так далеко. Я бывал в Европе — Италия, Турция, — но так далеко не был. Для меня Москва уже была слишком масштабна. А ехать в Нью-Йорк, снимать кино, заниматься мировым шоу-бизнесом — я реально не готов был к такому масштабу.

ЕД: А сейчас?

ДУ: Сейчас у меня есть ещё одна мечта, чуть попозже я планирую этим заняться — снимать фильмы. Фильмы, наверное, правильнее снимать именно в Голливуде, потому что российский прокат и российский кинематографический рынок очень малы. Когда ты снимаешь фильм, ты ограничен бюджетом. Максимальные кассовые сборы в России ограничивают тебя бюджетами, и тебе приходится снимать фильмы в этих рамках.

ЕД: Чувствую, через пару лет можно будет снова звать вас в студию.

ДУ: Кстати, наш земляк, Игорь Мишин, попробовал себя в кино, снял «Овсянки», «Любовь с акцентом». 

ЕД: Вы знакомы?

ДУ: Знакомы. Поздравляю, кстати, его с назначением, хотя он говорит, что это просто так получилось. 

ЕД: К кино он не остыл, насколько я знаю.

ДУ: Да, но он больше занимается авторским кино.

ЕД: А вы хотели бы снимать блокбастеры?

ДУ: Да, что-то такое, что можно продавать. 

ЕД: Всё-таки в вас эти два начала, бизнесмен и артист, с одной стороны, борются друг с другом, а с другой стороны, сосуществуют.

ДУ: Знаете, я уже пережил момент, когда у меня закончились деньги, заработанные в Екатеринбурге. Я так больше не хочу. У меня был период, когда я таксовал на той машине, на которой уехал в Москву. У меня реально не было денег, и я с утра садился за руль. В час пик в Москве люди едут от метро по своим офисам. Едешь, собираешь людей, зарабатываешь деньги. Я месяц таксовал, пока потихонечку не начал вставать на ноги. Я этого больше не хочу.

ЕД: Вы можете сказать, сколько вы потеряли? Вы уехали со своей сумасшедшей мечтой в Москву и прожили там пять лет, продали большой бизнес и, получается, всё потеряли.

ДУ: Я сумму назвать не буду. Для кого-то, может быть, она не очень большая, а для кого-то большая. Но это всё, что у меня было. 

ЕД: Каково это — начинать с самого начала, сегодня быть генеральным директором большой компании, а завтра — водителем в группе «Чай вдвоём«? 

ДУ: Я не сравнивал — быть директором в «Молочном ките» и быть водителем в «Чай вдвоём». Я понимал, что это первый шаг на пути. Мне платили 500 долларов, а я тратил в месяц гораздо больше, и у меня были деньги на то, чтобы существовать, чтобы доделать проект «Сантос». Я не думал об этом. 

Я ребятам в «Чай вдвоём» говорил, что был директором в «Молочном ките», а они мне не верили. Они думали, что я вру. Они не понимали, что я десять лет делал в бизнесе, почему сразу не начал петь или заниматься шоу-бизнесом.

ЕД: Давайте посмотрим один клип, а потом поговорим о вашем музыкальном проекте.

Пока шёл клип, Дмитрий мне рассказал, что на самом деле эта песня про побег из Екатеринбурга.

ДУ: Про побег из Екатеринбурга, от той жизни, которая была.

ЕД: И в финале клипа герой превращается в волка.

ДУ: Да, такая была мысль. Идея клипа о том, что ты сидишь в машине, пусть за рулём, но ты в пробке. Вокруг тебя куча таких же машин, и ты не можешь двигаться, и вокруг много людей в этих железных коробочках, которые стоят и не двигаются. Герой клипа выбегает из машины, оставляет там свою девушку, свою жизнь и просто бежит через всю Москву. Мы снимали клип во многих точках, мороз был 30 градусов. Шапку мне надеть не разрешили, бегал по 30-градусному морозу без шапки. Герой бежит в сторону МКАДа, пересекает МКАД, забегает в красивый снежный лес и превращается в волка, обретая свободу. 

ЕД: Не могу сказать, что сильно восхищаюсь вашим творчеством. 

ДУ: А вы наши последние песни не слышали.

ЕД: Наверное. Но могу честно сказать, что восхищаюсь тем, что вы дошли до своей мечты и свободы в том, что вы делаете. Это невероятная смелость. 

ДУ: Катя, я ещё не дошёл. Моя мечта — чтобы это стало делом жизни, чтобы я мог заниматься только этим. 

ЕД: Чтобы не нужно было при этом управлять фармзаводом?

ДУ: Слава богу, я им уже не управляю, но ещё остаюсь акционером. Посещаю совет директоров.

ЕД: Вы, кстати, ходите туда в костюме или вот так, с татушками?

ДУ: В костюме, несмотря на то, что они знают, что я весь забит. У нас совет директоров раз в месяц, а рядом с местом, где он проходит, есть салон-парикмахерская. Я прихожу на совет директоров, два часа работаю с нормальными висками и деловой причёской, выхожу, подстригаюсь и месяц занимаюсь шоу-бизнесом. Какие-то рамки приходится соблюдать. Я уважаю людей, с которыми занимаюсь бизнесом. Это будет неуважение, если я приду в футболке. Даже вчера, когда меня пригласили к ректору УрГЭУ-СИНХа, я тоже не пошёл в футболке. Уважение же должно быть.

ЕД: Вы в шоу-бизнесе пока относите себя к категории C, то есть осознаёте, что ваше место скромное.

ДУ: Конечно, скромное.

