Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Максим Зверков, президент ГК FORMIKA: «Сейчас ИННОПРОМ лучше нас даже Deutsche Messe не сделает»

×
Разговор на Малине 5 февраля 2014 в 21:54
Проблемы с видео?
В материале:

Зверков Максим

Как за пять лет московская компания FORMIKA получила такой опыт, которого сегодня нет ни у кого в России.

Всё об ИННОПРОМе-2013: гости студии Malina.am в сердце ЭКСПО-центра и ключевые события выставки

Максим Зверков: «Счастье — это первые три минуты после запуска проекта»


Екатерина Дегай: Максим, привет.

Максим Зверков: Привет, Екатерина.

ЕД: Неделю назад вы официально стали организаторами ИННОПРОМа, причём  получили его на три года. Это расширяет горизонты планирования и возможности. Что теперь вы сможете сделать?

МЗ: Я хочу уточнить, мы во время прошлого ИННОПРОМа начали работу по подготовке следующего. Это были наше личное решение, наши собственные риски, хотя конкурс ещё не прошёл. Мы понимаем, что невозможно организовать хорошее мероприятие, невозможно добиться роста показателей и числа участников, невозможно добиться серьёзного внимания к нему, если делать его даже за полгода.

А по поводу трёх лет — это важнейшее решение. Без него делать серьёзные мероприятия, выходить за рамки Екатеринбурга просто невозможно. Тем более если Денис Мантуров, министр промышленности, официально возглавил оргкомитет ИННОПРОМа, и выставка выходит на другой уровень. Мы должны сделать главную российскую площадку, причём не с претензией собрать здесь всю Россию, а с претензией, чтобы Россия могла заявлять здесь свою промышленную политику. 

ЕД: Вы уже не в первый раз говорите, что это главная промышленная выставка страны. 

МЗ: Да, не в первый раз, но в этом году это выходит на следующий уровень, скажем так. Министерство промышленности, которое раньше просто поддерживало нас, теперь нас возглавляет. 

Основная часть министерства будет здесь, замы Мантурова, сам Мантуров, будет много мероприятий совместно с минпромом. Например, будет обсуждение закона о промышленной политике, ряд круглых столов по автоматизации в машиностроении, по станкостроению, по композитам. Это приоритетные направления минпрома, которые оно хочет развивать. 

Мы хотели бы наладить диалог нашего и иностранного бизнеса с нашим министерством, регулирующим органом, для того, чтобы это мероприятие стало более эффективным. 

ЕД: То, что министр промышленности участвует в этом проекте, концептуально его меняет. Теперь будет проще организовывать ИННОПРОМ?

МЗ: Безусловно. С одной стороны, проще, потому что будет больше внимания. Мы традиционно приглашаем премьер-министра, но теперь начнём приглашать его заранее и надеемся получить его добро на участие в ИННОПРОМе раньше. Остаётся чётче, правильнее сформировать повестку. 

С другой стороны, это накладывает на нас дополнительную ответственность.  Пока могу анонсировать большую конференцию, которая будет в марте в Москве — федеральный старт ИННОПРОМа, где будет озвучено несколько очень больших инициатив, которые будут внутри выставки.

ЕД: Тему выставки вы уже обозначили, это будет робототехника. Почему роботы?

МЗ: Сама тема выставки — «Интеллектуальная промышленность». Мы следим за тенденциями в мире, разговариваем с бизнес-сообществом, и все понимают, что промышленность будет всё больше и больше становиться интеллектуальной, что идёт пересечение физических станков с виртуальным миром. Для того, чтобы быть конкурентоспособным, нужно производить продукцию следующего поколения, связанную с роботами, с компьютерами, более быструю, точную, таргетированную на потребителя. Поэтому тема нашей выставки — «Интеллектуальная промышленность». Одна из главнейших тем внутри неё — робототехника, первый её уровень, позволяющий автоматизировать производство.

ЕД: Ты уже можешь назвать имена некоторых участников и анонсировать темы круглых столов?

МЗ: Да, могу анонсировать часть круглых столов. По спикерам мы пока карты не раскрываем, потому что процесс договорённости ещё идёт. 