ЕД: Как вы будете развивать проект, какие бизнес-шаги будете совершать?

ДУ: У нас есть бизнес-план, я же MBA заканчивал. Я очень много изучал историю российских групп и артистов, которые на сегодняшний день находятся в категории А. Категория А — это артисты, которые собирают стадионы: Меладзе, Сергей Лазарев, «Градусы», «ЧайФ». Я исследовал, какой путь они прошли, чтобы попасть в эту категорию. Все с чего-то начинали. Это только зрителям кажется, что кто-то проснулся знаменитым. Оба Меладзе — и Валера, и Костя — три года ходили со своим диском, предлагали его везде, пока Алла Борисовна Пугачёва случайно не услышала песню «Сэра» и не пригласила Валерия Меладзе на «Рождественские встречи». А до этого ему три года говорили, что это какая-то фигня и непонятный голос. Такой же путь проходили все артисты. 

Редко бывает, что человек раз — и проснулся знаменитым. Это было один раз в истории российского шоу-бизнеса, с группой «Тату», когда их продюсер Иван Шаповалов снял на последние деньги клип «Я сошла с ума», платно разместил его на МузТВ, и клип просто взорвался. 

Бывают такие истории, но в других случаях это долгий тернистый путь. «Монако project» готов к этому пути, и я тоже. Нам чуть больше года, мы записали 22 песни. Одна из них крутится на федеральных радиостанциях «Дача» и «Love радио». Ещё несколько песен — на региональных радиостанциях.

ЕД: В том числе в Екатеринбурге? 

ДУ: В Екатеринбурге нет. Пока мы здесь почему-то неформат. Мы есть в Новосибирске, в Иркутске, в Одессе, и вообще на Украине много где наши песни звучат. Но больше всего мы продвигаем наши песни в социальной сети «ВКонтакте». Очень удобный портал. Там 13 тысяч слушателей к нам и пришли, причём это не те люди, которых мы заставляли слушать нашу музыку, а те, кто случайно что-то где-то услышал и добавил себе на страничку. «ВКонтакте» позволяет отслеживать, кто добавляет себе твои песни. Мы постепенно собирали наших слушателей в команду, и эти 13 тысяч человек сейчас позволяют нам тестировать наши песни. 

ЕД: Ага, вы сегментировали рынок, нашли фокус-группу, что дальше?

ДУ: Теперь мы определяем рейтинг песен. Одна песня «Появился и пропал», реально выбилась в лидеры. Она всегда набирает больше 60% голосов. Если её убрать из исследования, то все остальные песни наберут примерно одинаково, а эта песня нравится просто всем. 

Следующий шаг — будем снимать на неё клип у известного режиссёра, вложимся. Клип будет форматным для телевизора. Надеемся, что он попадёт на RU TV Music Box и на МузТВ, на «Русское радио». Может быть, ещё какая-то песня родится. В общем, у нас цель — получить «Золотой граммофон».

ЕД: Но в вас же всё равно живёт бизнесмен. Музыкальный проект «Монако project» может быть прибыльным ? 

ДУ: Он будет прибыльным. На сегодняшний день мы вышли в ноль. У нас от шести до восьми концертов в месяц. Мы благодаря нашим слушателям «ВКонтакте» смотрим, в каком городе нас слушают больше ста человек, и едем туда. Наш менеджер договаривается с клубами, мы говорим, что к нам точно придут сто человек, приедут с собой друзей, плюс будут завсегдатаи этого клуба. Клубы пока не готовы платить нам фиксированный гонорар, но мы идём на риск, сами покупаем себе билеты, как это было в случае с Екатеринбургом, приезжаем и собираем клубы. У нас до марта все выходные расписаны, каждую пятницу-субботу мы в каком-то городе. Это позволяет нам выйти в ноль. 

Артист, который находится в категории В или С, зарабатывает не больше, чем владелец ресторана KFC, который у вас тут напротив. Но когда ты попадаешь в категорию А, ты можешь позволить себе выбирать и площадки, и гонорар.

ЕД: То есть это может быть крупным бизнесом?

ДУ: Нет, это всё равно не крупный бизнес. Я могу сказать про ребят из «Чай вдвоём»: Денис и Стас всегда пытались заниматься чем-то ещё, кроме шоу-бизнеса. Стас открывал сеть пышечных, Денис со своей супругой делал линию одежды для собак. У нас есть друзья в Таллинне, которые занимаются написанием песен — именитые авторы, пишут для Киркорова, для Баскова, их песни получили несколько «Золотых граммофонов». Но они тоже пытаются заработать где-то ещё. Когда музыкант занимается одним проектом, этого хватает только на хорошую безбедную жизнь.

ЕД: Я поняла: несмотря на то, что вы теперь артист, бизнесмен в вас не умер.

ДУ: Нет, не умер. Хорошо, что после школы я не поехал в Москву, а поступил в СИНХ и прошёл этот путь. Сейчас он мне помогает. 

Если интересны цифры, я назову гонорары артистов. Начинающий артист класса B за концерт получает 5000 долларов. Артист класса В, но уже не начинающий, получает 10 000 долларов или евро, кто какую валюту использует для расчётов. А артисты класса А имеют гонорар от 30 000 евро и выше.

ЕД: Я хочу пожать вам руку и пожелать удачи, потому что мне очень хочется, чтобы мечты людей исполнялись. 

ДУ: Это очень важно. Я хочу пожелать зрителям канала «Малина»: не бойтесь мечтать, не бойтесь того, о чём вы мечтаете. Идите к своей мечте, и она у вас обязательно сбудется.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^