Традиционно у нас есть сильный партнёр в лице Российского и Свердловского областного союзов промышленников и предпринимателей. Они будут делать конференцию по техническим стандартам. Это уже не российская повестка, а повестка Таможенного союза. 

У нас будет очень большая конференция с «Ведомостями». Замминистра Рахманов уже подтвердил участие в ней, и с его стороны будут производители автомобилей, вагонов — машиностроения. Конференция будет называться «Автоматизация в машиностроении». Это большой, очень серьёзный проект, в котором мы шли от бизнеса. У нас был большой тур по Азии, мы общались с крупнейшими мировыми лидерами — производителями робототехники, это KUKA, Camaro, FANUC, и все они сказали: мы к вам приедем, если у вас будут автопроизводители. Для робототехники это сейчас основной рынок. 

Как мы много раз говорили, мы слушаем, что нужно бизнесу. 

ЕД: Сегодня у вас будет встреча с разными людьми, на которой можно будет предложить тему или спикера, что-то придумать. Зачем вы проводите такую встречу?

МЗ: Мы очень открытые, публичные, прозрачные, мы рады любой инициативе, которая в нашей теме, которая позволяет улучшить нашу работу и добиться цели. Наша цель — привлечение качественной аудитории, увеличение профессиональных контактов на выставке. Любая инициатива, которая это может сделать, будет нами поддержана. Другое дело, что мнений и предложений мало, и почему-то никто не горит желанием выдвигать свои инициативы.  

Сегодня мы пытаемся в очередной раз собрать большую стратегическую сессию, чтобы подумать, что и как делать дальше, и говорить не только об этом годе, но и о следующих годах, о темах, движениях, тенденциях. Через несколько недель мы вместе с СОСПП проведём опрос бизнеса, именно промышленников, чтобы узнать, что им нужно, какую выставку они хотят, в какую сторону двигаться. И у нас будет встреча с крупным бизнесом и разговор о том, что ему нужно. 

ЕД: В этом тендере на право проведения ИННОПРОМа участвовали две компании, и обе так или иначе имели отношение к группе компаний FROMIKA. Почему не было других участников? Нет других компаний, которые могут это потянуть?

МЗ: Очень жёсткие условия конкурса. Надо дать деньги в залог, заявку, очень много что нужно выполнить, нужно иметь базу, чтобы это делать. 

На самом деле невозможно каждый год разным компаниям проводить ИННОПРОМ. Это будет совершенно другое мероприятие, никакого роста, никакой преемственности. Если бы компания делала плохо, было бы логично её поменять. Но если она каждый раз повышает этот уровень — а это общепризнанно… Придёт, допустим, Deutsche Messe в этот конкурс — и они не сделают. У них есть выставка в России, и я знаю, что она идёт достаточно тяжело. 

Это сложно — наработать базу, контакты, связи, сложить это всё. Это очень многогранный процесс. Очень большое количество респондентов, с которыми мы общаемся, которых мы должны объединить в очень узком месте в очень узкое время. 

ЕД: Стоимость контракта 300 миллионов, это на три года, то есть по 100 миллионов в год.

МЗ: Как и было все года. 

ЕД: Плюс вам ещё надо привлечь деньги.

МЗ: Естественно, да. Итоговый бюджет ИННОПРОМа около 230-250 миллионов, и всё остальное мы должны собрать в виде спонсорских денег и продаж, которые, по сути дела, добрая воля участников. Почему мы очень сильно зависимы от того, чтобы компаниям хотелось участвовать в выставке из года в год. 

ЕД: Для Екатеринбурга FORMIKA — это компания одного мероприятия. Всем кажется, что вы делаете ИННОПРОМ и круто живёте. Об остальной вашей деятельности мало кто задумывается. Я знаю, что у вас есть большой проект в Минводах и это не просто выставка, а целый выставочный комплекс, который вы получили в управление.

МЗ: Да, комплекс в Минводах, сейчас заканчивается его строительство. Он меньше, чем в Екатеринбурге, 10 000 квадратных метров выставочных площадей, 34 000 квадратных метров здание. Мы выиграли конкурс на управление, контракт подписан на пять лет. Мы будем развивать этот выставочный комплекс и должны вывести его на окупаемость. 

Это совсем другая задача, это то, что мы предлагали Екатеринбургу, когда строился «Екатеринбург-ЭКСПО». У нас тогда не было опыта, но было понимание, как это сделать. Мы были готовы взять на себя ответственность и вывести екатеринбургский комплекс в операционный плюс, чтобы он зарабатывал деньги. 

А по Минводам контракт подписан. У нас в апреле первое мероприятие высокого уровня, выставка туристической инфраструктуры. Оно стартовое, как здесь ИННОПРОМ предполагался стартовым мероприятием для «Екатеринбург-ЭКСПО». Кроме этого, на 2014 год уже запланировано ещё около пяти мероприятий выставочного типа.

ЕД: Есть ли у тебя какое-то видение, как можно развивать «Екатеринбург-ЭКСПО»? Как бы ты его использовал? И можешь ли ты оценить, что происходит с ним сейчас? Там проходят небольшие выставки, ещё «ГлавЁлка», а на прошлой неделе там был большой музыкальный проект диджея Армина ван Бюрена.

МЗ: Это масштабное мероприятие ван Бюрена принесло не очень большие деньги в казну «Екатеринбург-ЭКСПО». Главные деньги выставочный комплекс может зарабатывать только на выставках. Всё остальное — побочная деятельность, которая может составлять 25-30% годового бюджета, не более. 

ЕД: То есть ты бы не делал таких проектов?

МЗ: Почему, делал бы. Но это параллельные мероприятия. Нужно несколько больших выставочных проектов, таких, как ИННОПРОМ, которые  приносят доход, иначе комплекс будет просто нерентабелен. 

На данный момент я сомневаюсь, что этот выставочный комплекс операционно рентабелен. Есть много проблем и много затрат на содержание этого объекта. Мне кажется, если правильно подойти, то есть несколько тем, которые можно развить — серьёзно, на федеральном уровне. И область к этому готова: у вас есть очень много производства, вы занимаете своё место в экономике страны, у вас есть хорошая инфраструктура. Если к этому правильно подойти, то в течение трёх-четырёх лет «Екатеринбург-ЭКСПО»  может стать прибыльным, и больших мероприятий там будет в несколько раз больше.

ЕД: Но кажется, что даже один ИННОПРОМ для Екатеринбурга — это ещё надо потянуть, а ты говоришь, давайте сделаем четыре ИННОПРОМа. 

МЗ: А что значит «Екатеринбургу потянуть»? 

ЕД: Как минимум сто миллионов в год надо выделить из бюджета, и это не покрывает все затраты. 

МЗ: Это да. Я не говорю: пустите меня управлять комплексом, дайте мне ещё несколько сотен миллионов из бюджета, и я, такой молодец, всё сделаю. Я говорю о том, что понимаю, как это раскрутить. 

Мероприятия прибыльны, когда раскручены. Компания Deutsche Messe, владелец ганноверского комплекса, живёт в основном на универсальной промышленной выставке Gannover Messe. Она за счёт этой выставки закрывает почти все свои годовые затраты. Вопрос в том, как сделать так правильно, чтобы мероприятие приносило деньги. В этом вся сложность. При всём моём уважении, остальные выставочные проекты тянут максимум на региональные: тысяча, две тысячи метров выставочной площади — это не очень много. Соответственно, развивать такие проекты достаточно тяжело. 

Можно привести в пример «Кольцово»: грамотный менеджмент привёл к тому, что аэропорт только растёт, пассажиропоток растёт, и все начинают летать через Екатеринбург. А если добавить к этому выставочный центр, который расположен в хорошем месте и изначально правильно спроектирован, перспективы использования очень высокие. Многие говорят о постиндустриальной экономике — вот это объект правильного использования. 

Я постоянно привожу в пример Германию: 200-300 километров от каждого города, и стоит в два раза больше выставочный комплекс, и он муниципальный. А немцы умеют считать деньги. Это очень выгодно для экономики региона, для малого и среднего бизнеса, потому что выставочный комплекс создаёт очень много рабочих мест и возможностей. 

ЕД: Если бы тебе предложили в управление «Екатеринбург-ЭКСПО», ты бы взялся?

МЗ: Да, конечно, мне очень интересна эта тема. Мы ведём очень лёгкие переговоры с правительством о том, чтобы этот вопрос был решён. Я взялся, и я понимаю, как его развить.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зверков Максим

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^